ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ГУСЕВА Абрама Макаровича.

от 20 марта 1935 года.

 

ГУСЕВ А.М., 1898 г<ода> рождения, урож<енец> Воронежской обл<асти>, русский, член ВКП(б) с 1927 г., до ареста работал нач<альником> стекольно-химического отдела Управления местной промышленности Московск<ой> обл<асти>. Жена – ГУСЕВА А.Е., 34 лет.

 

ВОПРОС: Исключались ли Вы из ВКП(б) и по каким причинам?

ОТВЕТ: Да, я был исключен из ВКП(б) в 1933 году комиссией по чистке партии с мотивировкой: "За развал работы ОРСа, за оппортунизм на практике и за зажим самокритики". Областной комиссией я был восстановлен в партии.

ВОПРОС: Назовите лиц, с которыми Вы близко знакомы как по служебной линии, так и вне служебной?

ОТВЕТ: Я был близко связан только с одним лицом – это ДОРОШИН – помощник коменданта Кремля.

ВОПРОС: Имеете ли Вы еще знакомых среди сотрудников Кремля?

ОТВЕТ: Нет, больше не имею.

ВОПРОС: Давно ли Вы знакомы с ДОРОШИНЫМ?

ОТВЕТ: Я с ДОРОШИНЫМ познакомился в 1928 году в доме отдыха Совнаркома в Сочи.

ВОПРОС: Что Вы можете показать о ДОРОШИНЕ?

ОТВЕТ: Я считаю ДОРОШИНА выдержанным большевиком, честным советским гражданином.

ВОПРОС: Материалами следствия и личным признанием арестованного ДОРОШИНА установлено, что ДОРОШИН является контрреволюционером, двурушником в партии и проводил в комендатуре Кремля контрреволюционную троцкистскую работу. Вы были в таких близких взаимоотношениях с ДОРОШИНЫМ, что он не мог скрывать от Вас свою контрреволюционную деятельность. 

Подтверждаете Вы это?

ОТВЕТ: Нет, не подтверждаю. Мне ничего не известно о контрреволюционной деятельности ДОРОШИНА.

ВОПРОС: ДОРОШИН показывает, что он вступил на контрреволюционный путь под влиянием КОЗЫРЕВА, что он был участником троцкистской группы, возникшей в комендатуре Кремля, и систематически занимался контрреволюционной пропагандой против руководства ВКП(б). Оглашаю Вам показания ДОРОШИНА от 7-го февраля 1935 г. (показания зачитываются).

Известна ли Вам эта контрреволюционная деятельность ДОРОШИНА?  

ОТВЕТ: Повторяю, что о троцкистской деятельности ДОРОШИНА мне ничего не было известно. 

ВОПРОС: Следствие предъявляет Вам другое показание: показание КОЗЫРЕВА о контрреволюционной деятельности ДОРОШИНА.

КОЗЫРЕВ в протоколе допроса от 17-го февраля показывает, что он и ДОРОШИН проводили контрреволюционную троцкистскую деятельность, что они считали, что в партии нет демократии – всюду зажим, ДОРОШИН при этом клеветал на товарища СТАЛИНА. (Оглашаются показания ДОРОШИНА от 17/II-35 г.). 

Продолжаете ли Вы отрицать, что Вам были известны контрреволюционные взгляды ДОРОШИНА

ОТВЕТ: Эти взгляды ДОРОШИНА мне неизвестны.

ВОПРОС: Предъявляется Вам третье показание о ДОРОШИНЕ. Это показание работника комендатуры Кремля – ЛУКЬЯНОВА Ивана Петровича, который указывает на ДОРОШИНА как на участника контрреволюционной деятельности, как на троцкиста. (Оглашаются показания ЛУКЬЯНОВА от 3/III-35 г.).

Продолжаете ли вы отрицать, что Вам была известна контрреволюционная троцкистская деятельность ДОРОШИНА?

ОТВЕТ: Отрицаю; мне это не было известно.

