ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

КОЗЫРЕВА, Василия Ивановича от 9-го февраля 1935 г.


КОЗЫРЕВ В.И., 1899 г. рождения, член ВКП(б) с 1919 г. Слушатель 4-го курса Военно-химической Академии РККА.


ВОПРОС: Назовите лиц, с которыми Вы лично связаны, как по Академии, так и вне ее?

ОТВЕТ: Из лиц, с которыми я поддерживаю личные отношения, могу назвать слушателя Академии СЮХИНА, Петра Федоровича, члена ВКП(б), которого я знаю с 1926 г. по работе в Военно-Химическом управлении РККА, где мы вместе работали; БАРАБАНОВА Романа, члена ВКП(б), которого знаю по совместной учебе в Академии с 1933 г. Вне Академии – ЧЕРНЯВСКОГО, Михаила Кондратьевича, члена ВКП(б), работающего в штабе РККА в разведывательном управлении, которого знаю 1921 г. с химических курсов РККА в Москве, когда мы с ним одновременно прибыли с западного фронта; ДОРОШИНА, Василия Григорьевича, члена ВКП(б), дежурного помощника  коменданта Кремля, которого я знаю с детства, так как мы с ним происходим из одной деревни. ДОРОШИНА я считаю наиболее близким мне товарищем.

ВОПРОС: Что Вы можете показать о политических настроениях перечисленных Вами лиц?

ОТВЕТ: Из неоднократных бесед, которые я периодически вел на общеполитические и внутрипартийные темы с СЮХИНЫМ, БАРАБАНОВЫМ, ЧЕРНЯВСКИМ и ДОРОШИНЫМ, я твердо убежден в том, что все они являются крепкими выдержанными большевиками, за которыми не замечал никаких уклонов от генеральной линии партии. 

ВОПРОС: Поддерживаете ли Вы связь с кем-либо из бывш<их> участников троцкистской, зиновьевской или других антипартийных групп и с кем именно?

ОТВЕТ: Среди моих знакомых бывших участников троцкистской, зиновьевской или других антипартийных групп не было и нет.

ВОПРОС: С кем из числа преподавателей Военно-химической академии Вы поддерживаете отношения помимо служебных?

ОТВЕТ: Никаких отношений с преподавателями помимо тех, которые связаны с учебой, я ни с кем из них не поддерживаю.

ВОПРОС: Знаете ли Вы преподавателя Военно-Химической Академии ЛИБЕРМАНА?

ОТВЕТ: Знаю, что в Военно-Химической Академии действительно есть преподаватель ЛИБЕРМАН.

ВОПРОС: Были ли Вы лично связаны с ЛИБЕРМАНОМ?

ОТВЕТ: Лично я ЛИБЕРМАНА не знаю. С ним нигде не сталкивался, и даже по учебе, так как на том курсе, где я состою, он не преподавал.

ВОПРОС: Известно ли Вам, что ЛИБЕРМАН троцкист?

ОТВЕТ: Да, мне известно со слов слушателей Академии, что ЛИБЕРМАН троцкист.

30-го января вечером ко мне на квартиру зашел ЧЕРНЯВСКИЙ, который задал мне вопрос: "Что, ЛИБЕРМАН воюет с начальником Вашей Академии?" Я ответил ему, что никакой войны нет, что просто ЛИБЕРМАН исключен из партии как троцкист. На это ЧЕРНЯВСКИЙ возразил мне, что "ЛИБЕРМАН еще поцарапается, так как его делом заинтересовался нач<альник> ПУОКРа [1] тов. БУЛИН".

ВОПРОС: С какой целью ЧЕРНЯВСКИЙ вел с Вами разговор о троцкисте ЛИБЕРМАНЕ?

ОТВЕТ: В связи с чем интересовался у меня ЧЕРНЯВСКИЙ ЛИБЕРМАНОМ, мне неясно. Вообще ЧЕРНЯВСКИЙ часто интересовался Академией, где я учился. Знаю, что у него были в Академии связи с рядом руководящих лиц Академии, так, например, он встречался с начальником штаба Академии ЗАТОНСКИМ, начальником Научно-Исследовательского отдела Академии ГВОЗДИКОВЫМ, адъюнктом Академии МИХАЙЛОВЫМ.

