ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

БАРУТ<А> Владимира Адольфовича, от 21/III-1935 г.


БАРУТ В.А., 1899 г<ода> рожд<ения>, ур<оженец> гор. Москвы, русский, гр<ажданин> СССР, б<ес>п<артийный>, с высшим образованием, сын врача, с 1921 по 1925 г. работал в библиотеке Реввоенсовета, откуда ушел к Троцкому в Главконцесском. С 1931 по 1932 г. работал в Правительственной библиотеке, с 1932 г. по 1933 год в Оружейной палате в Кремле. До ареста ст<арший> научн<ый> сотрудник музея Изобразительных искусств. Брат отца БАРУТ А.А. германско-подданный, проживает в Германии. Жена БАРУТ А.А. дом<ашняя> хозяйка. 


ВОПРОС: Бывали ли Вы на квартире у РОЗЕНФЕЛЬД Н.А.?

ОТВЕТ: За все время нашего знакомства я бывал на квартире у РОЗЕНФЕЛЬД 3-4 раза.

ВОПРОС: Кого Вы встречали у РОЗЕНФЕЛЬД?

ОТВЕТ: Кроме МУХАНОВОЙ, присутствовавшей всегда у РОЗЕНФЕЛЬД, я встретил там в последний раз, т.е. первых числах ноября 1933 г., быв<шего> ее мужа – РОЗЕНФЕЛЬДА Николая Борисовича, и их сына.  

ВОПРОС: Какие разговоры велись в Вашем присутствии на квартире у РОЗЕНФЕЛЬД?

ОТВЕТ: При первых посещениях разговоры носили общий характер; говорили о литературе, об искусстве.

Отдельно следует выделить последнее посещение мною квартиры РОЗЕНФЕЛЬД. Я только что вернулся из дома отдыха, когда Н.А. РОЗЕНФЕЛЬД позвонила мне домой и пригласила к себе на квартиру. Там я застал МУХАНОВУ, а позднее туда же пришел Ник<олай> Борисович РОЗЕНФЕЛЬД. Мне сообщили, что в стенной газете появилась статья БУРКОВОЙ, изобличавшая меня как троцкиста и указывавшая на засоренность правительственной библиотеки чуждыми дворянскими элементами (РОЗЕНФЕЛЬДМУХАНОВОЙ, БУРАГО).

На этой почве между нами возник вопрос о том, что существующий внутри партии и в стране режим всячески поощряет сведение личных счетов под видом политической борьбы и толкает людей, подобных БУРКОВОЙ, на безответственные, с нашей точки зрения, выступления. 

Н.А. РОЗЕНФЕЛЬД, которая проявляла особую озлобленность и возмущение статьей БУРКОВОЙ, указала, что за существующий политический режим несет полную ответственность СТАЛИН, который сам подает другим пример сведения личных счетов со своими политическими противниками. Она заявила далее, что высылка КАМЕНЕВА и ЗИНОВЬЕВА, проведенная по прямому приказу СТАЛИНА, является лучшим тому подтверждением и что СТАЛИН преследует КАМЕНЕВА и ЗИНОВЬЕВА, опасаясь их как опасных политических конкурентов. 

ВОПРОС: Как реагировали на эти клеветнические контрреволюционные заявления остальные собеседники? 

ОТВЕТ: МУХАНОВА поддерживала эти высказывания РОЗЕНФЕЛЬД Н.А.; я и Ник<олай> Борисович РОЗЕНФЕЛЬД молчаливо соглашались. 

ВОПРОС: Встречались ли вы в дальнейшем с Ник<олаем> Борисовичем РОЗЕНФЕЛЬДОМ?

ОТВЕТ: Виделся с ним один раз при случайных обстоятельствах в музее изобразительных искусств.

ВОПРОС: Следствию известно, что Вы пытались устроить на работу в правительственную библиотеку МИНЕРВИНА В.В. Что можете Вы показать по этому поводу? 

ОТВЕТ: При моем уходе с работы в правительственной библиотеке и переходе в Оружейную палату я действительно имел в виду перевод на работу в правительственную библиотеку МИНЕРВИНА В.В., с которым знаком еще по совместной службе в библиотеке Реввоенсовета.

ВОПРОС: Где работал в этот период МИНЕРВИН?

ОТВЕТ: Он работал в Ленинской библиотеке.

ВОПРОС: Чем же было вызвано Ваше стремление содействовать его переводу в правительственную библиотеку?

ОТВЕТ: Когда выяснилось окончательно, что я перехожу в Оружейную палату, МУХАНОВА и РОЗЕНФЕЛЬД просили меня рекомендовать на мое место человека, как они выразились, "нашего круга", с которым было бы легко работать. Я указал, что МИНЕРВИН является наиболее подходящим кандидатом на замещение вакантной должности. 

ВОПРОС: Поясните, кого Вы называете "человеком Вашего круга"?

ОТВЕТ: В данном случае имелось в виду, чтобы мой заместитель поддерживал бы РОЗЕНФЕЛЬД и МУХАНОВУ

ВОПРОС: Т.е. иначе говоря чтобы он примкнул бы к антисоветской группе МУХАНОВОЙРОЗЕНФЕЛЬД?

ОТВЕТ: Да.

ВОПРОС: Охарактеризуйте МИНЕРВИНА В.В. с политической стороны?

ОТВЕТ: На основе отдельных разговоров с МИНЕРВИНЫМ, когда он поддерживал отдельные антисоветские высказывания с моей стороны, я считал, что он разделяет мои взгляды.

ВОПРОС: Что практически Вами было проделано для устройства МИНЕРВИНА на работу в правительственную библиотеку?

ОТВЕТ: Я с ним говорил по этому поводу, и он выразил желание перейти на работу в правительственную библиотеку. Я указал ему на необходимость получить две партийных рекомендации. Впоследствии МИНЕРВИН отказался от своего намерения и остался в Ленинской библиотеке. 

ВОПРОС: Передавали ли Вы МИНЕРВИНУ содержание Вашего разговора с МУХАНОВОЙ и РОЗЕНФЕЛЬД, касавшегося его (МИНЕРВИНА)?  

ОТВЕТ: Нет.

ВОПРОС: А с СОКОЛОВОЙ – заведующей правительственной библиотеки говорили ли Вы о МИНЕРВИНЕ как о своем заместителе?

ОТВЕТ: Нет, не говорил. 

ВОПРОС: Когда Вы виделись в последний раз с МИНЕРВИНЫМ?

ОТВЕТ: В конце 1934 г., при моем посещении Ленинской библиотеки.

ВОПРОС: Поддерживали ли Вы с ним знакомство домами?

ОТВЕТ: Он был у меня один раз в 1925 г. Лично я у него никогда не бывал. 


Записано с моих слов верно, мною прочитано.


В. БАРУТ.


ПОМ. НАЧ. ОО ГУГБ – ГЕНДИН.


Верно: Уполн. Уемов



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 109, Л. 112-120.

Comments