ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

БУКЛЕЯ, Евгения Яковлевича,

от 7-го апреля 1935 г.


БУКЛЕЙ Е.Я., 1902 г<ода> рожд<ения>, гр<ажданин> СССР, инженер МОГЭСа, секретарь партийного комитета МОГЭСа. Окончил Московское высшее техническое училище и Массачусетский технологический ин<ститу>т в Бостоне. Член ВКП(б) с 1919 г.
Вызван в НКВД и допрошен в качестве свидетеля.


Вопрос: В анкетной части протокола вы показали, что кончили Массачусетский технологический институт в Бостоне.

При каких обстоятельствах вы попали на учебу в Бостон?

Ответ: В 1930 г. решением правительственных органов была командирована группа советских студентов и инженеров в Америку для получения высшего технического образования, что касается инженеров, то – <для> повышения технической квалификации. Я попал в число лиц, получивших командировку в Бостон. Нас было 34 советских студента и инженера.

Вопрос: Назовите фамилии этих студентов?

Ответ: МЕДКОВ, СОЛОВЬЕВ Иван, ПУЧКОВ, БРАГИН, ИВАНОВ Михаил, ПАВЛЕНКО, КАЛИТВЯНСКИЙ, РЫБКИН, КУРГАНОВ и др<угие>. Фамилии остальных я не помню. Нас командировали бывш<ие> ВСНХ и НКПС. По специальности в составе командированных были электрики, механики и транспортники.   

Вопрос: Где именно студенты получали питание?

Ответ: Часть студентов кормилась в пансионе, принадлежащем некоей мисс СТАР. Это ее фамилия по мужу, который умер. Она – выходец из России, приехала в Америку задолго до революции, имела очень большие связи среди старых эмигрантов, покинувших Россию до 1917 года. Называла себя сочувствующей коммунизму.

В пансионе бывало много народу из местного бостонского населения, главным образом, из старой эмиграции. 

Вопрос: Были ли у студентов связи с бостонским населением?

Ответ: Да. Эти связи установились, главным образом, при посредстве мисс СТАР. У нее дома бывали американские коммунисты бостонской организации.

Вопрос: Назовите мне студентов, имевших связь с местным населением?

Ответ: Наиболее тесно связанными были: это ИВАНОВ Михаил(x), когда мы приехали в Бостон, он уже обучался на химическом факультете, уехал он неожиданно из Бостона в 1933 г., с тех пор я его больше не видел; студент ПУЧКОВ – сейчас он работает в транспортном отделе ЦК ВКП(б); БРАГИН – транспортник; СОЛОВЬЕВ – в настоящее время работает в Мосэнерго, КАЛИТВЯНСКИЙ – он был знаком с одним белым эмигрантом, бывш<им> капитаном белой армии.   

Вопрос: Что вам известно об ИВАНОВЕ Михаиле?

Ответ: Я считал, что он выполняет какую-то особую роль, обучаясь в институте, ИВАНОВ постоянно бегал по библиотекам, спрашивая про справочный химический материал, и этим поведением резко отличался среди всех студентов. ИВАНОВ нередко делал намеки на то, что имеет какие-то специальные задания, в силу чего вынужден так себя вести. Он говорил: "Это нужно для кое-кого". Все студенты знали, что он ведет какую-то нелегальную работу, и подозревали, что он является агентом ОГПУ с заданиями по Америке.

ИВАНОВ широко заводил знакомство среди эмигрантов в Бостоне. Мне трудно сейчас назвать всех его знакомых по Бостону среди населения. Среди них я слышал о некоем РЯСКИНЕ и ГАЛФИНЕ. ИВАНОВ бывал у них дома. Один из них является американским коммунистом. РЯСКИН и ГАЛФИН часто бывали у мисс СТАР.

Вопрос: Что вы дополнительно можете показать об ИВАНОВЕ? 

Ответ: Я считал, что ИВАНОВ в целом ряде вопросов соскальзывает на троцкистские оценки. Это было не только мое мнение. Так же считали студент ПАВЛЕНКО и друг<ие>. ПАВЛЕНКО его нередко называл в споре троцкистом. ИВАНОВ утверждал, что кризис капитализма невыгоден для СССР. Из его высказываний вытекало, что СССР заинтересован в процветании капитализма. ИВАНОВ брал под сомнение тезис о том, что колхозники являются опорой партии, повторяя в этом вопросе троцкистские перепевы о том, что вчерашний мелкий собственник, ставший колхозником, не может быть опорой пролетарского государства. ИВАНОВ осуждал огромную работу по перестройке аппарата в связи с новыми задачами, вставшими перед страной, которые проводились партией и правительством в годы нашего пребывания в Америке; в связи с реорганизацией наркоматов он говорил, что это дело ненужное, бесполезное и т.д.   

Вопрос: Что вы можете показать о ПУЧКОВЕ?

Ответ: Как я показал выше, он работает в настоящее время в транспортном отделе ЦК ВКП(б). ПУЧКОВ дружил с братом мисс СТАР – мистером БУНИК ГРОЙСЕР, который также до революции эмигрировал из России. ПУЧКОВ одно время очень сильно пил, и был случай, когда товарищи его увозили на машине в пьяном виде от ГАЛФИН<А>. У этого ГАЛФИН<А> ПУЧКОВ проводил "буквально дни и ночи".

Круг знакомых ПУЧКОВА из местного населения мне не нравился. ПУЧКОВ был в очень хороших отношениях с РЯСКИНЫМ. Мне известно, что ПУЧКОВ сожительствовал с учительницей Бостона, если я не ошибаюсь – ее фамилия РЯСКИНА, по-видимому, она является сестрой или женой упоминаемого выше РЯСКИНА. Я слышал от СОЛОВЬЕВА, что жена ГАЛФИНА в 1934 г. из Бостона приезжала в СССР, и с ней встречался ПУЧКОВ.