ВОПРОС: Вы говорите неправду. Дайте правдивый ответ об истинной цели разговора ЧЕРНЯВСКОГО с Вами о троцкисте ЛИБЕРМАНЕ?

ОТВЕТ: Ничего больше, кроме того, что я сказал уже по этому поводу, я сказать не могу.

ВОПРОС: Знаете ли Вы ГУСЕВА и откуда?

ОТВЕТ: Знаю ГУСЕВА, члена ВКП(б), по специальности инженера. Познакомил меня с ним больше 2-х лет тому назад ДОРОШИН. ДОРОШИН мне говорил, что с ГУСЕВЫМ он познакомился в каком-то доме отдыха в Крыму, не то в 1929, не то в 1930 г., и с тех пор с ним поддерживал связь, причем ГУСЕВ бывал у ДОРОШИНА в Кремле. ГУСЕВ любит выпить и, на мой взгляд, как член партии мало устойчив.

ВОПРОС: Что Вам известно о настроениях ГУСЕВА?

ОТВЕТ: Мне с ГУСЕВЫМ почти не приходилось беседовать на политические темы, поэтому мне трудно ответить на этот вопрос, но по отдельным репликам его мне кажется, что он не уклонялся от генеральной линии партии.

ВОПРОС: Как часто Вы встречались с ГУСЕВЫМ?

ОТВЕТ: С ГУСЕВЫМ я встречался редко. Так, например, последний раз видел его, когда он пришел ко мне на квартиру вместе с ДОРОШИНЫМ в конце января 1935 г., а до этого я видел его в сентябре 1934 г. на массовом выезде в лес работников комендатуры Кремля.

ВОПРОС: Встречались ли Вы с ГУСЕВЫМ без ДОРОШИНА, когда и где?

ОТВЕТ: Без ДОРОШИНА с ГУСЕВЫМ я нигде не встречался.

ВОПРОС: Показаниями Вашей жены установлено, что ГУСЕВ бывал у Вас на квартире и без ДОРОШИНА. Признаете ли Вы это, и расскажите, с какой целью Вы встречались с ГУСЕВЫМ?

ОТВЕТ: Показания жены отрицаю, с ГУСЕВЫМ я без ДОРОШИНА не встречался.

ВОПРОС: Вы скрываете от следствия истинный характер Вашей связи с ГУСЕВЫМ. Предлагаем Вам дать правдивые ответы на поставленные вопросы?

ОТВЕТ: Категорически отрицаю встречи с ГУСЕВЫМ без ДОРОШИНА.

ВОПРОС: Знали ли Вы МАЗОВА и с какого времени?

ОТВЕТ: Знаю МАЗОВА приблизительно с 1929 г. по совместной работе в Военно-химическом управлении РККА, МАЗОВ беспартийный, инженер-калькулятор.

ВОПРОС: Когда, где и с какой целью Вы встречались с МАЗОВЫМ?

ОТВЕТ: Осенью 1933 г. МАЗОВ заходил ко мне на квартиру два раза по вопросу об изобретении, над которым мы вместе с ним работали с 1930 года.

ВОПРОС: Что Вам известно о настроениях МАЗОВА?

ОТВЕТ: С МАЗОВЫМ я никогда.никаких разговоров, кроме узко-специальных, не вел.

ВОПРОС: Знали ли Вы СОСИПАТРОВА?

ОТВЕТ: Знаю СОСИПАТРОВА с 1922 года по совместной учебе в Москве на химических курсах РККА. С 1923 г. по 1926 г. по окон­чании курсов я с СОСИПАТРОВЫМ не встречался. В 1926 г. встретился с ним снова в Военно-химическом управлении РККА, где он работал на одном из складов. Теперь вместе с ним учусь в Военно-химической Академии. СОСИПАТРОВ член ВКП(б).

ВОПРОС: Когда и где Вы встречались с СОСИПАТРОВЫМ?

ОТВЕТ: СОСИПАТРОВ в 1932 году был у меня вместе с женой в гостях, кажется, был и ДОРОШИН. В 1934 г. я был у СОСИПАТРОВА на квартире. Кроме этого, изредка встречался в Академии. 

ВОПРОС: Какие настроения у СОСИПАТРОВА?

