ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

РОЗЕНФЕЛЬД<А> БОРИСА НИКОЛАЕВИЧА. –

от 2-го марта 1935 года.


РОЗЕНФЕЛЬД Б.Н. – 1908 г<ода> рожд<ения>, урож<енец> гор. Ленинграда, б<ес>п<артийный>, за принадлежность к троцкистской оппозиции в 1927 г. исключен из ВЛКСМ. До ареста работал инженером в Московской теплоэлектроцентрали.
Мать РОЗЕНФЕЛЬД<А> – РОЗЕНФЕЛЬД Н.А., 1886 г<ода> рожд<ения>, б<ес>п<артийная>, дворянка, работавшая в правительственной библиотеке Кремля, и отец – РОЗЕНФЕЛЬД Н.Б. – 1886 г<ода> рожд<ения>, б<ес>п<артийный>, художник (брат Л.Б. КАМЕНЕВА) арестованы СПО ГУГБ за террористическую деятельность.


Вопрос: На допросах от 28 и 29 января с<его> г<ода> Вы показали, что в 1928 г. Вы порвали с троцкизмом. Это не соответствует действительности?

Ответ: Да, я показал неправду. В действительности я с троцкизмом не порвал, и троцкистские взгляды у меня остались вплоть до моего ареста. 

Вопрос: Дело не только в троцкистских взглядах. Вы вплоть до ареста вели троцкистскую контрреволюционную работу.

Ответ: Да, признаю, что до моего ареста – 27 января 1935 г., я вел троцкистскую контрреволюционную работу.

Вопрос: Назовите лиц, проводивших эту контрреволюционную работу вместе с Вами?

Ответ: В своей контрреволюционной деятельности я был связан с СЕДОВЫМ Сергеем Львовичем – сын ТРОЦКОГО, 26 лет, б<ес>п<артийный>, преподаватель Московского энергетического ин<ститу>та, и НЕХАМКИНЫМ Львом Яковлевичем – б<ес>п<артийный>, 23 лет, студент медицинского ин<ститу>та. Оба они троцкисты, и по троцкистской контрреволюционной работе я с ними связан еще с 1927 года.

Вопрос: С кем из троцкистов Вы еще связаны?

Ответ: Больше ни с кем.

Вопрос: В каких отношениях Вы были с БАКАЕВЫМ И.П.?

Ответ: По просьбе моего отца – Н.Б. РОЗЕНФЕЛЬД<А> – И.П. БАКАЕВ меня рекомендовал на работу в "Оргэнерго" в 1922 г.

Вопрос: БАКАЕВ знал, что Вы троцкист? 

Ответ: О моей принадлежности к троцкистам я ему говорил.

Вопрос: А что, без БАКАЕВА Вы не могли получить работы? 

Ответ: Вообще, мог бы, но мне хотелось работать в "Оргэнерго", а БАКАЕВ тогда работал в "Главэнерго".

Вопрос: Вы назвали не всех лиц, известных Вам по своей контрреволюционной деятельности?

Ответ: Я назвал только троцкистов, с которыми я совместно вел контрреволюционную работу. Кроме того, я был связан с бывш<ей> дворянкой – Е.К. МУХАНОВОЙ, работавшей в правительственной библиотеке в Кремле.

Вопрос: Какой характер имела Ваша связь с МУХАНОВОЙ?

Ответ: МУХАНОВА – близкая приятельница моей матери – Н.А. РОЗЕНФЕЛЬД, которая также работала в правительственной библиотеке. МУХАНОВА вплоть до ареста матери часто посещала нашу квартиру и принимала участие в ряде контрреволюционных бесед, происходивших у нас.

Вопрос: Кто принимал участие в этих беседах?

Ответ: Е.К. МУХАНОВА, моя мать – Н.А. РОЗЕНФЕЛЬД, мой отец Н.Б. РОЗЕНФЕЛЬД, Михаил Васильевич КОРОЛЬКОВ – клубный работник, приятель моей матери, и я.

