ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПОКАЗАНИЯ

БАРУТ<А> Владимира Адольфовича, от 20 марта 1935 года. [1]


БАРУТ В.А., 1899 г<ода> рождения, ур<оженец> гор. Москвы, русский, гр<аждани>н СССР, б<ес>п<артийный>, с высшим образованием, сын врача, с 1921 по 1925 г. работал в библиотеке Реввоенсовета, откуда ушел к Троцкому в Главконцесском. С 1931 по 1932 г. работал в Правительственной библиотеке, с 1932 г. по 1933 год в Оружейной палате в Кремле. До ареста ст<арший> научн<ый> сотрудник музея Изобразительных искусств. Брат отца БАРУТ А.А. германско-подданный, проживает в Германии. Жена БАРУТ А.А. домашн<яя> хоз<яй>ка. 


ВОПРОС: На допросе от 15 марта Вы отрицали получение Вами от МУХАНОВОЙ поручений, связанных с наблюдением за тов. СТАЛИНЫМ. Следствие вторично требует от Вас правдивого ответа по этому вопросу?

ОТВЕТ: Признаю, что Екатерина МУХАНОВА в бытность мою на работе в правительственной библиотеке действительно расспрашивала меня, не знаю ли я, где живет СТАЛИН. Уже после перехода моего на работу в Оружейную палату МУХАНОВА вновь обращалась ко мне с этим же вопросом и просила разузнать среди сотрудников оружейной палаты, не знают ли они месторасположение квартиры СТАЛИНА.

ВОПРОС: Для какой цели нужны были МУХАНОВОЙ данные о расположении квартиры т. СТАЛИНА?

ОТВЕТ: Она подчеркивала, что ей необходимо иметь эти данные. 

ВОПРОС: На предыдущих допросах Вы признали, что МУХАНОВА проявляла террористические настроения, говорила о необходимости убийства т. СТАЛИНА. Сейчас Вы показываете, что МУХАНОВА настойчиво интересовалась данными о местонахождении квартиры т. СТАЛИНА и поручила Вам выяснить, где живет т. СТАЛИН. Следствие требует от Вас правдивого ответа, в какой связи давала Вам МУХАНОВА поручение выяснить местонахождение квартиры т. СТАЛИНА?

ОТВЕТ: Хотя МУХАНОВА прямо и не говорила, для каких целей нужны ей эти данные, однако смысл ее разговора со мной на эту тему и все ее поведение не оставляли сомнений, что сведения о расположении квартиры СТАЛИНА она собирает в связи с ее активными террористическими намерениями. 

ВОПРОС: Что было проделано Вами в осуществление поручения МУХАНОВОЙ?

ОТВЕТ: Никаких шагов к осуществлению этого поручения я не предпринимал. На допросе от 14/III я уже показал, что, встретив дважды СТАЛИНА в Кремле, я передал МУХАНОВОЙ обстоятельства этих встреч.

ВОПРОС: У кого персонально из сотрудников Оружейной палаты рекомендовала МУХАНОВА выяснить местонахождение квартиры т. СТАЛИНА?

ОТВЕТ: Об этом она мне ничего не говорила.

ВОПРОС: Какие еще разговоры о сотрудниках Оружейной палаты вела с Вами МУХАНОВА?

ОТВЕТ: Она интересовалась личным составом сотрудников Оружейной палаты, расспрашивала, что собой представляют сотрудники, какова общая обстановка в Оружейной палате.

Как-то она просила познакомить ее с заместителем директора Оружейной палаты, профессором КЛЕЙНОМ, о котором я ранее рассказывал ей как о моем бывш<ем> профессоре по археологическому институту.  

ВОПРОС: Состоялось ли это знакомство?

ОТВЕТ: Нет.

ВОПРОС: Кого из сотрудников Оружейной палаты Вы знакомили с работниками правительственной библиотеки?

ОТВЕТ: Я познакомил летом 1933 г. библиотекаршу Оружейной палаты РОМАНОВСКУЮ, Елизавету Дмитриевну, с РОЗЕНФЕЛЬД Н.А. Знакомство это состоялось в столовой ВЦИК.

ВОПРОС: Чем было вызвано это знакомство?

ОТВЕТ: РОМАНОВСКАЯ являлась единственной библиотекаршей в Оружейной палате и просила познакомить ее с кем-либо из сотрудников правительственной библиотеки в целях обмена опытом по работе.

ВОПРОС: Сохраняли ли они связь в дальнейшем?

ОТВЕТ: Об этом мне ничего не известно. 

ВОПРОС: А с МУХАНОВОЙ кого Вы знакомили?

ОТВЕТ: Никого. 

ВОПРОС: Что Вам известно о политических взглядах РОМАНОВСКОЙ?

ОТВЕТ: РОМАНОВСКАЯ активно участвовала в общественной массовой работе, проявляла себя человеком советским. Никаких антисоветских взглядов или суждений она не высказывала.

ВОПРОС: Какие еще разговоры с МУХАНОВОЙ Вы вели по вопросу о квартире т. СТАЛИНА?

ОТВЕТ: В качестве научного сотрудника Оружейной палаты мне изредка приходилось сопровождать экскурсантов для осмотра исторических памятников Кремля. Еще при первом сопровождении экскурсантов зам<еститель> зав<едующего> Оружейной палаты КЛЕЙН предложил мне ограничиться показом Оружейной палаты, бывш<их> Успенского и Архангельского соборов, царь-колокола и царь-пушки. В частности, он запретил мне водить экскурсантов мимо бывш<его> потешного дворца, пояснив, что там ранее помещалась квартира СТАЛИНА.

Об этом я в разговоре сообщил МУХАНОВОЙ.

ВОПРОС: Брала ли МУХАНОВА из правительственной библиотеки какие-либо книги или журналы на дом?

ОТВЕТ: Несколько раз она брала на дом какие-то заграничные (немецкие) журналы по архитектуре, поясняя, что берет она их для какого-то знакомого архитектора.

Насколько мне известно, эти журналы она регистрировала на свое имя в установленном порядке.

ВОПРОС: Брали ли Вы на дом какие-либо иностранные газеты или журналы из правительственной библиотеки?

ОТВЕТ: Да, брал несколько раз газеты "Берлинер Тагеблат", "Франкфуртер Цейтунг" и "Роте-Фане" для того, чтобы закончить дома выборку статей и нанесение их на библиотечные карточки. 

ВОПРОС: Получали ли Вы на это разрешение от администрации библиотеки?

ОТВЕТ: Нет, брал их самовольно.

ВОПРОС: Кому Вы давали знакомиться с этими газетами?

ОТВЕТ: Никому.


Протокол мною прочитан. Записано с моих слов верно.


В. БАРУТ.


ДОПРОСИЛ:


ПОМ. НАЧ. ОО ГУГБ: (ГЕНДИН)


ВЕРНО: Уполн. Уемов



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 109, Л. 112-120.


[1] В тексте ошибочно указан 1934 г.

Comments