ОТВЕТ: СОСИПАТРОВ был секретарем ячейки курса и членом бюро факультетской парторганизации. Из разговоров моих с ним, у меня сложилось впечатление, что он выдержанный большевик.

ВОПРОС: Вы враждебно настроены к партии и советской власти. Признаете ли Вы это?

ОТВЕТ: Нет, отрицаю. В 1930 году у меня были сомнения в правильности линии партии в отношении темпов коллективизации деревни. После появления письма тов. СТАЛИНА "Головокружение от успехов" – я сомнения эти изжил.

ВОПРОС: Сообщили ли Вы парторганизации, кому персонально и когда, о своих сомнениях в правильности линии партии в деревне?

ОТВЕТ: Нет, я никому не сообщил, так же как и не говорил об этом во время последней чистки партии.

ВОПРОС: Признаете ли Вы, что вы скрыли от партии свои несогласия с политикой партии?

ОТВЕТ: Да, я признаю, что я действительно скрыл это от партии.

ВОПРОС: С какой целью Вы скрыли это от партии?

ОТВЕТ: Так как сомнения в правильности линии партии были у меня кратковременными, и никто об этом не знал, я считал, что не было смысла об этом говорить.

ВОПРОС: Вы говорите неправду. Сомнения, которые у Вас были в правильности линии партии в деревне, не эпизодические. Вы скрывали от партии свои враждебные взгляды, т.к. вы были двурушником и предателем партии до последнего времени. Признаете ли Вы это?

ОТВЕТ: Признаю, что, скрывая от партии свои расхождения с партией (как я указал выше), фактически я был двурушником.

ВОПРОС: Ваше двурушничество в партии до последнего времени является следствием того, что Вы были фактически троцкистом и пропагандировали троцкистскую клевету против партии и ее руководства. Признаете ли Вы это?

ОТВЕТ: Признать это не могу, так как троцкистом я не был и не пропагандировал троцкистских взглядов.

ВОПРОС:  Из зачитанных Вам выдержек из показаний ДОРОШИНА видно, что Вы неоднократно вели с ним беседы о неправильной политике партии, в частности, в деревне, <об> отсутствии якобы демократии и зажиме в партии, клеветали на руководство партии и т.п. Признаете ли Вы это?

ОТВЕТ: ДОРОШИН знал о моих расхождениях с партией по вопросам коллективизации, однако я отрицаю, что я вел с ДОРОШИНЫМ беседы в троцкистском направлении. 

ВОПРОС: Вы говорите неправду. Показаниями того же ДОРОШИНА установлено, что Вы систематически обрабатывали его в троцкистском направлении. Признаете ли Вы это?

ОТВЕТ: Ч не мог обрабатывать в троцкистском направлении ДОРОШИНА, т.к. сам не являлся троцкистом и знал ДОРОШИНА как выдержанного члена партии. 

ВОПРОС: Как же так Вы можете заявлять следствию, что ДОРОШИНА считали выдержанным членом партии, если из Ваших же показаний видно, что ДОРОШИН, зная о Ваших расхождениях с политикой партии, вместе с Вами скрывал это от партии. Следствие требует от Вас дать правдивый ответ на поставленный вам вопрос?

ОТВЕТ: Я не считал ДОРОШИНА троцкистом, так же как и сам не был им и не вел разговоров в троцкистском духе.

ВОПРОС: Вы уклоняетесь от ответа по существу поставленного Вам вопроса. Расскажите лучше, какие указания Вы давали ДОРОШИНУ о необходимости пропаганды троцкистских взглядов и распространения клеветы против руководства ВКП(б), а также об обработке в троцкистском направлении неустойчивых членов ВКП(б)?

ОТВЕТ: За время моего знакомства с ДОРОШИНЫМ и в процессе всех встреч с ним я не вел с ним бесед во враждебном партии духе, так же как и не давал ему никаких указаний в этом направлении.

ВОПРОС: Передавал ли Вам ДОРОШИН так называемое завещание ЛЕНИНА?

ОТВЕТ: Никакого так называемого завещания ЛЕНИНА ни ДОРОШИН, ни кто-либо другой никогда мне не давали. О существовании так называемого завещания ЛЕНИНА я знал из стенографического отчета о работах одного из съездов ВКП(б), не то 14-го, не то 15-го, где в выступлении тов. СТАЛИНА приводились выдержки из этого документа.

