ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ЧЕРНЯВСКОГО, Михаила Кондратьевича, от 17 апреля 1935 года.


ЧЕРНЯВСКИЙ М.К., 1901 г<ода> р<ождения>, ур<оженец> б<ывшей> Виленской губ<ернии>, Филейского у<езда>, Мядзельской вол<ости>, дер. Мисяны; гр<аждани>н СССР, военный химик, Нач<альник> 12-го отд<еления> Разведывательного Управления штаба РККА, из крестьян-середняков, женат, незаконченное высшее химическое образование, член ВКП(б) с марта 1920 г. Служил в Красной армии с 1919 г. по день ареста, участвовал в боях с белополяками в декабре 1919 г. и январе 1929 г.


Вопрос: В предыдущих протоколах допроса Вы показали, что в первый раз в Америку уехали в 1931 г. и что вторичная Ваша поездка в Америку состоялась в феврале 1934 года. С какими целями Вы были вторично командированы Разведупром в Америку? 

Ответ: Я уехал в Америку в составе Правительственной Комиссии, перед которой была поставлена задача подготовки заключения договора с американскими фирмами об оказании Союзу технической помощи по порохам и взрывчатым веществам.

Вопрос: В какой части Америки Вы были во вторую поездку? 

Ответ: Комиссия приехала в Нью-Йорк, откуда направилась на Юг Америки.

Вопрос: Были ли Вы в Бостоне? 

Ответ: Нет. По обстоятельствам работы Комиссии мне в Бостоне нечего было делать.

Вопрос: Встречались ли Вы с РЯСКИНЫМ в эту вторую поездку?

Ответ: Нет, я его не видел. 

Вопрос: Почему же Вы не сделали попыток повидать РЯСКИНА? Бостон находится на расстоянии 500 километров от Нью-Йорка, и для Вас не представляло особых затруднений туда съездить? 

Ответ: Я был связан тем фактом, что состоял членом Комиссии и не мог бы объяснить своей отлучки из Нью-Йорка. 

Вопрос: Прибегали ли Вы к каким-либо другим средствам для установления связи с РЯСКИНЫМ, пытались ли вызвать его в Нью-Йорк или писать ему письма? 

Ответ: Нет, этого я тоже не делал.

Вопрос: Следствие предлагает объяснить, почему же Вы не пытались встретиться с человеком, от которого Вы приняли задания по проведения контрреволюционной работы в Советском Союзе? 

Ответ: Объясняется это следующими причинами: во-первых, я имел твердую договоренность с РЯСКИНЫМ о том, что установлю связь по возвращении из Бостона в Союз с БЕННЕТ. Как я показал в предыдущем протоколе допроса, в ноябре 1933 года я действительно установил связь с БЕННЕТ. Вследствие этого у меня не было особой необходимости искать встречи с РЯСКИНЫМ. Во-вторых, к февралю месяцу 1934 г. никаких более или менее существенных результатов в проведении той контрреволюционной работы, которую я согласился вести, – я не имел. Наконец, в-третьих, – обстановка, которой я был связан в эту поездку, – принадлежность к Комиссии – не давала мне возможности лично повидать РЯСКИНА.

Вопрос: В протоколе допроса от 10/III-35 г. Вы показали, что подозревали, что отправителем троцкистской литературы, получавшейся Вами в период пребывания в Бостоне, – является троцкист РЯСКИН. Было ли это только подозрением, или Вы имели более определенные данные считать РЯСКИНА отправителем троцкистской литературы? 

Ответ: Я должен сказать, что, конечно, дело было не в подозрениях. В одну из бесед с РЯСКИНЫМ, происходивших у меня на квартире, я поставил перед ним вопрос, кто же является отправителем троцкистской литературы. РЯСКИН сделал признание, что этим отправителем литературы является он. РЯСКИН сказал мне, что троцкистская литература отправлялась на дом не только мне, но и ряду других советских студентов, пребывавших в Бостоне. Действительно, мне было известно, что троцкистскую литературу получал не только я, но также и другие студенты, в частности, МЕДКОВ, БУКЛЕЙ и т.д. 

Вопрос: Нами допрошены в качестве свидетелей по Вашему делу обучавшиеся вместе с Вами в Массачусетском Технологическом институте в период 1931-33 г. – МЕДКОВ и БУКЛЕЙ. Они показывают, что советские студенты были знакомы с двумя лицами из бостонского населения – неким профессором ЧЕССКИС<ОМ> и ХАФИН<ЫМ>.  Что Вам известно об этих лицах? 

Ответ: Вспоминаю, что действительно советские студенты, в том числе и я, были знакомы с проф<ессором> ЧЕССКИС<ОМ>  и ХАЛФИНЫМ. Проф<ессор> ЧЕССКИС занимался литературой; род занятий ХАЛФИНА мне сейчас трудно вспомнить. 

Вопрос: Что Вам известно о политической физиономии этих лиц? 

Ответ: Среди советских студентов установилась уверенность, что ЧЕССКИС и ХАЛФИН являются троцкистами. 

Вопрос: На чем была основана эта уверенность? 

Ответ: Она была основана на отдельных репликах этих лиц, нередко высказывавших свои симпатии ТРОЦКОМУ.

Вопрос: В протоколе допроса от 10/III-35 г. Вы показывали, что бывали у старой эмигрантки еврейки МИЛЬМАН. В протоколе допроса от 8/IV-35 г. Вы уточнили, что фамилия этой женщины не МИЛЬМАН, а мисс СТАР. В протоколе допроса от 10/III-35 г. Вы указали, что это лицо было связано с троцкистскими группами. С какими именно троцкистскими группами была связана мисс СТАР? Что Вам известно по этому вопросу? 

