ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


Совершенно секретно. 

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б) –

тов. ЕЖОВУ. 


Направляю Вам следующие протоколы допросов:


1. АЗБЕЛЬ, Давида Семеновича, от 17/III-1935 г.;

2. РОЗЕНФЕЛЬД, Нины Александровны, от 15/III-1935 г.;

3. БУРАГО, Наталии Ивановны, от 17/III-1935 г.;

4. КОРОЛЬКОВА, Михаила Васильевича, от 14/III-1935 г.;

5. СИНЕЛОБОВА, Алексея Ивановича, от 15/III-1935 г.


ЗАМ. НАРОДНОГО КОМИССАРА
ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР:           (АГРАНОВ)


17 марта 1935 г.


№ 55645



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 108, Л. 233.


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

АЗБЕЛЬ Давида Семеновича от 17 марта 1935 года.


АЗБЕЛЬ Д.С., 1911 г<ода> рожд<ения>, урожен<ец> г. Чернигова, до 8 лет воспитывался в семье деда-торговца, с 1925 г. по 1927 г. был чл<еном> ВЛКСМ, исключен за организацию забастовки в школе, в 1929 г. был задержан б<ывшим> ОГПУ.
Тетка ШЛАФШТЕЙН И.Е. в ссылке в Нарымском крае. До ареста работал аспирантом в полиграфическом институте.


Вопрос: Когда и за что вы были исключены из членов ВЛКСМ?

Ответ: Из ВЛКСМ я был исключен в 1927 году за организацию в школе забастовки.

Вопрос: Кто еще был исключен вместе с вами за организацию забастовки?

Ответ: Вместе со мной был исключен ЛЕВЕНСОН Евгений Михайлович, в настоящее время слушатель Академии моторизации и механизации РККА.

Вопрос: Какие взгляды вы в то время разделяли?

Ответ: Я разделял троцкистские взгляды.

Вопрос: А сейчас какие взгляды вы разделяете?

Ответ: Я вплоть до ареста являлся троцкистом.

Вопрос: А ЛЕВЕНСОН?

Ответ: ЛЕВЕНСОН в 1927 году вместе со мной выступал открыто с защитой троцкистских взглядов. Знаю, что он сейчас скрывает свою прошлую связь с троцкизмом от комсомольской организации.

Вопрос: ЛЕВЕНСОН скрывает свою прошлую связь с троцкизмом, так как является троцкистом до сих пор?

Ответ: Я этого не знаю.

Вопрос: Чем же вы можете объяснить явно двурушническое поведение ЛЕВЕНСОНА?

Ответ: Для меня ясно, что он является двурушником, но, связан ли он с троцкистами, я не знаю.

Вопрос: Это неправда. Следствию известно, что ЛЕВЕНСОН разделял троцкистские взгляды и после 1927 года. Вы были связаны с ним личной дружбой до последнего времени и не могли не знать его троцкистских взглядов.

Ответ: Повторяю, что я этого не знаю.

Вопрос: Знаете ли вы НЕХАМКИНА Льва Яковлевича?

Ответ: Да, знаю хорошо и встречался с ним до последнего времени.

Вопрос: Каковы политические взгляды НЕХАМКИНА?

Ответ: Он троцкист, и на этой основе я с ним был связан вплоть до ареста.

Вопрос: Какую практически контрреволюционную троцкистскую работу вы вели?

Ответ: Я считал, что режим репрессий в партии и стране сделал почти невозможным проведение сколько-нибудь серьезной массовой работы.

В результате этого режима всякие недовольные элементы в стране, на которые можно было бы опереться, запуганы. Пробудить эти недовольные элементы к активной борьбе с руководством ВКП(б) можно только путем применения террора. Все зло я видел в СТАЛИНЕ и поэтому считал, что убийством его как наиболее влиятельной решающей фигуры в партии и стране можно будет вызвать замешательство в среде нынешнего руководства партии и поднять на борьбу все недовольные существующим режимом элементы. По моему мнению, в этот момент должны будут возглавить эту борьбу выкристаллизовавшиеся за весь период нелегальной работы, как наиболее стойкие и преданные троцкизму кадры, – небольшая часть троцкистов, находящаяся в тюрьмах и ссылке, сохранившиеся в партии скрытые троцкисты и формально отошедшие от троцкизма, но фактически сохранившие свои взгляды.

Вопрос: Под чьим влиянием вы пришли к выводу о необходимости убийства т. СТАЛИНА?