Вопрос: Расскажите о содержании этих бесед?

Ответ: Раньше всего необходимо сказать о составе ее участников: Н.А. РОЗЕНФЕЛЬД, Н.Б. РОЗЕНФЕЛЬД, М.В. КОРОЛЬКОВ и Е.К. МУХАНОВА, – все лица, контрреволюционно настроенные. Их настроения явились следствием сложившейся у них системы взглядов, выражавшихся в отрицательном отношении к советскому строю. Это определяло характер и содержание бесед, происходивших у нас систематически.

Все названные мною лица считали, что проводимая партий и правительством политика расходится с интересами трудящегося населения страны, что эта политика привела население к обнищанию и что в стране в действительности нет и намека на любовь и преданность населения к партии и правительству, о которых пишет советская пресса.

Названная мною группа лиц в своих беседах утверждала, что в стране отсутствует демократия, которая заменена административным зажимом. 

Я, Н.Б. РОЗЕНФЕЛЬД и Н.А. РОЗЕНФЕЛЬД в неоднократных беседах заявляли, что ТРОЦКИЙ, ЗИНОВЬЕВ и КАМЕНЕВ – крупные политические деятели и отстранены от руководства страной СТАЛИНЫМ в результате сведения с ними политических счетов. Мы, и я в частности, считали, что ТРОЦКИЙ, КАМЕНЕВ и ЗИНОВЬЕВ имеют больше данных для руководства партией и страной, чем СТАЛИН. Я лично считал ТРОЦКОГО вождем русской революции, ЗИНОВЬЕВА и КАМЕНЕВА – ближайшими соратниками ЛЕНИНА и его лучшими учениками и ставил их выше СТАЛИНА. Я считал, что не только в стране, но и в партии уничтожена демократия, которая заменена диктатурой Политбюро.

Вопрос: Показаниями арестованных по Вашему делу установлено, что этим не исчерпывались контрреволюционные действия названной Вами группы лиц, в частности, эти лица и Вы в том числе распространяли контрреволюционную клевету в отношении руководства ВКП(б) и советской власти?

Ответ: Да, признаю, что названные мною лица и я лично распространяли инсинуацию, гнусную контрреволюционную клевету в отношении СТАЛИНА, в частности, мы говорили, что АЛЛИЛУЕВА умерла не естественной смертью и что виновником ее смерти является СТАЛИН, что КИРОВ убит не классовым врагом, а на личной почве и что СТАЛИН использовал убийство КИРОВА для расправы над ЗИНОВЬЕВЫМ и КАМЕНЕВЫМ. Извращая в троцкистском духе так называемое завещание ЛЕНИНА, мы повторяли троцкистскую клевету, связанную с именем СТАЛИНА.

Вопрос: Кто являлся первоисточником распространения этой инсинуации и клеветы?

Ответ: От кого слышали клевету Н.Б. и Н.А. РОЗЕНФЕЛЬД<Ы> – я не знаю. Провокацию, связанную с убийством КИРОВА, мне передал ПАЛИХИН Василий Сергеевич – мой товарищ, 26 лет, б<ес>п<артийный>, экономист парка Культуры и Отдыха.

Вопрос: Вы скрываете первоисточник распространения клеветы о руководстве ВКП(б)?

Ответ: Нет, я этого не знаю.

Вопрос: Как широко эта клевета распространялась и какую цель Вы преследовали, распространяя клевету о тов. СТАЛИНЕ?

Ответ: Эта клевета распространялась довольно широко как в Кремле, где работала моя мать и МУХАНОВА, так и вне Кремля мною и Н.Б. РОЗЕНФЕЛЬД<ОМ>. Я передавал эту клевету троцкисту НЕХАМКИНУ, Владимиру Юрьевичу СТЕКЛОВУ [1], 25 лет, члену ВКП(б), работающему в Главэнерго, и Сергею СЕДОВУ. Мой отец, видимо, распространял эту клевету среди своих товарищей художников.