Вопрос: Что вы можете показать о БРАГИНЕ? 

Ответ: БРАГИН работает в НКПС, он был постоянным компаньоном ПУЧКОВА, имел такие же близкие связи с РЯСКИНЫМ и ГАЛФИНЫМ, плохо занимался, производил неприятное впечатление своей бездеятельностью. БРАГИН сожительствовал с женой брата мисс СТАР, т.е. женой ГРОЙСЕР.

Вопрос: Что вы можете показать о СОЛОВЬЕВЕ? 

Ответ: Как я показал выше, СОЛОВЬЕВ в настоящее время работает в Мосэнерго. У СОЛОВЬЕВА в период его пребывания в Бостоне я наблюдал целый ряд неверных оценок положения в СССР явно троцкистского характера. По вопросу о зарплате он приходил к утверждению, что в СССР существует эксплуатация рабочего класса. Такого же характера оценки он высказывал по вопросу о положении крестьянства в Союзе. Я думаю, что эти троцкистские заскоки СОЛОВЬЕВ не изжил до настоящего времени до конца.

СОЛОВЬЕВ был тесно связан с некоей СОЛОВЕЙ, старой эмигранткой, проживавшей неподалеку от нас, в Кембридже. Эта СОЛОВЕЙ – украинка. В период нашего пребывания в Америке у нее умер отец, являвшийся выходцем из семьи украинских кулаков. Эта СОЛОВЕЙ имела широкие связи среди белой эмиграции. Таким образом, я допускаю, что у СОЛОВЬЕВА имелись связи и в этой среде. 

Вопрос: Известно ли вам о попытках троцкистов вести работу среди советской студенческой молодежи в Бостоне? 

Ответ: Мне по этому вопросу известно следующее: мы, студенты, на дом многократно получали троцкистскую литературу. Я сейчас не могу вспомнить содержания этой литературы. Литература шла преимущественно из городов Нью-Йорка и Бостона.  

Вопрос: Откуда троцкисты могли знать домашние адреса студентов? 

Ответ: Эти адреса легко было можно установить по справочникам технологического института, в которых периодически опубликовывались общие данные об обучавшихся студентах с указанием их адресов.

Вопрос: Были ли в среде, с которой соприкасались советские студенты, троцкисты? 

Ответ: Да, мы все считали одного профессора – литератора, старого эмигранта, троцкистом. Фамилия этого профессора ЧЕСКИС. За год до нашего приезда он был в СССР, он распространял контрреволюционную клевету на Союз.

С этим профессором близко были связаны упомянутые выше РЯСКИН и ГАЛФИН. У этого профессора бывали наши студенты, в том числе указанный выше ИВАНОВ.

Считая этого профессора троцкистом, мы все же продолжали с ним встречаться. Объясняю это некоторым притуплением остроты нашей бдительности в результате стремления получить наивысшие показатели по учебе. 

Вопрос: Что вам известно о РЯСКИНЕ и ГАЛФИН<Е>?  

Ответ: Я знаю, как я указывал выше, что один из них был в американской компартии, кто именно – я не могу вспомнить. Оба они были близки к профессору-троцкисту ЧЕСКИС<У> и сами явно сочувствовали троцкистам. 

Вопрос: Выше вы показали, что студенты получали на дом троцкистскую литературу. Подозревали ли вы кого-либо в качестве отправителя этой литературы? 

Ответ: Мы подозревали профессора ЧЕСКИС<А> и ГАЛФИН<А>.  

Вопрос: Что вы можете дополнительно показать по делу? 

Ответ: Что касается Бостона, то я выше указал все основные факты.

Сейчас я хочу указать на один момент, непосредственно связанный с нашим пребыванием в Бостоне. В свое время в Бостоне "Амторг" нам рекомендовал некоего мистера СТИВЕНСА, проживавшего в Бостоне, как человека, лояльно относящегося к СССР. Недавно в Москве совершенно случайно я и СОЛОВЬЕВ встретились с мистером СТИВЕНСОМ. По его приглашению мы вместе пошли в здание американского посольства, где мистер СТИВЕНС познакомил нас с секретарем посольства, последний, в свою очередь, представил нас американскому военному атташе ФЕЙМОРВИЛЛ<У>. По окончании беседы ФЕЙМОРВИЛЛ попросил у меня и СОЛОВЬЕВА домашние адреса и номера телефонов. После этого секретарь ФЕЙМОРВИЛЛА многократно звонил как мне, так и СОЛОВЬЕВУ и приглашал от имени военного атташе заехать к нему. Я ни разу не был у военного атташе, а СОЛОВЬЕВ был. От атташе мне звонили за последнее время раза 4. Я и СОЛОВЬЕВ решили с военным атташе не поддерживать знакомства, подозревая, что его интерес к нам не случаен.

Мне известно, что из других студентов, обучавшихся в Бостоне, впоследствии был у атташе студент ПРОЦЕНКО, что атташе звонил почти каждому из бывших бостонских студентов, приглашал к себе. Бывали ли у него другие наши студенты – я не знаю.


Записано с моих слов правильно.


БУКЛЕЙ.


Допросил:


ПОМ. НАЧ. ЭКО ГУГБ НКВД (ДМИТРИЕВ).


Верно: Уп. 2 СПО Уемов



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 110, Л. 241-248.


[x] Наше примечание. Эту фамилию носил арестованный сотрудник Разведупра РККА ЧЕРНЯВСКИЙ М.К., находившийся в этот период с заданиями Разведупра в Бостоне. 

Comments