ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ЧЕРНЯВСКОГО Михаила Кондратьевича

От 21-го марта 1935 года.


ЧЕРНЯВСКИЙ М.К., 1901 г<ода> рождения, уроженец б<ывшей> Виленской губ<ернии>, Филейского уезда, Мядзельской волости, дер. Мясины, гр<аждани>н СССР; военный химик, до ареста работал нач<альником> 12-го отд<еления> разведывательного управления штаба РККА, из крестьян-середняков, женат, незаконченное высшее химическое образование, член ВКП(б) с марта 1920 г. Служил в Красной армии с 1919 г. по день ареста, участвовал в боях с белополяками в декабре 1919 г. и январе 1920 г.


ВОПРОС: Арестованный КОЗЫРЕВ Василий Иванович в протоколе допроса от 9-го февраля 1935 г. показал, что он и Вы знакомы с неким ЛИБЕРМАНОМ – преподавателем Военно-Химической Академии, что этот ЛИБЕРМАН является троцкистом, что Вы интересовались ЛИБЕРМАНОМ. Кто такой ЛИБЕРМАН и что Вам о нем известно?

ОТВЕТ: ЛИБЕРМАН является старым преподавателем Военно-Химической Академии. Знаю я его слабо. О ЛИБЕРМАНЕ мне известно, что он троцкист.

ВОПРОС: От кого Вам это известно?

ОТВЕТ: Об этом мне сообщил ГВОЗДИКОВ, участник нашей троцкистской группы.

ВОПРОС: Когда и где он Вам это сообщил?

ОТВЕТ: Я ГВОЗДИКОВА в последний раз видел в начале января этого года; я был у него дома. ГВОЗДИКОВ рассказал мне, что ЛИБЕРМАНА в недавнем прошлом исключили из ВКП(б).

ВОПРОС: За что?

ОТВЕТ: За троцкистскую деятельность и за подрыв авторитета начальника Академии.

ВОПРОС: В каких отношениях ГВОЗДИКОВ с ЛИБЕРМАНОМ?

ОТВЕТ: Они друг друга сравнительно хорошо знают. ГВОЗДИКОВ значительно ближе знаком с ЛИБЕРМАНОМ, чем я.

ВОПРОС: Что Вам рассказывал ГВОЗДИКОВ о троцкистской деятельности ЛИБЕРМАНА?

ОТВЕТ: Он рассказывал, что ЛИБЕРМАН исключался за троцкизм, потом был восстановлен, но что сейчас опять исключен – с той же мотивировкой. 

ВОПРОС: Рассказывал ли Вам ГВОЗДИКОВ о своих отношениях с ЛИБЕРМАНОМ?

ОТВЕТ: ГВОЗДИКОВ мне рассказывал про то, какие у него имеются служебные взаимоотношения с ЛИБЕРМАНОМ. Дело в том, что ЛИБЕРМАН был одно время начальником химического факультета, и ГВОЗДИКОВ работал у него в подчинении. На работе они очень тесно друг с другом соприкасались. 

ВОПРОС: Участвовал ли ЛИБЕРМАН в контрреволюционной деятельности Вашей группы?

ОТВЕТ: Нет, не участвовал. Я лично с ним по контрреволюционной деятельности не соприкасался. 

ВОПРОС: А ГВОЗДИКОВ?

ОТВЕТ: Об этом мне неизвестно. 

ВОПРОС: Вы сами говорите, что ЛИБЕРМАН троцкист. Почему же участники Вашей группы не пытались установить с ним связь?

ОТВЕТ: В этом не было необходимости. Как следствию известно, участниками нашей группы являлись лица, друг с другом давно знакомые, а ЛИБЕРМАНА мы знали, в общем, небольшое количество времени. 

ВОПРОС: Ваш ответ неубедителен. Вы скрываете от следствия подлинный характер Ваших связей и связей ГВОЗДИКОВА с ЛИБЕРМАНОМ. Следствие предлагает Вам дать правдивый ответ.

ОТВЕТ: Повторяю, что я с ЛИБЕРМАНОМ никаких связей не имел. Что касается ГВОЗДИКОВА, то у меня создавалось впечатление, что у него с ЛИБЕРМАНОМ связи только чисто служебные.

ВОПРОС: Вы нам не все рассказываете?

ОТВЕТ: Еще раз подтверждаю все то, что я выше сказал о наших связях с ЛИБЕРМАНОМ.

ВОПРОС: Говорил ли Вам ГВОЗДИКОВ, что именно он знает о троцкистской деятельности ЛИБЕРМАНА?

ОТВЕТ: ГВОЗДИКОВ мне не говорил, что ему известно о троцкистской деятельности ЛИБЕРМАНА, – но признаю, что догадывался, что ГВОЗДИКОВ имеет какие-то связи с ЛИБЕРМАНОМ по троцкистской работе.

ВОПРОС: Какие именно связи?

ОТВЕТ: Я должен сказать, что для меня отношения ЛИБЕРМАНА с ГВОЗДИКОВЫМ все время были темным местом.

ВОПРОС: Почему?

ОТВЕТ: Потому что ГВОЗДИКОВ никогда определенно не выражался насчет ЛИБЕРМАНА. Допытываться у ГВОЗДИКОВА – я не допытывался. Когда ГВОЗДИКОВ работал в военно-технической академии, он имел какие-то отношения с ЛИБЕРМАНОМ.

ВОПРОС: То есть как троцкист с троцкистом?

ОТВЕТ: Да.

ВОПРОС: Передавал ли Вам КОЗЫРЕВ Василий Иванович клевету на тов. СТАЛИНА?

ОТВЕТ: Нет, не передавал.

ВОПРОС: Вы скрываете от следствия, что КОЗЫРЕВ передавал вам клевету. Предлагаю вам сообщить правду.

ОТВЕТ: Признаю, что КОЗЫРЕВ действительно передавал мне дважды клевету на СТАЛИНА:

Первый случай – имел место осенью 1934 года, когда я был у КОЗЫРЕВА дома. Он передал мне клевету об обстоятельствах смерти АЛЛИЛУЕВОЙ, сказав, что она умерла неестественной смертью, что газетные сообщения о причинах ее смерти неправильны. Во время этого разговора мы были только вдвоем.

Второй случай – имел место в январе 1935 года, когда я зашел к КОЗЫРЕВУ. Он передал мне в клеветническом духе о якобы имевшем место браке СТАЛИНА с дочерью КАГАНОВИЧА.

ВОПРОС: Передавали ли Вы кому-либо эту клевету?

ОТВЕТ: Нет, никому не передавал.

ВОПРОС: Следствие предлагает Вам дать правдивый ответ - передавали ли Вы кому-либо эту клевету?

ОТВЕТ: Вновь подтверждаю, что я не распространял этой клеветы.


Записано с моих слов правильно. протокол мною прочитан:


ЧЕРНЯВСКИЙ.


ДОПРОСИЛ:


ПОМ. НАЧ. ЭКО ГУГБ НКВД СССР: (ДМИТРИЕВ)


ВЕРНО: Уполн. Уемов



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 109, Л. 133-137.

Comments