Распространение этой клеветы имело целью вызвать недоверие к СТАЛИНУ и дискредитировать его.

Вопрос: Названные Вами сегодня лица, проводившее совместно с Вами контрреволюционную работу, распространяли нелегальную литературу. Что Вам известно по этому поводу?

Ответ: У меня при обыске изъяли троцкистскую контрреволюционную литературу, с которой я знакомил НЕХАМКИНА. Кроме того, моя мать, используя свое положение по работе в правительственной библиотеке, доставала для меня контрреволюционную заграничную прессу со статьями ТРОЦКОГО. Последний раз это было, насколько помню, в 1934 году.

Вопрос: Этим не исчерпывается распространение этими лицами контрреволюционной литературы?

Ответ: Да, мой отец – Н.Б. РОЗЕНФЕЛЬД систематически изготовлял и распространял контрреволюционные пасквили-рисунки против СТАЛИНА. Они ходили по рукам в Москве. Кому именно он их передавал – затрудняюсь сказать. 

Вопрос: Показаниями арестованных по Вашему делу установлено, что названные Вами лица вели активную подготовку борьбы с советской властью не только методами, о которых Вы показали. Вы скрываете от следствия известные Вам данные о контрреволюционной деятельности этих лиц?

Ответ: Больше мне ничего не известно.

Вопрос: Ваш ответ не соответствует действительности. Вы принимали участие в обсуждении вопросов, связанных с подготовкой активной борьбы против советской власти, о которой Вы следствию не показали?

Ответ: В 1932 г., после высылки ЗИНОВЬЕВА и КАМЕНЕВА в Минусинск [2] за контрреволюционную деятельность, моя мать – Н.А. РОЗЕНФЕЛЬД в моем присутствии в состоянии аффекта заявила, что она готова убить СТАЛИНА. Я ее тогда резко оборвал и просил ее замолчать.

ВОПРОС: Случай, о котором Вы показываете, нам известен из показаний Н.Б. РОЗЕНФЕЛЬД<А>, присутствовавшего при этом. Однако Н.Б. РОЗЕНФЕЛЬД показывает, что Вы разделяли террористические намерения Н.А. РОЗЕНФЕЛЬД.

Ответ: Я это отрицаю. Террористических намерений своей матери я не разделял.

Вопрос: Вы пытаетесь ввести следствие в заблуждение. Ваша причастность к террористической деятельности Н.А. и Н.Б. РОЗЕНФЕЛЬД<ОВ> материалами следствия с несомненностью установлена. 

Ответ: Я это отрицаю.

Вопрос: Допускаете ли Вы, что Н.А. и Н.Б. РОЗЕНФЕЛЬД<Ы> могут Вас оговорить?

Ответ: Очевидно, могут.

Вопрос: Из каких побуждений?

Ответ: Не знаю.

Вопрос: На каком же основании Вы делаете такое предположение?

Ответ: Таких оснований у меня нет.

Вопрос: Показаниями арестованных по Вашему делу установлено, что террористические намерения Н.А. и Н.Б. РОЗЕНФЕЛЬД<ОВ> явились следствием их несогласия с политикой советской власти и партии. Оба они считали, что КАМЕНЕВ и ЗИНОВЬЕВ должны находиться у руководства страной.

Вы сегодня показали, что Вы также считали, что ТРОЦКИЙ, ЗИНОВЬЕВ и КАМЕНЕВ должны находиться у руководства страной и также не разделяли политики советской власти. Таким образом, устанавливается общность политических взглядов Ваших, Н.А. и Н.Б. РОЗЕНФЕЛЬД?

Ответ: Подтверждаю, что я разделял политические взгляды Н.А. и Н.Б. РОЗЕНФЕЛЬД<ОВ>, однако террористических намерений у меня не было.

