ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

БУРКОВОЙ Людмилы Емельяновны.

от 20-го марта 1935 года.


БУРКОВА, Л.Е., 1905 г<ода> рожд<ения>, урож<енка> гор. Сарапуль, Уральской области, отец был писарем Земской управы, русская, б<ес>п<артийная>, гр<аждан>ка СССР, библиотекарь правительственной библиотеки.     


ВОПРОС: Когда и по чьей рекомендации Вы поступили на службу в правительственную библиотеку?

ОТВЕТ: В 1927 году, по рекомендации ПРЕЗЕНТА – ответственного секретаря правительственной библиотеки. ПРЕЗЕНТ меня лично не знал, ему я была рекомендована СЕМЕНОВИЧЕМ Николаем Степановичем – членом ВКП(б), так как я дружила с семьей СЕМЕНОВИЧА, они меня знали хорошо.

ВОПРОС: Назовите людей, наиболее близких Вам, с коими Вы поддерживаете связи.

ОТВЕТ: Дружила до ареста с ЕЛЬЧАНИНОВОЙ Верой, членом ВЛКСМ, сотрудницей секретариата президиума ЦИКа, с ХАСКИНОЙ Марией Марковной – чл<еном> ВЛКСМ, работающей техническим редактором ОГИЗа; поддерживала связь с СИНЕЛОБОВОЙ Кл., сотрудницей правительственной библиотеки; по службе была связана с Эльзой ЭМСИН, тоже сотрудницей правительственной библиотеки; несколько раз посетила ее квартиру. Из мужчин встречалась в 1934 г. с ПЕЦЮКОВИЧЕМ Петром Иосифовичем, консультантом комиссии частных амнистий в ЦИКе Союза, с ним сожительствовала. В 1934 году дважды посетила квартиру ЕГОРОВОЙ Александры, жены начальника школы ВЦИКа.

ВОПРОС: Из мужчин Вы больше ни с кем не были связаны?

ОТВЕТ: Нет, ни с кем.

ВОПРОС: Расскажите о лицах, социально чуждых, засоряющих аппарат правительственной библиотеки, и об их к.-р. деятельности. 

ОТВЕТ: В аппарате правительственной библиотеки мне известны следующие социально-чуждые, антисоветски настроенные лица, часть из коих в последний год-два была изгнана:

1. МУХАНОВА Екатерина Константиновна (снята с работы в 1934 году) – библиотекарь, потомственная дворянка. Ее родственники были камергерами при дворе императора. Известный государственный сановник ДУРНОВО – являлся ей близким родственником. МУХАНОВА была принята на службу ПРЕЗЕНТОМ. Всегда группировалась с РОЗЕНФЕЛЬД Ниной Александровной и БАРУТОМ.

2. РОЗЕНФЕЛЬД Нина Александровна, библиотекарь, урожденная княжна БЕБУТОВА, родственница Л.Б. КАМЕНЕВА.

3. РАЕВСКАЯ Ел. Юр. – библиотекарь, урожденная княжна УРУСОВА. Она поступила в библиотеку по рекомендации АКОПОВА, теперь умершего б<ывшего> председателя месткома ЦИКа.

4. ПЕЛИПЕЙКО [i] Любовь Константиновна (уволена из библиотеки в 1934 году), по словам сотрудницы СНК СССР ГУДЦАЙ, ПЕЛИПЕЙКО – дворянского происхождения. Она была связана с персидским посольством.

5. БУРАГО Наталья Ивановна – библиотекарь, по происхождению дворянка. Она говорила сотруднице финотдела ЦИК СССР ЕФАНОВОЙ, что ее отец из княжеского рода.

6. ДАВЫДОВА Зинаида Ивановна – библиотекарь – сестра ИГНАТЬЕВА, бывшего министра в правительстве эсеров.

7. БАРУТ – работал в библиотеке в иностранном отделе, а затем перешел в Оружейную палату Кремля. БАРУТ – троцкист. Он группировался с МУХАНОВОЙ и РОЗЕНФЕЛЬД. БАРУТ говорил: "Дурак мой отец, принявший в империалистическую войну русское подданство. Будь я иноподданным – с успехом бы уехал из СССР, а теперь я намерен перебираться через границу хотя бы нелегально". Это я узнала из слов б<ывшей> сотрудницы библиотеки ЖУРАВЛЕВОЙ.

О засоренности библиотеки в 1933 году я написала статью в стенгазету. Статью не поместили. Она была использована в газете, но в искаженном виде. Основное было выпущено. Впоследствии я узнала, что статья не была пропущена по распоряжению ЕНУКИДЗЕ. 

ВОПРОС: Чем Вы объясняете то, что Ваша статья не была напечатана?

ОТВЕТ: Мне кажется, что ЕНУКИДЗЕ был против разоблачения аппарата правительственной библиотеки. Всех дворянок, работающих в библиотеке, он знал. РОЗЕНФЕЛЬД он поддерживал, а с РАЕВСКОЙ к этому времени у него складывались интимные отношения.

ВОПРОС: Что Вам известно о контрреволюционной деятельности этих лиц?

