ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


В ПОЛИТБЮРО ЦК ВКП(б).


В связи с поручением ЦК о нашем участии в приемке и сдаче дел с т.т. Енукидзе и Акуловым, мы произвели провер­ку по существу отчетности по секретным расходам ЦИКа Союза за 1934 и 1935 г.г., поскольку представленный т.т. Енукид­зе и Акуловым акт отразил лишь формальное состояние этой отчетности.

Хотя проверка прочих частей приемно-сдаточного акта нами еще проводится, все же мы считаем необходимым в поряд­ке предварительном сообщить результаты проверки по секрет­ным расходам.

В 1934 году на расходы особого назначения по ЦИКу Сою­за было ассигновано 3.205 тыс. рублей. Фактически за этот год израсходовано 4.882.798 рублей 13 копеек, т.е. с перерасходом против сметы на 1.680 тыс. рублей (округленно).

На 1935 год по этому фонду ассигновано 4.695 тыс. руб., из них по 7-е марта израсходовано 616.820 рублей.

Помимо имевшего место в 1934 году перерасхода против сметы заслушивает внимания установившийся порядок расходо­вания секретного фонда. Этот фонд создан для покрытия различ­ного рода секретных расходов правительства, однако значитель­ные суммы из этого фонда расходовались на цели ничего общего с этим не имеющие. Так, например, в 1934 году этот фонд пре­дусматривал секретные расходы культурно-просветительного порядка в 80 тыс. рублей. Фактически израсходовано 262 тыс., из которых свыше 70 тыс. рублей падает на рваческие расходы месткома, сотрудников ЦИК по устройству ими вечеров и экскурсий. Из этого же фонда в 1934 году было израсходовано 421 тыс. руб. (округленно) под видом расходов на улучшение быта, на сотрудников аппарата ЦИК по доплате за различного рода обе­денные карточки, получаемые этими сотрудниками, что также никакого отношения к секретному фонду не имеет. Культурно-просветительные расходы, а также расходы по улучшению быта сотрудников должны были проходить по общей смете аппарате ЦИК в размерах, установленных бюджетом для всех ведомств, и выдача из секретного фонда правительства средств на эти це­ли является явно незаконной и потворством рваческим действиям месткома.

В этом же фонде за 1931 год была предусмотрена сумма в 300 тыс. рублей на выдачу различного рода пособий. Из этой же суммы выдавались различным работникам пенсии на основе правительственных постановлений, что составляет свыше 200 тыс. рублей. Этот расход также никакого отношения к секретному фонду не имеет и должен был проводиться в порядке специаль­ной и официальной сметы. Фонд на пособия в 300 тыс. рублей был также превышен на 250 рублей, причем помимо пенсий примерно 100.000 рублей израсходовано на пособия сотрудникам аппарата ЦИК, что также никакого отношения не имеет к секретному фонду правительства.

Пособия сотрудникам ЦИК выдавались крайне широко и щедро по сравнению <с> аналогичными расходами в любом другом ведомстве. Остальная сумма расходов на пособия – примерно 200-250 тыс. рублей – оказалась использованной частью как пособие ряду ответственных работников, а в своей значительной части пошла на выдачу разного рода неизвестным лицам в по­рядке филантропическом и благотворительном. Так, например, некоему Гелишвили выдано в 1934 году 2.000 рублей, некоей Макаровой – 1.000 рублей, бывшему заведующему оперой ГАБТ – Б.Б. Красину – 4.000 рублей, некоей Старосельской [1] – 500 рублей, какому-то Сергеенко [2] – 500 рублей, Батову – 500 рублей, артисту ГАБТ Сидорову 1.000 рублей, работнику МХАТ Леонтье­ву – 1.000 рублей, 14 работникам балета ГАБТ – 3.150 руб­лей, делегации грузинских писателей 20.000 рублей, некоей Поповой – 400 рублей, какой-то Кондратьевой [3] – 500 рублей и т.д. Исидору Рамишвили [4], переведенному в Ташкент (как видно, ссыльный) – 1.500 рублей, некоему Цаплину Виктору – 1.500 рублей, некоей Лицинской – 500 рублей, некоей Степановой выдано 600 рублей на покупку железнодорожного билета до Енисейска для поездки к высланному мужу, некоей Высокиной переве­дено 300 рублей в Туруханский район, село Ярцево, как видно, ссыльной.

Кроме того, огромное количество случаев выдач падает за счет отпуска единовременного пособия различного рода неизвестным лицам по их письменным ходатайствам. В числе сотрудников ЦИКа, получивших пособие, заслуживает взимания выдача пособий ныне арестованным террористам – Розенфельд, которая в 1931 году получила два раза пособие всего на сумму 600 руб­лей, и Миндель, получившая в 1931 году 4 раза пособие все­го на сумму 1.395 рублей.

Отдельные сотрудники аппарата ЦИКа явно злоупотребляли получением пособий. Так, например, за 1931 год инструктор Поликашин (ныне нами уволенный) получал пособие 4 раза, все­го на сумму 1.600 рублей; Зайцев – бывш<ий> секретарь ячейки – получил пособий на сумку 1.175 рублей; Терихов – 1275 рублей, Сотсков – 1.775 рублей.

Совершенно безобразным фактом является выдача в феврале 1935 года уволенным как причастным к контрреволюционной дея­тельности бывшим сотрудникам ЦИКа уже после их увольнения – Элинеру – 1.000 рублей, Котляровскому – 1.000, Понтовичу – 1.500 рублей и Минервиной – 300 рублей.

В силу полного беспорядка, царившего в системе расходо­вания секретного фонда, могли иметь место факты не только явно нецелесообразного и неправильного расходования этого фонда, но и факты оказывания помощи явно чуждым элементам и использования в определенных целях этого правительственного фонда на рваческие расходы месткома и сотрудников аппарата ЦИК.

Эта работа нами еще продолжается и по ее окончании мы внесем практические предложения по упорядочению всего этого дела. Сейчас же в порядке информации считаем необходимым сообщить изложенные выше предварительные результаты проверки.


(Ежов)

(Беленький)



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 105, Л. 11-14.


[1] Валентина Андреевна Старосельская (1876-1950) – вдова революционера В.А. Старосельского.

[2] В тексте ошибочно – "Сергиенко".

[3] Жена Н.Д. Кондратьева, арестованного ОГПУ по делу "Трудовой крестьянской партии".

[4] В тексте ошибочно – "Ромашвили".

Comments