ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

КОЗЫРЕВА Василия Ивановича 

от 9-го марта 1935 года.


1899 года рожден<ия>, урож<енец> д. Поярково Михайловского района, Московской облаасти, из кулаков, что скрывал, был разоблачен на следствии, член ВКП(б) с 1919 г., русский, гр<аждани>н СССР, слушатель 4-го курса Военно-Химич<еской> академии им. т. Ворошилова, в РККА с 1919 г., жена Елена Ефимовна, 27 лет, б<ес>п<артийная>, служащая.


ВОПРОС: В протоколе допроса от 1/III-35 г. Вы отрицали, что пришли с ДОРОШИНЫМ к решению об убийстве тов. СТАЛИНА.

Ваш ответ явно лжив. Следствие предлагает Вам дать правдивый ответ. 

ОТВЕТ: Я отрицаю это обвинение.

ВОПРОС: Тогда же Вы показали, что с ДОРОШИНЫМ пришли к выводу, что необходимо изменение политики партии и сов<етского> правительства.

Каким путем должно это произойти?

ОТВЕТ: ДОРОШИН считал, что руководство ВКП(б) во главе с СТАЛИНЫМ оторвалось от масс и не считается с их запросами. В результате – серьезное недовольство трудящихся политикой партии и сов<есткой> власти.

Я поставил перед ДОРОШИНЫМ вопрос – какой же выход из создавшегося положения? Он ответил, что при наличии у руководства СТАЛИНА выход не может быть найден.

ВОПРОС: С Ваших слов получается, что вы были просто слушателем в этой беседе?

ОТВЕТ: Нет, я не могу вспомнить сейчас, кто первый из нас поднял этот вопрос, но я принял активное участие в его обсуждении. Я так же, как и ДОРОШИН считал, что при данном руководстве нет выхода из создавшегося положения. Мы были солидарны по всем пунктам.

ВОПРОС: Что же было дальше?

ОТВЕТ: Я указал ДОРОШИНУ, что изменение политики может произойти лишь вместе с изменением руководства.

ВОПРОС: Каким путем?

ОТВЕТ: Я развил следующую точку зрения. Действительность может вынудить ЦК и партию изменить политику в сторону приведения ее в соответствие с интересами масс. Можно ли на это рассчитывать? Я ответил – нет, этот путь исключен.

ВОПРОС: Согласился ли с этой оценкой ДОРОШИН?

ОТВЕТ: Да, он также считал, что нет никаких данных считать этот путь возможным и реальным.

ВОПРОС: Что же другое Вы предложили?

ОТВЕТ: Я указал, что представляется другая возможность возникновения сильной оппозиции, которая средствами фракционной борьбы добивается другого состава ЦК, ухода СТАЛИНА от руководства и в результате – изменения политики. Тут же я отверг и этот путь; ДОРОШИН со мной согласился – СТАЛИН имеет огромный авторитет в стране, а партия так монолитна, как никогда не была раньше.

ВОПРОС: К какому решению Вы и ДОРОШИН пришли?

ОТВЕТ: Мы пришли к выводу, что есть только один путь – это удаление СТАЛИНА – автора существующей политики партии.

ВОПРОС: Что Вы понимали под "удалением" СТАЛИНА?

ОТВЕТ: Под удалением СТАЛИНА мы понимали его насильственное устранение, физическое уничтожение.

ВОПРОС: Принимал ли еще кто-либо участие в этой беседе?

ОТВЕТ: Нет, мы были одни.

ВОПРОС: Где и когда состоялась эта беседа?

ОТВЕТ: Это было в апреле 1934 г. у ДОРОШИНА на квартире, на территории Кремля.

ВОПРОС: Что было Вами сделано для осуществления Вашего решения о необходимости убийства тов. СТАЛИНА?

ОТВЕТ: Мы ничего не сделали, этот разговор сразу же забыли и больше к этой теме не возвращались.

ВОПРОС: Вы даете ложный ответ и пытаетесь обмануть следствие. Вы и ДОРОШИН осуществляли меры по подготовке убийства тов. СТАЛИНА.

Предлагаю ответить, что Вами было сделано?

ОТВЕТ: К тому, что я сказал, добавить ничего не могу.


Записано с моих слов правильно. Протокол мною прочитан.


КОЗЫРЕВ.


ДОПРОСИЛИ: 


НАЧ. ЭКО ГУГБ НКВД СССР – МИРОНОВ.

ПОМ. НАЧ. ЭКО ГУГБ НКВД СССР – ДМИТРИЕВ.


верно: Уполн. Уемов



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 108, Л. 83-85.

Comments