ВОПРОС: Предъявляю вам четвертое показание о контрреволюционной деятельности ДОРОШИНА, показание ПАВЛОВА Ивана Ефимовича, в котором последний показывает, что ДОРОШИН в его присутствии распространял контрреволюционную клевету об обстоятельствах смерти Н.С. АЛЛИЛУЕВОЙ и что ДОРОШИН  входил в группу антисоветски настроенных людей. (Оглашаются показания ПАВЛОВА от 28/II-1935 г.).

Таким образом, Вам предъявлено четыре показания о контрреволюционной деятельности ДОРОШИНА.

Следствие предлагает Вам дать правдивый ответ на вопрос о том, что Вам известно о ДОРОШИНЕ.

ОТВЕТ: Я ничего не знаю. Но теперь я считаю, что он был контрреволюционером. Сужу об этом на основании материалов следствия.

ВОПРОС: Вы об этом и раньше знали?

ОТВЕТ: Нет, ибо я с ним вместе никогда не работал; откуда же я мог знать?

ВОПРОС: Ведь Вы его знаете с 1928 года?

ОТВЕТ: Да, я его действительно знаю с 1928 г.

ВОПРОС: Приходилось ли Вам за все время знакомства с ДОРОШИНЫМ, начиная с 1928 г., когда-либо говорить с ним на политические темы, обсуждать те или иные политические вопросы?

ОТВЕТ: Нет, никогда не приходилось. 

ВОПРОС: Вы явно говорите неправду: следствию известно, что Вы с ДОРОШИНЫМ разговаривали на политические темы, и в этих беседах Вы оба выявили себя как контрреволюционеры.

Предлагается Вам дать правдивый ответ.

ОТВЕТ: Я с ДОРОШИНЫМ на политические темы не разговаривал. 

ВОПРОС: ДОРОШИН передавал Вам клевету о якобы неестественной смерти АЛЛИЛУЕВОЙ. Подтверждаете ли Вы это?

ОТВЕТ: Нет, мне ДОРОШИН ничего об этом не говорил.

ВОПРОС: Предъявляю Вам показания КОЗЫРЕВА от 25-го февраля и от 13-го марта с<его> <года>, в которых КОЗЫРЕВ показывает, что в его присутствии ДОРОШИН передал Вам указанную клевету. (Оглашаются показания КОЗЫРЕВА). 

Что Вы можете показать по этому вопросу?

ОТВЕТ: Отрицаю. Никогда мне ДОРОШИН об этом не говорил.

ВОПРОС: Допускаете ли Вы, что КОЗЫРЕВ Вас оговаривает?

ОТВЕТ: Нет, не допускаю.

ВОПРОС: Как же Вы тогда объясняете показания КОЗЫРЕВА?

ОТВЕТ: Я знаю, что ДОРОШИН мне об этом не говорил.

ВОПРОС: Использовал ли ДОРОШИН свое служебное положение – помощника коменданта Кремля, согласно Вашим просьбам?

ОТВЕТ: Да, это было. ДОРОШИН устраивал мне пропуска на Красную площадь во время парадов. Точно когда это было – я не помню.

ВОПРОС: Устраивал ли вам ДОРОШИН пропуска на территорию Кремля?

ОТВЕТ: Да, я приходил к нему, только на квартиру. 

ВОПРОС: Рассказывал ли Вам ДОРОШИН о состоянии охраны Кремля?

ОТВЕТ: Нет, не рассказывал.

ВОПРОС: Следствие предлагает Вам ответить правдиво на поставленный вопрос.

ОТВЕТ: Подтверждаю тот же ответ.

ВОПРОС: Что Вам известно о КОЗЫРЕВЕ Василии Ивановиче?

ОТВЕТ: Я с ним познакомился в 1929 г. Он пришел ко мне на работу – я тогда работал заведующим по распределению жилплощади Хамовнического РУНИ. Он принес записку от ДОРОШИНА с просьбой помочь в устройстве КОЗЫРЕВУ комнаты, что я и сделал.