ВОПРОС: Вы говорите неправду. ДОРОШИН показал следствию, что передал Вам лично так называемое завещание ЛЕНИНА, которое им – ДОРОШИНЫМ, Вами и другими Вашими единомышленниками использовывалось при троцкистской клевете на руководство ВКП(б). Признаете ли Вы это?

ОТВЕТ: Нет. Категорически отрицаю, что ДОРОШИН или кто-либо другой давал мне этот документ. 

ВОПРОС: Говорил ли Вам ДОРОШИН о своих сослуживцах по Кремлю?

ОТВЕТ: Нет, никогда в разговорах со мной ДОРОШИН не говорил о своих сослуживцах. Помню, что во время массового выезда в лес в 1934 г. работников комендатуры Кремля, в котором я принял участие, ДОРОШИН показал мне ПОЛЯКОВА и ОЗЕРОВА, но с ними не знакомил.

ВОПРОС: ДОРОШИН Вам говорил о своих сослуживцах по Комендатуре Кремля – ЛУКЬЯНОВЕ, ПАВЛОВЕ, ПОЛЯКОВЕ и СИНЕЛОБОВЕ. Расскажите, что именно Вам говорил о них ДОРОШИН?

ОТВЕТ: О ЛУКЬЯНОВЕ и СИНЕЛОБОВЕ мне ДОРОШИН ничего не говорил. С ПАВЛОВЫМ я познакомился в машине при возвращении в Москву с массового выезда в лес работников комендатуры Кремля.

ВОПРОС: Что Вам говорил ДОРОШИН о клеветнических беседах в отношении руководителей ВКП(б), ведшихся среди работников комендатуры Кремля?

ОТВЕТ: Припоминаю, что после смерти АЛЛИЛУЕВОЙ мне ДОРОШИН рассказал, что среди работников комендатуры Кремля ведутся клеветнические разговоры, что АЛЛИЛУЕВА умерла не естественной смертью, а отравилась.

ВОПРОС: Кому Вы передавали клевету об АЛЛИЛУЕВОЙ?

ОТВЕТ: В то время, когда ДОРОШИН передавал мне клевету об АЛЛИЛУЕВОЙ, при этом присутствовала моя жена. Эту клевету мы с ней передали ЧЕРНЯВСКОМУ. Допускаю, что я мог бы об этом же рассказать слушателям Военно-Химической Академии СЮХИНУ и БАРАБАНОВУ.

ВОПРОС: Признаете ли Вы, что Вам было известно от ДОРОШИНА о фактическом существовании группы троцкистов в Кремле?

ОТВЕТ: Нет, я об этом ничего не знаю.

ВОПРОС: Показаниями ДОРОШИНА установлено, что, будучи обработан Вами в троцкистском направлении, он вместе с другими единомышленниками фактически составляли группу троцкистов в Кремле и вели контрреволюционную работу против партии и руководства ВКП(б). Следствие требует от Вас правдивого ответа по существу поставленного Вам вопроса о том, что Вам было известно о существовании группы троцкистов и о Вашей роли в организации ее?

ОТВЕТ: Утверждаю, что мне по этому вопросу ничего не известно. 

ВОПРОС: Признаете ли Вы, что систематически распространяемая Вами и Вашими единомышленниками клевета против руководителей ВКП(б) вызывала озлобление и порождала в среде ваших единомышленников террористические настроения в отношении руководителей ВКП(б)?

ОТВЕТ: Этого не было и не могло быть, т.к. ни с ДОРОШИНЫМ, ни с другими лицами, с кем я встречался, никаких разговоров, направленных против руководства ВКП(б), я не вел.


КОЗЫРЕВ.


ДОПРОСИЛИ: 


НАЧ. СЕКР. ПОЛИТ. ОТДЕЛА ГУГБ: (Г. МОЛЧАНОВ)

ЗАМ. НАЧ. СЕКР. ПОЛИТ. ОТДЕЛА ГУГБ: (ЛЮШКОВ)


ВЕРНО: Уполн. Уемов



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 107, Л. 51-60.


[1] Политическое управление военного округа (в данном случае – Московского).

Comments