Ответ: Когда я показывал о связях этой эмигрантки с троцкистскими группами, я имел в виду, что у нее в доме, являющемся пансионом для группы советских студентов, бывали троцкисты. Этими троцкистами, как теперь уже известно следствию, являлись РЯСКИН, ЧЕССКИС и ХАЛФИН. 

Вопрос: Кто еще из троцкистов бывал в доме мисс СТАР? 

Ответ: Кроме названных лиц мне больше никто не известен. 

Вопрос: Сообщили ли Вы троцкисту РЯСКИНУ, что являетесь сотрудником Разведупра и прибыли в Бостон с его заданиями? 

Ответ: Я РЯСКИНУ этого не сообщал.

Вопрос: А что Вас останавливало сказать это? 

Ответ: Меня ничего не останавливало. По обстоятельствам моей связи с ним вышло так, что я ему об этом не говорил, да это и не нужно было. Если бы РЯСКИН узнал, что я являюсь сотрудником Разведупра, то все равно это не могло изменить в какой бы то ни было мере характер моей связи с РЯСКИНЫМ. 

Вопрос: Почему же Вы все-таки не сообщили ему, что Вы являетесь сотрудником Разведупра? При Ваших отношениях с РЯСКИНЫМ не могло быть, чтобы Вы от него это скрывали? 

Ответ: Вы, может быть, мне не поверите, но я утверждаю, что я РЯСКИНУ не заявлял о том, что являюсь сотрудником Разведупра. Логически может быть это бессмысленно, но фактически это было так.

Вопрос: Все же надо признать, что Вы не даете удовлетворительного ответа на поставленный Вам вопрос. Какую Вы проводили нелегальную работу по заданиям Разведупра в гор. Бостоне? 

Ответ: Я должен был использовать все легальные возможности для подбора для Разведупра данных обо всем, что есть ценного в американской военной химии.

Вопрос: А в чем именно выражались Ваши функции? 

Ответ: Мне приходилось бывать в библиотеках института, следить за всем тем ценным, что туда попадает, брать все это на заметку и сообщать резиденту, с кем я был связан, для изъятия этих книг. 

Вопрос: Имели ли Вы агентов в Бостоне, выполнявших ваши задания? 

Ответ: Нет, агентуры в моем распоряжении не было. Из нелегального аппарата я знал только резидента, который находился в гор. Нью-Йорке. Я ему давал сведения о том, где какие изданы материалы, дающие представление о новинках в военно-химическом деле. Повторяю, что он уже сам принимал меры к изъятию этих материалов.

Вопрос: Вели ли Вы еще какую-либо работу в Бостоне по заданиям Разведупра? 

Ответ: Нет. Я уже сообщил выше, какую именно работу я проводил в Бостоне.

Вопрос: Сообщали ли Вы РЯСКИНУ что-либо, что могло раскрыть ему работу Разведупра в Америке, резидента Разведупра и проч<ее>?  

Ответ: Нет. Я никогда не говорил РЯСКИНУ ничего такого, что раскрывало бы работу Разведупра в Америке. Никогда ничего не сообщал ему о резиденте Разведупра, с которым я был связан.

Вопрос: Было ли Вам известно, какую работу ведет резидент в Нью-Йорке и с помощью каких лиц; было ли вам тогда что-либо известно о работе Разведупра в Америке и в других странах? 

Ответ: Нет, по этому вопросу мне ничего не было известно.

Вопрос: Арестованный НОВОЖИЛОВ, Максим Иванович, в протоколе допроса от 3/IV-35 г. показывает, что в связи с возвращением Наркома Обороны тов. ВОРОШИЛОВА из Турции, куда он ездил с правительственными заданиями, Вы заявляли о необходимости убийства тов. СТАЛИНА.

Оглашается показание НОВОЖИЛОВА

Подтверждаете ли Вы это показание НОВОЖИЛОВА

Ответ: Да, подтверждаю, что я действительно сказал тогда: "Было бы неплохо послать СТАЛИНА в Европу, его несомненно убьют, ну что же, тем лучше". 

Вопрос: Оглашается Вам показание НОВОЖИЛОВА от 3/IV-35 г. В этом показании НОВОЖИЛОВ приводит обстоятельства, при которых Вами было сделано предложение о необходимости убийства тов. СТАЛИНА. При этом Вы сказали, что "путь физического устранения СТАЛИНА есть единственный путь к изменению существующей политики ВКП(б)". Подтверждаете ли Вы это показание? 

Ответ: Подтверждаю его во всех частях.

Вопрос: Оглашается протокол допроса ИВАНОВА, Федора Георгиевича, от 10/IV, в котором: 

а) ИВАНОВ рассказывает о Ваших террористических высказываниях по адресу тов. СТАЛИНА в связи с возвращением Наркома Обороны тов. ВОРОШИЛОВА из Турции.

б) О том, при каких обстоятельствах Вы поставили перед НОВОЖИЛОВЫМ и ИВАНОВЫМ вопрос о необходимости совершения убийства тов. СТАЛИНА, указав при этом, что это есть "единственный путь для изменения положения в стране". 

Подтверждаете ли Вы показание ИВАНОВА

Ответ: Да, подтверждаю.


Записано с моих слов правильно, протокол мной прочитан.


ЧЕРНЯВСКИЙ.


Допросили: 


П/НАЧ. ЭКО ГУГБ НКВД СССР: ДМИТРИЕВ.

НАЧ. 3 ОТД. ЭКО ГУГБ: ЧЕРТОК.


Верно: УПОЛНОМ. 2 ОТД. СПО ГУГБ: А. Евсти<…> 



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 111, Л. 134-140.

Comments