ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


СОВ. СЕКРЕТНО.

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б)

тов. ЕЖОВУ.


Направляю вам следующие протоколы допросов:


1. ЧЕРНЯВСКОГО, Михаила Кондратьевича, от 26.III.35 г.

2. БАРУТА, Владимира Адольфовича, от 26.III.35 г.


ЗАМ. НАРОДНОГО КОМИССАРА
ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СССР (АГРАНОВ


27 марта 1935 года.


55731



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 109, Л. 223.


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ЧЕРНЯВСКОГО Михаила Кондратьевича 

от 26-го марта 1935 года.


ЧЕРНЯВСКИЙ М.К. – 1901 г<ода> рождения; урож<енец> б<ывшей> Виленской губ<ернии>, Филейского уезда, Мядзельской волости, дер. Мисяны; гр<ажданин> СССР; военный химик, нач<альник> 12-го отд<еления> Разведывательного Управления Штаба РККА; из крестьян-середняков; женат; незаконченное высшее химическое образование; член ВКП(б) с марта 1920 г. Служил в Красной армии с 1919 года по день ареста, участвовал в боях с белополяками в декабре 1919 г. и январе 1920 г.


Вопрос: В протоколе допроса от 24 марта 1935 г. Вы показали, что американский троцкист РЯСКИН завербовал Вас для проведения террористической деятельности и создания троцкистских групп в Союзе, причем им были Вам даны задания по к.-р. работе. Сообщите следствию, какие именно задания были приняты Вами от РЯСКИНА?

Ответ: Как я уже показывал, мною было дано РЯСКИНУ согласие на осуществление террористических актов против СТАЛИНА и других руководителей партии и советской власти. Я также показывал о том, как развивались мои отношения с РЯСКИНЫМ, как они меня привели к принятию террористических заданий.

Таким образом, одно задание заключалось в том, чтобы организовать террористическую работу, другое задание сводилось к тому, чтобы создавать троцкистские группы, ячейки, организационно закреплять троцкистскую работу.  

Вопрос: Дал ли Вам РЯСКИН какие-либо более подробные указания по организации к.-р. работы?

Ответ: Нет, он ограничился этими общими заданиями, которые я должен был реализовать в Союзе в соответствии с конкретной обстановкой.  

Вопрос: Что было Вами сделано в осуществление полученных от РЯСКИНА заданий?

Ответ: Я приехал в Советский Союз в июне 1933 года. До осени я почти ничего не делал, встречался только с товарищами, которых знал прежде, которые продолжали оставаться троцкистами и которые, конечно, делали свое дело.

Вопрос: Что Вы понимаете под словами: "Делали свое дело"?

Ответ: Я хочу этим сказать, что они вели троцкистскую пропаганду.

Вопрос: Кто эти товарищи?

Ответ: Эти лица, мною названные в протоколе допроса от 6-го марта: НОВОЖИЛОВ, ИВАНОВ, ГВОЗДИКОВ, РОХИНСОН, БЕРЛОГА и др<угие>. 

Вопрос: В чем выразилась Ваша контрреволюционная работа начиная с осени?  

Ответ: В протоколе допроса от 10 марта с<его> <года> я уже частично показал о моей и моих единомышленников контрреволюционной работе.

Во время встречи с НОВОЖИЛОВЫМ, ГВОЗДИКОВЫМ, БУЗАНОВЫМ, ИВАНОВЫМ и МИЛОВИДОВЫМ я развил перед ними тему об отсталости Советского Союза; я говорил об огромном контрасте уровня техники между Америкой и СССР, что лозунг партии "догнать и перегнать" – неосуществимая задача, что руководство ВКП(б) не отдает себе отчета в размерах отсталости страны, что политика партии и советской власти ведет лишь к еще большему углублению отсталости России и что виновником такого положения является руководство ВКП(б), в особенности СТАЛИН.

Моя оценка положения каждым из указанных товарищей была принята сочувственно, ибо они, как я указывал ранее, уже давно являлись фактическими троцкистами.

Мы сошлись на том, что надо развернуть к.-р. работу, создавать группу и начать накапливание сил. Часть моих товарищей высказалась за необходимость террористических действий в отношении руководителей партии, прежде всего – СТАЛИНА. Этими лицами были – НОВОЖИЛОВ и ИВАНОВ. Другая часть – БУЗАНОВ, ГВОЗДИКОВ и МИЛОВИДОВ, – высказалась против террора, считая, что необходимо накапливать силы, вести пропаганду троцкистских взглядов и развивать организационную троцкистскую деятельность.     

