ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


Здравствуйте, Николай Иванович!


Хочу сообщить Вам результаты по некоторым важным делам.

1. Об анонимке. О Боровском все материалы мною были найдены и переданы, согласно Ваших указаний, Молчанову. Боровский оказался большим авантюристом и никакого отношения к к.-р. ор­ганизации, указанной в анонимке не имеет несмотря на то, что автор анонимки его знает.

В результате принятых мер товарищами от соседей, автор документа за подписью Г. установлен. Автор этого документа – Шипихин Василий Иванович, 1904 года рождения, член ВКП(б) с 1922 года, работает юристом-экспертом в Союзметизимпорте. До 1930 года Шипихин работал в приемной у Михаила Ивановича секретарем. У Шипихина обнаружено большое количество документов – записок на отдельных клочках бумаги контрреволюционного, фа­шистского и террористического характера, большое количество оружия и патронов, ротатор с полным комплектом принадлежностей к нему – несколько килограммов ротаторной краски и несколько сот восковок, и валик.

Несомненно, что Шипихин является злейшим и серьезнейшим нашим врагом и, если не руководителем, то активнейшим участни­ком террористической к.-р. организации.

На допросе 16 октября на заданные Шипихину вопросы в отношении участия ряда лиц, указанных им в анонимке, в контрреволюционной организации он отвечал, что "указание в анонимке на существование контрреволюционной террористической организации является вымыслом, но правдой является то, что в аппарате ЦИК находятся чуждые элементы". (Приводит целый ряд фамилий, фигурировавших в анонимке). А относительно приведенных им фактов в отношении этих лиц он заявил, что "это я писал для "правдоподобности"".

На вопрос – "откуда вам известно, что меры, принятые в отношении Е., начинают возмущать даже работников ЦК", Шипихин ответил – "это является вымыслом, ибо мне об этом ничего не известно".

Фразу, употребленную им в анонимке – "может случится так, что зверь найдет могилу в своей же берлоге – в аппарате ЦК", он объяснил тем, что употребил это как литературный образ, ничего конкретного под этим не подразумевая.

В отношении упоминания в анонимке фамилии Броуна, он за­явил, что, работая в 1930 году в аппарате ЦК ответственным секретарем журнала "Спутник агитатора", он знал, что в аппара­те работает Броун, с которым он лично не был знаком. О Броуне он якобы слышал от Короткина [1], которого знал как работника ЦИКа, и ходил ли Короткин к Броуну, ему не известно. Эту фразу о Броуне он употребил, по его словам, для того, чтобы создать "эффект правдивости". Он отрицает также, что Броун был у него на даче и беседовал с ним.

Свое анонимное письмо Шипихин объясняет желанием "совер­шить благо для революции и партии". Анонимка, по его словам, имела целью сигнализировать о возможных контрреволюционных организациях и отдельных контрреволюционно настроенных лицах, которые вызывали у него подозрение.

На вопрос – "почему же он не пошел прямым путем и почему не послал письма за личной подписью, он ответил, что считал, что форма его документа вызовет более сильную реакцию со сто­роны соответствующих государственных органов и даст больший эффект по выявлению лиц, указанных в анонимке. 

На вопрос – "почему он отрицает свое активное участив в контрреволюционной организации и дает неправдивые показания в то время, как у него обнаружены материалы, изобличающие его в контрреволюционной деятельности", он ответил, что просит прекратить сейчас допрос, так как очень устал и дополнитель­ные показания даст после.

Впечатление о Шипихине пока складывается такое, что он, несомненно, является злейшим врагом нашей партии, а его аноним­ка преследовала цель направить внимание соответствующих госу­дарственных органов по ложному пути и отвлечь внимание от действительной контрреволюционной террористической организации, активнейшим участником (если не руководителем) которой он несомненно является.

За сегодняшний день он еще своих соучастников не назвал.

2. О музее Ленина. Заместителем Рабичева утвержден т. Рубинштейн. Кроме того, решением ЦК Рабичеву дали семь ответственных работников – Танхилевича (Сельхозотдел ЦК), Стешову (ОРПО)» Дуцмана (Отдел печати ЦК), Аданьяна (руководитель кафедры философии), Трайнина (институт Советского строительства), Алымова (журнал ЦИКа), Ращенко (Зав<едующий> отделом МК ВЛКСМ). Кроме этого, Л.М. дал согласие на привлечение в Музей Ленина т. Керженцева.

Выставка опечатана и охраняется.

Проект музея разрабатывает архитектор Чериковер, начальником строительства назначен Иванов. План музея готов, 19 октября вносится на утверждение ПБ. Сегодня решением ПБ Вейцеру предложено освободить здание МСПО к 23.X. Аппарат начи­нает формироваться.

3. О школах взрослых. Комиссией т. Щербакова разработан проект постановления ЦК о школах взрослых и вчера передан Андрею Андреевичу. Копию проекта прилагаю.

4. О Брезановском состоялось решение. Лычев сегодня на­чал принимать у него дела. Брезановского предполагают послать на работу к Микояну.

5. Журнал "Партстроительство" уже отпечатан. Один экзем­пляр Вам посылаю. Тандит свою подпись снял.

6. 14.X состоялось заседание ОБ, на котором присутство­вали Андрей Андреевич, Андрей Александрович и Лазарь Моисее­вич. Из 17 вопросов, намеченных в повестке, слушали 8. Утвер­дили проект о Чарнянской организации и о проверке партдоку­ментов по Курской области. Проверку по Курской области отме­нили несмотря на то, что Иванов пришел на ОБ с признанием всех ошибок. Решили укрепить работниками и командировать для помощи в проведении проверки бригаду в составе т.т. Гричманова, Землячки и др<угих>. 

По вопросу о политико-просветительной работе в деревне было очень интересное выступление Л.М. Вопрос был поставлен на принципиальную высоту. Создана комиссии для выработки проекта я внесения этого вопроса в ПБ.

По остальным вопросам созданы комиссии.

7. О деньгах. Вчера Ходоровский перевел Вам 500 на Вену остальные на Париж [2].

8. Почта и письма идут тем же потоком. Важные материалы я докладываю лично т. Шкирятову, вопросы кадров направляю для разрешения в секретариат Андреева, все остальное распределяю по соответствующим отделам ЦК и отсылаю в КПК.

9. Дома у Вас все в порядке.


Шлю Вам лучшие пожелания, поправляйтесь.

Привет Евгении Соломоновне.


до 8.XI.35 г.



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 52, Л. 87-91.


[1] В анонимке и в протоколе допроса Шипихина В.И. от 21 октября 1935 г. от фигурирует Короткий Николай Иванович. А в Секретариате ЦИКа работал Короткин Б.И. консультантом по специальным вопросам.

[2] 19 сентября 1935 г. по решению Политбюро ЦК Н.И. Ежову был предоставлен двухмесячный отпуск для лечения за границей.

Comments