ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ДЕНИСОВОЙ, Тамары Павловны.


ДЕНИСОВА Т.П., 1902 г<ода> рождения, ур<оженка> ст<анции> Стрешнево, б<ывшей> Курской губ<ернии>, русская, гр<аждан>ка СССР, служащая, беспартийная. До ареста управляющая делами Анилпроекта. 


От 17-го марта 1935 года.


ВОПРОС: Знакомы ли Вы с МУХАНОВОЙ, Екатериной Константиновной?

ОТВЕТ: Да, знакома.

ВОПРОС: Когда и где Вы с ней познакомились? 

ОТВЕТ: Как я уже сообщала в своих прошлых показаниях, в 1933 году я была в доме отдыха в Макопсе. В одно время со мной в этом доме отдыха жила и МУХАНОВА Е.К., с которой я около недели жила в одной комнате. 

ВОПРОС: Вы и МУХАНОВА находились в комнате вдвоем или там жил еще кто-либо? 

ОТВЕТ: В комнате еще проживали: БЕНГСОН, Нина Конрадовна, сотрудница английского посольства, и ХАЙКОВСКАЯ Софья Зиновьевна, сотрудница Анилтреста.

ВОПРОС: Знали ли Вы, где работает МУХАНОВА?

ОТВЕТ: Да. Она мне сообщила, что она работает в кремле в библиотеке ЦИКа.

ВОПРОС: Условились ли Вы с МУХАНОВОЙ о встречах в Москве?

ОТВЕТ: Нет.

ВОПРОС: Дали ли Вы МУХАНОВОЙ свой телефон в Москве?

ОТВЕТ: Да, дала. Возможно, что я ей сообщила и свой домашний адрес.

ВОПРОС: А она Вам?

ОТВЕТ: Да, она мне сообщила свой служебный телефон. Насколько я помню, надо было сначала позвонить Кремль, а потом какой-то добавочный номер. 

ВОПРОС: Вы пытаетесь запутать и обмануть следствие, говоря о характере вашей связи с МУХАНОВОЙ. Вы показываете, что Вы не уславливались с МУХАНОВОЙ о встречах в Москве, но тут же Вы вынуждены признать, что Вы обменялись друг с другом телефонами и домашними адресами. Следствие предлагает Вам дать откровенные показания по этому вопросу.

ОТВЕТ: Да, я признаю, что я условилась с МУХАНОВОЙ о встречах в Москве. Проживая с МУХАНОВОЙБЕНГСОН и ХАЙКОВСКОЙ в доме отдыха в Макопсе, мы все условились, что обязательно встретимся в Москве и будем продолжать знакомство.

ВОПРОС: Встречались ли Вы с МУХАНОВОЙ в Москве?

ОТВЕТ: Да, встречались. Один раз я ее видела на квартире у БЕНГСОН и два раза она была у меня на работе в Анилпроекте.

ВОПРОС: Зачем МУХАНОВА заходила к Вам на работу?

ОТВЕТ: Первый раз, примерно весной 1934 года она после того, как ее уволили из Кремля, приходила ко мне выяснять возможность поступления на работу в Анилпроект. Но так как у нас не было вакантных должностей, то из этого ничего не вышло. 

Второй раз МУХАНОВА приходила ко мне на работу примерно осенью 1934 года. МУХАНОВА, побыв у меня минут 10, рассказала о том, что была в отпуску в Крыму , что работа в кино-комбинате ее не устраивает и что она хочет оттуда уходить. 

ВОПРОС: Какова была цель прихода к вам МУХАНОВОЙ?

ОТВЕТ: Не знаю. Она мне этого не объяснила.

ВОПРОС: Спрашивала ли Вас МУХАНОВА о БЕНГСОН?

ОТВЕТ: Да. Она у меня спросила, бываю ли я у БЕНГСОН. На мой утвердительный ответ она сказала, что она также в ближайшее время собирается зайти к БЕНГСОН. В своих предыдущих показаниях от 28.II-с<его> <года> я уже подробно сообщила следствию о моих посещениях БЕНГСОН

ВОПРОС: Мне известно, что в Вашем присутствии МУХАНОВА неоднократно вела контрреволюционные разговоры.

Предлагаю Вам дать откровенные показания по этому вопросу.

ОТВЕТ: Я это отрицаю. В моем присутствии МУХАНОВА не вела контрреволюционных разговоров и выявила себя как вполне советский человек.

Правда, со слов МУХАНОВОЙ мне было известно, что она из "бывших".

ВОПРОС: Ваши показания неискренни и неверны. Мне известно, что в Вашем присутствии МУХАНОВА распространяла гнусную контрреволюционную клевету о руководителях Советского Правительства. 

Предлагаю Вам откровенно ответить на этот вопрос? 

ОТВЕТ: Да, я подтверждаю, что МУХАНОВА мне говорила о неестественной смерти АЛЛИЛУЕВОЙ, клевеща при этом на СТАЛИНА, обвиняя его в убийстве АЛЛИЛУЕВОЙ.

ВОПРОС: Когда и где это было?

ОТВЕТ: В Макопсе, в доме отдыха, в 1933 году.

ВОПРОС: Кто при этом присутствовал?

ОТВЕТ: БЕНГСОН и ХАЙКОВСКАЯ.

ВОПРОС: Говорила ли МУХАНОВА об источнике этой клеветы?

ОТВЕТ: МУХАНОВА, передавая нам эту клевету, ни на кого не ссылалась, но вспоминаю, что она заявила, что эту клевету она слышала на работе в Кремле.

ВОПРОС: Какие еще контрреволюционные разговоры велись Вами, БЕНГСОНМУХАНОВОЙ и ХАЙКОВСКОЙ? 

ОТВЕТ: Не помню.

ВОПРОС: Вы не только участвовали в распространении контрреволюционной клеветы, но Вы были завербованы БЕНГСОН, по заданиям последней вели контрреволюционную работу и кроме того знали о активной контрреволюционной деятельности и МУХАНОВОЙ.

Предлагаем Вам дать откровенные и исчерпывающие показания по этому вопросу. 

ОТВЕТ: Я уже дала показания и ничего добавить не могу.


Записано с моих слов верно, мною прочитано.


ДЕНИСОВА.


ДОПРОСИЛ: –  


НАЧ. 3 ОТД. ЭКО ГУГБ НКВД – ЧЕРТОК


Верно: Уполн. Уемов



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 109, Л. 30-33.

Comments