Вопрос: Следствие предлагает Вам сообщить – какую позицию Вы занимали в этих обсуждениях?

Ответ: Я также стоял за необходимость террора, прежде всего против СТАЛИНА.

Вопрос: Раньше Вы показывали, что Вы были против террора. Таким образом, старое Ваше показание не соответствует действительности? 

Ответ: Да, я скрывал от следствия, что я тоже стоял за террор. 

Вопрос: Из Ваших показаний следует установить, что за террористическую деятельность стояли Вы, НОВОЖИЛОВ и ИВАНОВ?

Ответ: Да, это так.

Вопрос: Что же было дальше?

Ответ: Сначала я хочу указать на роль отдельных лиц: непосредственным организатором нашей террористической группы являлся НОВОЖИЛОВ; моя роль и роль ИВАНОВА прежде всего должна была выразиться в том, чтобы найти способы проникновения в Кремль. В отношении ИВАНОВА надо иметь в виду, что ИВАНОВ одно время работал в Кремле; он знал ДОРОШИНА – помощника коменданта Кремля. Как я показал в протоколе допроса от 10/III-35 г., от ИВАНОВА же я знал о террористических настроениях ДОРОШИНА. У меня была другая возможность проникновения в Кремль – это использование работника комендатуры Кремля ЖИРОМСКОГО [1]. Кроме того, мне неясны отношения между НОВОЖИЛОВЫМ и КОЗЫРЕВЫМ. 

Вопрос: Что Вы хотите этим сказать?

Ответ: Я не знаю роли КОЗЫРЕВА в террористических планах НОВОЖИЛОВА. 

Вопрос: Ваш ответ неясен. ВЫ не меньше, чем НОВОЖИЛОВ знали о проводившихся мероприятиях по подготовке террористического акта и, следовательно, не могли не знать роли КОЗЫРЕВА в этой подготовке.

Ответ: Объясняется это тем, что КОЗЫРЕВ выпал из поля моего внимания. О его роли в мероприятиях по подготовке террористического акта знает НОВОЖИЛОВ.

Вопрос: В отношении кого подготовлялся террористический акт?

Ответ: В первую очередь над СТАЛИНЫМ.

Вопрос: А что Вами было сделано?

Ответ: До момента моего ареста из мер по подготовке акта было сделано лишь одно, а именно – установлен путь проникновения в Кремль.

Вопрос: Какой же путь проникновения был принят?

Ответ: Во-первых, линия – ИВАНОВ – ДОРОШИН, затем линия – ЖИРОМСКИЙ.   

Вопрос: Что еще было сделано в отношении подготовки террористического акта?

Ответ: Мною и НОВОЖИЛОВЫМ были намечены исполнители: исполнителями должны были явиться НОВОЖИЛОВ и ИВАНОВ. Выполнение террористического акта предполагалось совершить при помощи револьвера. Оружие у каждого из нас было. Остальная подготовительная работа мне неизвестна. 

Вопрос: А кому известна?

Ответ: НОВОЖИЛОВУ.

Вопрос: Кто же являлся руководителем по подготовке террористического акта? 

Ответ: Непосредственным руководителем террористической группы, который подготовлял всю технику, являлся НОВОЖИЛОВ. 

Вопрос: В чем же выражалось Ваше участие в подготовке акта? Следствие предлагает Вам дать правдивый ответ?

Ответ: Моя роль в подготовке террористического акта сводилась к самому общему руководству, с моего ведома проводились мероприятия по подготовке акта, я знал – когда, где, что подготовлено, как идет подготовка. Подготовка террористического акта прервана в связи с моим арестом.


<ЧЕРНЯВСКИЙ> [2] 


ДОПРОСИЛ: 


П/НАЧ. ЭКО ГУГБ НКВД СССР: (ДМИТРИЕВ


Верно: Уполн. Уемов



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 109, Л. 224-229. 


[i] Здесь и далее в тексте ошибочно – "Жеромского".

[ii] В копии протокола подпись допрашиваемого лица отсутствует по неизвестной причине.

Comments