ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО.

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б) –

тов. ЕЖОВУ.


Направляю Вам следующие протоколы допросов: 


1. РОЗЕНФЕЛЬДА, Бориса Николаевича, от 17.IV-35 г.;

2. ЧЕРНЯВСКОГО, Михаила Кондратьевича, от 17.IV-35 г.;

3. МУЗЫКИ, Феодосия Ивановича, от 17.IV-35 г.;

4. БАШКИРОВОЙ-ЭРДМАН, Софии Александровны, от 18.IV-35 г.;

5. Протокол очной ставки между МУХАНОВОЙ, Екатериной Константиновной, и РОЗЕНФЕЛЬДОМ, Борисом Николаевичем, от 19.IV-35 г.


ЗАМ. НАРОДНОГО КОМИССАРА
ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР: Я. Агранов (Я. АГРАНОВ)


20 апреля 1935 г.


55910



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 111, Л. 131.


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

РОЗЕНФЕЛЬДА, Бориса Николаевича, от 17/IV-1935 г.


РОЗЕНФЕЛЬД Б.Н., 1908 г<ода> р<ождения>, б<ес>парт<ийный>, урож<енец> г. Ленинграда, за принадлежность к троцкистской оппозиции в 1927 г. исключен из ВЛКСМ. До ареста работал инженером Теплоэлектроцентрали Мосэнерго.
Отец РОЗЕНФЕЛЬД Н.Б. (брат Л.Б. КАМЕНЕВА), художник, мать РОЗЕНФЕЛЬД Н.А., работавшая библиотекаршей в Правительственной библиотеке, – арестованы СПО ГУГБ за террористическую деятельность.


Вопрос: На допросе 3/IV-с<его> г<ода> вы показали, что ваша террористическая организация в числе прочих способов убийства т. СТАЛИНА намечала его отравление. Расскажите подробно: когда, в какой обстановке и с кем вы обсуждали вопрос об отравлении т. СТАЛИНА? 

Ответ: Как я уже показал 3/IV-с<его> г<ода>, вопрос об отравлении СТАЛИНА обсуждался мною совместно с Екатериной Константиновной МУХАНОВОЙ и моей матерью, Ниной Александровной РОЗЕНФЕЛЬД. Происходило это следующим образом: 

В конце 1933 года я пришел к себе домой с работы. Было это вечером, часов в восемь. У моей матери находилась МУХАНОВА Е.К., которая вместе с матерью сидела на диване. Я начал разговор о положении в стране, причем крайне отрицательно характеризовал существующий в партии и стране режим. Я говорил, что всякая живая общественная мысль подавляется, нельзя сказать слово, нет права критики, отметил, что особенно сильны гонения на бывших оппозиционеров. Я подчеркнул, что виноват во всем этом СТАЛИН. МУХАНОВА спросила меня: "А что, если убрать СТАЛИНА, станет лучше?" – на что я ей ответил: "Конечно, устранение СТАЛИНА изменило бы положение в лучшую сторону". После этого МУХАНОВА спросила меня: "А что, если его, например, отравить?" Я поддержал это и указал, что, поскольку она работает в Кремле, она, устроившись в личную библиотеку СТАЛИНА, сможет осуществить его отравление. После этого я, МУХАНОВА и моя мать, РОЗЕНФЕЛЬД, договорились, что МУХАНОВА и моя мать, Н.А. РОЗЕНФЕЛЬД, поступят на работу в библиотеку СТАЛИНА для осуществления террористического акта. В осуществление этого плана МУХАНОВА и моя мать, Н.А. РОЗЕНФЕЛЬД, пытались поступить в личную библиотеку СТАЛИНА, но им это не удалось.

Вопрос: На том же допросе 3/IV-с<его> г<ода> вы показали, что вопрос об отравляющих веществах для осуществления теракта конкретно не обсуждался. Продолжаете ли Вы это утверждать? 

Ответ: Да, я это утверждаю.

Вопрос: Что вам известно о наличии ядов у членов вашей организации? 

Ответ: Об этом мне ничего не известно.


Записано с моих слов верно, мною прочитано.


Б. РОЗЕНФЕЛЬД.


ДОПРОСИЛ: 


Д/ОС. ПОРУЧ. ПРИ НАЧ. СПО: (ГОРБУНОВ)


Верно: Уполн. 2-го ОТД. СПО ГУГБ: А. Евсти<…> 



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 111, Л. 132-133.

Comments