ВОПРОС: Бывали ли Вы у КОЗЫРЕВА на дому?

ОТВЕТ: Да, был раза три.

ВОПРОС: Известна ли Вам контрреволюционная деятельность КОЗЫРЕВА?

ОТВЕТ: Нет.

ВОПРОС: На политические темы Вы с ним говорили?

ОТВЕТ: Нет, никогда.

ВОПРОС: Материалами следствия, а также личными показаниями КОЗЫРЕВА установлено, что КОЗЫРЕВ являлся троцкистом, занимался пропагандой троцкистских взглядов, распространял клевету на вождей партии.

Что Вам известно по этому вопросу?

ОТВЕТ: Мне ничего не известно.

ВОПРОС: Оглашаю Вам показания КОЗЫРЕВА от 17-го февраля, в которых КОЗЫРЕВ признает свою троцкистскую деятельность. Что Вам известно об этой деятельности КОЗЫРЕВА?

ОТВЕТ: Ничего не известно.

ВОПРОС: Вы говорите явную ложь и пытаетесь запутать следствие. Что именно Вам известно об этой контрреволюционной деятельности КОЗЫРЕВА? 

ОТВЕТ: Повторяю, что мне ничего не известно.

ВОПРОС: Оглашаю Вам дальнейшие показания КОЗЫРЕВА – от 28 февраля этого года: "ГУСЕВ давал контрреволюционные оценки по отдельным вопросам политики партии". Подтверждаете ли Вы это?

ОТВЕТ: Это неверно!

ВОПРОС: Дальше КОЗЫРЕВ показывает: "Подтверждаю, что я входил в контрреволюционную троцкистскую группу в составе ДОРОШИНА, меня, ГУСЕВА и других".

Подтверждаете ли Вы это показание КОЗЫРЕВА? 

ОТВЕТ: Нет, это неверно.

ВОПРОС: В ряде других показаний КОЗЫРЕВ указывает случаи бесед его с вами на контрреволюционные темы. Будете ли Вы, наконец, говорить правду следствию?

ОТВЕТ: Подтверждаю все свои прежние показания: ничего о контрреволюционной троцкистской деятельности КОЗЫРЕВА мне не известно, и я в ней не участвовал.

ВОПРОС: Вы в течение долгих лет находились в близких товарищеских взаимоотношениях с троцкистом ДОРОШИНЫМ, троцкистом КОЗЫРЕВЫМ, участвовали вместе с ними в контрреволюционной троцкистской деятельности, входили в организованную ими контрреволюционную троцкистскую группу, участвовали в распространении клеветы на руководителей партии, которую они Вам передавали.

Подтверждаете ли Вы это?

ОТВЕТ: Нет, я все это отрицаю.

ВОПРОС: Вы показали, что познакомились с ДОРОШИНЫМ в 1928 году в доме отдыха в Сочи. Объясните, каким образом Вы получили путевку в этот дом отдыха?

ОТВЕТ: Путевку я получил в Санупре Кремля при помощи его начальника МЕТАЛЛИКОВА. Он мне ее дал ввиду того, что я как секретарь жилищной секции Фрунзенского Райсовета содействовал Санупру в том, чтобы в ускоренном порядке были выселены жильцы из дома, который был отведен Фрунзенским районом для нужд Санупра. За путевку я заплатил 80 рублей.

ВОПРОС: Были ли Вы в тот момент членом райсовета?

ОТВЕТ: Да, был членом Райсовета.

ВОПРОС: Таким образом, Вы получили взятку в виде путевки?

ОТВЕТ: Нет, это не взятка. Я это взяткой не считал, это не связано с жилой площадью.

 

Записано с моих слов правильно. Протокол мною прочитан.

 

А. ГУСЕВ.

 

Допросил: 

 

ПОМ. НАЧ. ЭКО ГУГБ НКВД (ДМИТРИЕВ)

 

верно: Уполн. Уемов


 

РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 109, Л. 91-99.

Comments