Вопрос: Вы понимаете сами, как далеко Вы зашли в своей борьбе против советской власти. Вы показали, что Вы являлись троцкистом до дня ареста. Следствие предлагает Вам дать правдивый ответ по вопросу о террористической деятельности Вашей и связанных с Вами лиц, тем более что из Ваших ответов выяснилось, что никаких данных для суждения об оговоре Вас этими лицами – нет. 

Ответ: Террористических намерений у меня не было.

Вопрос: Расскажите, от кого Вы слышали о необходимости убийства тов. СТАЛИНА после случая, о котором Вы показываете, в 1932 г.? 

Ответ: Больше ни от кого.

Вопрос: Н.Б. РОЗЕНФЕЛЬД показывает, что разговоры об убийстве тов. СТАЛИНА продолжались и после 1932 г. до последнего времени. Из его показаний видно, что Н.А. РОЗЕНФЕЛЬД и Вы неоднократно говорили, что тов. СТАЛИНА необходимо уничтожить?

Предъявляем Вас эти показания и требуем правдивого ответа по существу вопроса?

Ответ: Кроме случая в 1932 г., о котором я показывал, я в других разговорах не участвовал.

Вопрос: Что же, Ваш отец врет?

Ответ: Не знаю.

Вопрос: Значит, говорит правду?

Ответ: Нет.

Вопрос: Значит, врет?

Ответ: Да.

Вопрос: Вы пытаетесь ввести следствие в заблуждение, полагая, что нам неизвестна Ваша террористическая деятельность, о которой на следствии не говорилось. Отрицанием своего участия в терроре Вы хотите скрыть известных Вам лиц, совместно с Вами проводивших контрреволюционную борьбу с соввластью. Следствие предупреждает Вас, что о Вашей террористической деятельности мы достаточно осведомлены?

Ответ: Никакой террористической деятельности я не вел.

Вопрос: А кто кроме Н.А. и Н.Б. РОЗЕНФЕЛЬД<ОВ> с Вами говорил о необходимости убийства тов. СТАЛИНА?

Ответ: Н.Б. РОЗЕНФЕЛЬД со мной об этом не говорил. Сейчас вспомнил, когда мать говорила о необходимости убийства СТАЛИНА, была Е.К. МУХАНОВА.

Вопрос: Е.К. МУХАНОВА, арестованная нами, показала, что о необходимости убийства тов. СТАЛИНА разговоры велись до последнего времени, а не только в 1932 г. Все эти разговоры происходили у Вас на квартире. МУХАНОВА, таким образом, подтверждает показания Вашего отца, которые Вы опровергаете?

Ответ: Я больше ничего не знаю.

Вопрос: Чем объяснить, что в вопросе террористической борьбы с советской властью показания Н.А. и Н.Б. РОЗЕНФЕЛЬД<ОВ> и Е.К. МУХАНОВОЙ идентичны и резко противоречат Вашим показаниям по этому вопросу? 

Ответ: Не знаю, чем это объяснить.

Вопрос: Это объясняется только Вашей неискренностью и неправдивыми ответами следствию?

Ответ: Больше показать ничего не могу.


Записано с моих слов верно, мною прочитано –


Б.Н. РОЗЕНФЕЛЬД


Допросили: 


НАЧ. СЕКР.-ПОЛИТ. ОТДЕЛА ГУГБ: (Г. МОЛЧАНОВ)

ЗАМ. НАЧ. СЕКР.-ПОЛИТ. ОТДЕЛА ГУГБ: (ЛЮШКОВ)

НАЧ. 2 ОТД. СПО ГУГБ: (КАГАН)


верно: Уполн. Уемов



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 107, Л. 231-240.


[1] Владимир Юрьевич Стеклов (1910-1982) – сын Ю.М. Стеклова, был арестован 11 февраля 1938 г. и многие годы провел в лагерях. 

[2] На самом деле в конце 1932 г. в Минусинск выслали только Каменева, Зиновьева отправили в ссылку в Кустанай.

Comments