Ответ: Ненависть к СТАЛИНУ являлась следствием моих троцкистских взглядов и убеждений в том, что устранение СТАЛИНА изменит существующий режим в стране. Мои террористические замыслы формировались и крепли под влиянием ряда обстоятельств. Крайнее озлобление против СТАЛИНА мне приходилось наблюдать не только в среде троцкистов, но и правых, с которыми я одно время общался. Так, в 1930 г. после 16 партсъезда, я был на квартире Александра СЛЕПКОВА, где собрались Андрей СВЕРДЛОВ, Дмитрий ОСИНСКИЙ, Виктор БЕЛОВ, Дмитрий МАРЕЦКИЙ и куда пришел БУХАРИН. Он рассказал присутствовавшим, что только что был на бюро ячейки НТУ ВСНХ, где его заставляли высказать свое отношение к решениям 16 партсъезда. БУХАРИН хвастался тем, что он "обвел дураков вокруг пальца", по существу ничего не сказав им о своем действительном отношении к решениям съезда.

Тогда же БУХАРИН в злобно издевательском тоне говорил о СТАЛИНЕ.  Когда мы (я – АЗБЕЛЬАндрей СВЕРДЛОВ, Дмитрий ОСИНСКИЙ и Виктор БЕЛОВ) вышли из квартиры СЛЕПКОВА и шли по улице Грановского, Андрей Свердлов под прямым впечатлением разговоров БУХАРИНА о СТАЛИНЕ заявил следующее: "Кобу надо кокнуть". Эта мысль Андрея СВЕРДЛОВА встретила общее наше сочувствие. 

В 1933 году я познакомился с женой известного троцкиста СОСНОВСКОГО – Ольгой Даниловной. Мы с ней близко сошлись, так как она являлась троцкисткой.                                                                                                 

В дальнейшем мои террористические намерения в отношении СТАЛИНА усиливались под влиянием О.Д. СОСНОВСКОЙ.

Вопрос: Вы обсуждали с СОСНОВСКОЙ конкретные возможности убийства тов. СТАЛИНА?

Ответ: Да, об этом я с СОСНОВСКОЙ говорил два раза в 1933 году осенью. Оба разговора были на ее квартире.

После того, как О.Д. СОСНОВСКАЯ неоднократно в разговорах со мной давала крайне враждебную оценку положению в партии и стране, сопровождая ее злобными выпадами по адресу СТАЛИНА, я под влиянием этих разговоров прямо поставил перед ней вопрос, что СТАЛИНА надо убить.

К моему предложению она отнеслась сочувственно и заявила, что хорошо бы сделать это не руками троцкистов, так как политически это троцкистам будет невыгодно.

Вопрос: Какую подготовительную работу вы вели для осуществления ваших террористических замыслов?

Ответ: Практической работы по проведению террористического акта я не вел, дело ограничилось одними намерениями.

Вопрос: С кем вы еще обсуждали вопрос об убийстве тов. СТАЛИНА?

Ответ: Зимой 1933 года я зашел к моему старому товарищу НЕХАМКИНУ Л.Я., которого я знал как злобно настроенного троцкиста. Вместе с НЕХАМКИНЫМ мы вышли из его квартиры и пошли на Тверской бульвар. На бульваре НЕХАМКИН повел разговор о роли личности в истории, затем перешел к троцкистской контрреволюционной оценке существующего положения в стране и роли в этом СТАЛИНА, заявив, что убийство СТАЛИНА резко изменит существующее положение. Я эту мысль НЕХАМКИНА поддержал и развил перед ним мои террористические установки, изложенные в начале настоящих показаний. Я подчеркнул, что убийство именно СТАЛИНА расчистит дорогу для Троцкого.

Вопрос: Вы обсуждали с НЕХАМКИНЫМ вопрос об убийстве тов. СТАЛИНА не только в 1933 г., но и позже?

Ответ: Да, подтверждаю, что кроме этого случая у меня с НЕХАМКИНЫМ об убийстве СТАЛИНА было еще два разговора. Последний разговор был в феврале 1935 года, опять на Тверском бульваре, когда НЕХАМКИН снова поставил вопрос об убийстве СТАЛИНА.

Вопрос: Кроме случая в 1930 году, о котором вы показали, были ли у вас с БЕЛОВЫМ Виктором еще разговоры об убийстве т. СТАЛИНА?

Ответ: Да, был еще один разговор в 1933 году, в начале года, у него на квартире. Были мы вдвоем, разговор начался с моего вопроса, как живет Андрей СВЕРДЛОВ, затем перешли на воспоминания, припомнили заявление СВЕРДЛОВА о необходимости убийства СТАЛИНА и вместе с БЕЛОВЫМ констатировали необходимость его проведения.

Вопрос: Еще с кем вы беседовали на эту же тему?

Ответ: Больше ни с кем о необходимости убийства СТАЛИНА я не говорил.

Вопрос: Это неверно. Еще раз предлагаем назвать лиц, с которыми вы обсуждали вопрос об убийстве т. СТАЛИНА.

