ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ДОРОШИНА Василия Григорьевича, от 26 февраля 1935 г.


ДОРОШИН В.Г., 1894 г<ода> р<ождения>, урож<енец> дер. Поярково, Михайловского района, Москов<ской> обл<асти>, служащий, член ВКП(б) с 1918 г. До ареста – пом<ощник> Коменданта Кремля и слушатель вечерней Военной Академии. 


ВОПРОС: Вы подали заявление с просьбой вызвать Вас на допрос. Что Вы хотите показать?

ОТВЕТ: Я хочу дополнить мои предыдущие показания рядом новых обстоятельств, о которых я на следствии не говорил.

Со слов А.И. СИНЕЛОБОВА мне известно, что он связан с каким-то крупным партийным работником, которого знает по совместной работе у ТРЫНДИНА (производство точных инструментов).

В 1932 г. или 1933 г., когда мы с СИНЕЛОБОВЫМ вели троцкистские беседы вокруг т<ак> называемого завещания Ленина, СИНЕЛОБОВ мне рассказал, что с этим партийным работником (фамилии я его не знаю, но видел его в Кремле в большом дворце с СИНЕЛОБОВЫМ во время сессии ЦИК или пленума ЦК) – он вел беседы, аналогичные нашим. 

СИНЕЛОБОВ мне тогда говорил, что этот партийный работник высказывал ему настроения, направленные против руководства ВКП(б). Тогда же он мне сказал, что у этого человека он видел какой-то документ, подробно излагающий содержание так называемого завещания ЛЕНИНА.

Помню, что СИНЕЛОБОВ мне говорил со слов этого человека о тяжелом положении рабочего класса на предприятиях, причем заявил, что в старое время (до революции) положение было лучше, чем сейчас.

ВОПРОС: Нам известно, что В<ы> вели с СИНЕЛОБОВЫМ еще ряд контрреволюционных разговоров, направленных против руководства ВКП(б), о которых В<ы> не показывали на допросах.

ОТВЕТ: Признаю, что кроме клеветы в связи со смертью АЛЛИЛУЕВОЙ и троцкистских нападок на СТАЛИНА, которые мы вели в связи с т<ак> наз<ываемым> завещанием Ленина, я имел с СИНЕЛОБОВЫМ еще ряд разговоров.

ВОПРОС: Расскажите подробно их содержание?

ОТВЕТ: Деталей всех наших бесед не помню. В ряде бесед мы говорили о руководстве ВКП(б). И я, и СИНЕЛОБОВ высказывали откровенные контрреволюционные взгляды, клеветали на СТАЛИНА; мы говорили, что в результате политики руководства ВКП(б) ухудшилось положение рабочего класса и крестьянства, что верхушка партии обеспечена хорошо, а массы в городе и деревне бедствуют.

Я говорил СИНЕЛОБОВУ, что вот, мол, "построили фундамент социализма, а крыша, видимо, будет гнилой," – этим своим заявлением я высказывал троцкистские взгляды о построении социализма в нашей стране.

ВОПРОС: Вы об этом говорили не только СИНЕЛОБОВУ?

ОТВЕТ: С кем еще об этом говорил, не помню.

ВОПРОС: А ПАВЛОВУ, ЛУКЬЯНОВУ, ПОЛЯКОВУ Вы это говорили?

ОТВЕТ: Возможно, говорил и им, но точно утверждать не могу.

ВОПРОС: Вы в течение длительного периода времени систематически распространяли клевету в отношении т. СТАЛИНА. Какую цель В<ы> преследовали, совершая эти контрреволюционные действия?

ОТВЕТ: Эти контрреволюционные действия имели целью создать обстановку злобы и ненависти в отношении СТАЛИНА.

ВОПРОС: По чьим указаниям В<ы> проводили эту контрреволюционную работу?

ОТВЕТ: В одной из моих последних бесед с КОЗЫРЕВЫМ (когда она точно происходила, не помню) КОЗЫРЕВ мне подробно развил троцкистскую оценку положения в стране. Оценка эта сводилась к тому, что в результате революции трудящиеся ничего не получили, что положение в стране хуже, чем в дореволюционное время, что в массах населения нарастает озлобление против власти. КОЗЫРЕВ винил во всем этом СТАЛИНА.

ВОПРОС: Что В<ам> говорил КОЗЫРЕВ о борьбе с руководством ВКП(б)?

ОТВЕТ: КОЗЫРЕВ мне говорил, что выход из существующего положения он видит в устранении руководства ВКП(б). Я его понял так, что речь идет о том, что надо убрать СТАЛИНА.

ВОПРОС: Следовательно, КОЗЫРЕВ перед Вами ставил задачу активной борьбы с руководством ВКП(б)?

ОТВЕТ: Да, фактически он меня наталкивал на террористический акт.

ВОПРОС: Кому В<ы> говорили о необходимости устранения т. СТАЛИНА?

ОТВЕТ: Не помню.

ВОПРОС: А СИНЕЛОБОВУ?

ОТВЕТ: Прямо о том, что надо устранить СТАЛИНА я СИНЕЛОБОВУ не говорил. Я ограничивался в разговорах с СИНЕЛОБОВЫМ клеветой в отношении СТАЛИНА.

ВОПРОС: В<ы> ранее показали, что распространение клеветы о т. СТАЛИНЕ имело целью создать обстановку злобы и ненависти в отношении т. СТАЛИНА. Признаете ли Вы, что и в данном случае В<ашего> разговора с СИНЕЛОБОВЫМ такая обстановка создавалась?

ОТВЕТ: Признаю.

ВОПРОС: С кем В<ы> еще говорили о необходимости устранения т. СТАЛИНА?

ОТВЕТ: Не помню.

ВОПРОС: Вы скрываете факты аналогичных разговоров с другими лицами.

ОТВЕТ: Сейчас этого не помню.

ВОПРОС: Вы говорили КОЗЫРЕВУ о настроениях СИНЕЛОБОВА?

ОТВЕТ: КОЗЫРЕВ СИНЕЛОБОВА сам знал, равно как и других работников комендатуры Кремля. Я ему специально о СИНЕЛОБОВЕ не говорил.

ВОПРОС: КОЗЫРЕВ у В<ас> интересовался охраной т. СТАЛИНА, где он бывает, маршрутами его поездок?

ОТВЕТ: Внутреннее расположение Кремля и порядок охраны КОЗЫРЕВУ в общих чертах известно как б<ывшему> курсанту. У меня он специально этим вопросм не интересовался.

ВОПРОС: А В<ы> ему об этом не рассказывали?

ОТВЕТ: Возможно, рассказывал; не помню.


Записано с моих слов верно, мною прочитано.


В. ДОРОШИН.


ДОПРОСИЛИ:


НАЧ. СЕКР.-ПОЛИТ. ОТД. ГУГБ: (Г. МОЛЧАНОВ)

НАЧ. 2 ОТД. СПО ГУГБ: (КАГАН)


Верно: УполнУемов



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 107, Л. 170-174.

Comments