ОТВЕТ: Они всегда высказывались антисоветски. На собраниях группировались. РОЗЕНФЕЛЬД была троцкисткой. Это я знаю еще с 1927 года, я наблюдала их поведение в связи с выступлениями троцкистов в октябрьские праздники 1927 г. РОЗЕНФЕЛЬД и б<ывшая> сотрудница библиотеки ШАРАПОВА при мне звонили из аптеки на квартиру к жене СМИЛГИ, выражали ей сочувствие и возмущались мерами, принятыми против троцкистов.   

ВОПРОС: Расскажите, что Вам известно о распространении к.-р. клеветы в связи со смертью т. АЛЛИЛУЕВОЙ?

ОТВЕТ: К.-р. клевету на СТАЛИНА в связи со смертью АЛЛИЛУЕВОЙ я слышала от СИНЕЛОБОВОЙ Клавдии. Мне лично СИНЕЛОБОВА говорила, что СТАЛИН застрелил АЛЛИЛУЕВУ. СИНЕЛОБОВА говорила это со слов жены своего брата Алексея СИНЕЛОБОВА, работавшего в комендатуре Кремля.

Об этом же в начале декабря 1934 года мне говорила библиотекарь правительственной библиотеки КОНОВА (чл<ен> ВЛКСМ), тоже со слов СИНЕЛОБОВОЙ Кл.

Одновременно с рассказом СИНЕЛОБОВОЙ в доме отдыха "Тетьково" в июне или июле м<еся>це 1933 года я слышала рассказ уборщицы квартиры СТАЛИНА – Александры КОРЧАГИНОЙ. По смыслу ее рассказа получалось, что АЛЛИЛУЕВА убита СТАЛИНЫМ, хотя она прямо этого не говорила. 

ВОПРОС: От кого еще Вы слышали к.-р. клевету?

ОТВЕТ: Ни от кого больше ничего не слышала.

ВОПРОС: Кому Вы сами говорили эту к.-р. клевету?

ОТВЕТ: Никому не говорила.

ВОПРОС: Это неправда, ЕЛЬЧАНИНОВА показала, что Вы ей говорили к.-р. клевету в связи со смертью т. АЛЛИЛУЕВОЙ.

ОТВЕТ: Да, ЕЛЬЧАНИНОВОЙ я говорила, что АЛЛИЛУЕВА умерла неестественной смертью, а убита СТАЛИНЫМ. Я говорила это со слов СИНЕЛОБОВОЙ.

ВОПРОС: Кому еще кроме ЕЛЬЧАНИНОВОЙ говорили?

ОТВЕТ: Больше никому.

ВОПРОС: Скажите, с кем из шоферов членов правительства Вы знакомы?

ОТВЕТ: С УШАКОВЫМ Петром Сергеевичем – шофером КАГАНОВИЧА. 

ВОПРОС: Где Вы познакомились с УШАКОВЫМ и что о нем знаете?

ОТВЕТ: Познакомилась в доме отдыха "Тетьково" в 1931 г., он был тогда шофером в транспортном отделе ЦИКа. Я сожительствовала с ним, конец 1931 г. и начало 1932 г. Ничего о нем не знаю. Мне казался он хорошим парнем. Из его разговоров мне было известно, что он член ВКП, имеет жену и дочь. Вот все, что я могу о нем сказать.

ВОПРОС: Как часто Вы встречались с ним в последнее время?

ОТВЕТ: Очень редко. В последний раз встретилась в начале ноября 1934 года в Кремле около Троицких ворот, по пути мы прошлись, шли минут пять.

ВОПРОС: О чем говорили?

ОТВЕТ: Разговор носил сугубо личный характер; я ему сказала, что собираюсь уезжать из Москвы. Он просил свидания перед отъездом. В свидании я ему отказала.

ВОПРОС: Что еще Вам говорил УШАКОВ?

ОТВЕТ: Больше ничего не говорил. 

ВОПРОС: Почему Вы не назвали УШАКОВА среди ваших близких знакомых, отвечая на вопрос в начале показаний?

ОТВЕТ: Я считала, что в последние два года встречи у меня с УШАКОВЫМ так редки, что говорить о моих связях с ним было бы неверно.

ВОПРОС: Вы скрываете разговор УШАКОВА о покушении на тов. СТАЛИНА. После свидания с УШАКОВЫМ Вы говорили ЕЛЬЧАНИНОВОЙ, что на т. СТАЛИНА готовилось покушение. Следствие требует от Вас правдивых показаний. Что Вам УШАКОВ говорил о готовившемся покушении на тов. СТАЛИНА?

ОТВЕТ: УШАКОВ о готовившемся покушении на СТАЛИНА мне не говорил, как не говорил ничего вообще о терроре. 

ВОПРОС: Но Вы же не станете отрицать Ваш разговор о покушении на т. СТАЛИНА с ЕЛЬЧАНИНОВОЙ? ЕЛЬЧАНИНОВА показала: "Буркова в ноябре м<еся>це 1934 года мне говорила, что на СТАЛИНА готовилось покушение". 

ОТВЕТ: Отрицаю, подобных разговоров с ЕЛЬЧАНИНОВОЙ у меня не было.


Протокол допроса мною прочитан, показания записаны верно.


БУРКОВА.


Допросили:


ПОМ. НАЧ. 5 ОТД. СПО ГУГБ: (ГОЛУБЕВ)


Верно: Уполн. Уемов



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 109, Л. 60-66.


[1] Здесь и далее в тексте ошибочно – "Пелепейко".

Comments