Ответ: Повторяю, что больше я ни с кем об этом не говорил.

Вопрос: Знаете ли вы Бориса РОЗЕНФЕЛЬДА?

Ответ: Лично с ним незнаком, но от НЕХАМКИНА знаю, что он является его приятелем.

Вопрос: Известно ли вам и от кого, что отец Бориса РОЗЕНФЕЛЬДА является братом Л.Б. КАМЕНЕВА?

Ответ: Впервые об этом слышу.

Вопрос: Что вам говорил НЕХАМКИН о настроениях Бориса РОЗЕНФЕЛЬДА?

Ответ: Об этом НЕХАМКИН мне ничего не говорил.

Вопрос: НЕХАМКИН участвовал с Б. РОЗЕНФЕЛЬДОМ в подготовке убийства т. СТАЛИНА. С вами НЕХАМКИН неоднократно, как вы показали, обсуждал вопрос о необходимости убийства тов. СТАЛИНА. Что вам по этому поводу говорил НЕХАМКИН?

Ответ: Об этом НЕХАМКИН мне ничего не говорил.

Вопрос: Расскажите, что вы говорили О.Д. СОСНОВСКОЙ о НЕХАМКИНЕ в связи с его террористическими настроениями?

Ответ: Говорил ли я вообще что-нибудь СОСНОВСКОЙ о НЕХАМКИНЕ, я не помню.

Вопрос: Вы уклоняетесь от правдивого ответа на поставленный вопрос.

Ответ: О террористических настроениях НЕХАМКИНА я СОСНОВСКОЙ ничего не говорил.

Вопрос: Что вам известно о связях О.Д. СОСНОВСКОЙ?

Ответ: О.Д. СОСНОВСКАЯ рассказывала мне, что она встречается с СЫРЦОВЫМ. Из рассказов О.Д. СОСНОВСКОЙ о ее встречах с СЫРЦОВЫМ для меня было ясно, что СЫРЦОВ остался на своих враждебных партии позициях. О.Д. СОСНОВСКАЯ говорила мне, что СЫРЦОВ не удовлетворен своим положением и что у него вообще "тяжелые настроения". СЫРЦОВ просил Ольгу Даниловну передать СОСНОВСКОМУ его совет подать заявление об отказе от своих взглядов.

При указанных мною настроениях СЫРЦОВА это предложение было явно двурушническим.

Вопрос: Как расценивала О.Д. СОСНОВСКАЯ заявление ее мужа из политизолятора об его отказе от троцкистских взглядов?

Ответ: Оценки заявления СОСНОВСКОГО она не давала, но говорила, что у нее есть какие-то замечания по этому заявлению. Мне из разговоров с О.Д. СОСНОВСКОЙ известно, что она, оставаясь на троцкистских позициях, поехала на свидание к СОСНОВСКОМУ, чтобы уговорить его подать заявление об отказе от троцкистских взглядов.

Вопрос: Передавала ли О.Д. СОСНОВСКАЯ своему мужу о ваших настроениях?

Ответ: По-видимому, передавала, хотя точно я этого не знаю,

Вопрос: А о ваших террористических намерениях?

Ответ: Не знаю.

Вопрос: Встречались ли вы с СОСНОВСКИМ после его возвращения в Москву и какие разговоры вели вы с ним?

Ответ: С СОСНОВСКИМ я встречался. Разговоров на политические темы с СОСНОВСКИМ я не вел.

Вопрос: Вы уклонились от прямого ответа на все поставленные вам вопросы о проводившейся вами и вашими сообщниками практической подготовке убийства тов. СТАЛИНА. Настаиваем на правдивом ответе.

Ответ: Я признаю, что вел пропаганду террора, направленного против СТАЛИНА. Кроме этого, никакой другой практической работы я не вел.


Записано с моих слов верно и мною прочитано.


Давид Семенович АЗБЕЛЬ.


ДОПРОСИЛИ: 


НАЧ. СЕКР. ПОЛИТ. ОТДЕЛА ГУГБ: (Г. МОЛЧАНОВ)

ЗАМ. НАЧ. СЕКР.-ПОЛИТ. ОТДЕЛА ГУГБ: (ЛЮШКОВ)

ДЛЯ ОСОБЫХ ПОРУЧЕНИЙ при НАЧ. СПО ГУГБ: (ГОРБУНОВ)


Верно: УполнУемов



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 108, Л. 234-241.
Опубликовано: Лубянка. Сталин и ВЧК—ГПУ—ОГПУ—НКВД. Архив Сталина. Документы высших органов партийной и государственной власти. Январь 1922—декабрь 1936 /М.: МФД, 2003, стр. 643-646.

Comments