ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

МИНДЕЛЬ Раисы Григорьевны

от 16-го марта 1935 г.


МИНДЕЛЬ Р.Г., 1906 г. рождения, еврейка, дочь мелкого кустаря сапожника из г. Гомеля, с незаконченным средним образованием, под судом и следствием не состояла. До ареста работала в Кремле, занимая должность секретаря Секретариата Президиума ЦИК СССР и референта по протокольным делам; в Кремле работала с 1926 г.


ВОПРОС: В каком году Вы переехали на постоянное местожительство в Москву?

ОТВЕТ: В 1926 г.

ВОПРОС: И сразу поступили на работу в Кремль?

ОТВЕТ: Да.

ВОПРОС: Кто Вас устроил на работу в Кремль?

ОТВЕТ: ИТИН, член ВКП(б), работавший в то время в Наркомфине, который после этого стал моим мужем.

ВОПРОС: Кому Вы непосредственно были подчинены по роду своей работы.

ОТВЕТ: Старшему референту ТРЕЩАЛИНОЙ, зав<едующему> Секретариатом Президиума ЦИК СССР ТЕРИХОВУ [1] и его заму СОТСКОВУ.

ВОПРОС: Почему Вы развелись с ИТИНЫМ?

ОТВЕТ: Потому что я стала сожительствовать с СОТСКОВЫМ, который одновременно со мной сожительствовал и с Ириной ГОГУА [2], сотрудницей Бюджетной Комиссии ЦИКа.

ВОПРОС: По роду своей работы имели ли Вы допуск к секретным материалам Президиума ЦИК СССР?

ОТВЕТ: Да, я имела также право пользоваться государственной печатью и факсимиле т.т. КАЛИНИНА, ЕНУКИДЗЕ, МЕДВЕДЕВА, ТАДЖИЕВА, ТЕРИХОВА и СОТСКОВА.

ВОПРОС: Следствие располагает данными о том, что Вы, работая в Кремле, бывали в кругу подозрительных лиц, не имеющих никакого отношения к Кремлю, посещали совместно с ними рестораны, участвовали совместно с ними в попойках и т.п. Подтверждаете ли Вы это?

ОТВЕТ: Категорически отрицаю это. Допускаю, что слухи о моих посещениях ресторанов объясняются тем, что я жила в "Метрополе".

ВОПРОС: А кто посещал Вас в "Метрополе"?

ОТВЕТ: ЕНУКИДЗЕ очень редко, раза три за все время моего проживания в гостинице; один раз совместно с ЕНУКИДЗЕ у меня была ГОГУА, которая также жила в "Метрополе"; кроме ЕНУКИДЗЕ бывали: моя сестра с мужем, брат, ИТИН со своим приятелем МАГИДИНЫМ, СОТСКОВ, ТРЕЩАЛИНА, ХВОЩЕВСКАЯ, РОГАЧЕВА, ЕФИМОВА и др<угие>.

ВОПРОС: Значит, Вы отрицаете тот факт, что Вы участвовали в попойках с подозрительными лицами, не имеющими никакого отношения к Кремлю?

ОТВЕТ: Да, категорически.

ВОПРОС: В таком случае я предъявляю Вам фотокарточку, на которой изображены Вы в обществе явно подозрительных людей и в состоянии явного опьянения. Что Вы можете сказать по этому поводу?

ОТВЕТ: На этой фотокарточке снята я совместно с СОТСКОВЫМ в гостях у приятеля СОТСКОВА доктора БЕССОНОВА.

ВОПРОС: БЕССОНОВ член партии?

ОТВЕТ: Нет.

ВОПРОС: Он имеет какое-либо отношение к Кремлю?

ОТВЕТ: Нет.

ВОПРОС: А остальные снятые на фотокарточке лица имеют отношение к Кремлю?

ОТВЕТ: Нет. Кто они и фамилии их, я не знаю. Один из них какой-то мелкий советский служащий.

ВОПРОС: Я предъявляю Вам еще одну фотокарточку, на которой изображены Вы с орденом Красного Знамени. Что Вы можете сказать по этому вопросу?

ОТВЕТ: На этой фотокарточке я снята с АВАНЕСОВЫМ. Орден принадлежал ему. Орден он надел на меня в шутку.

ВОПРОС: А для чего Вы хранили у себя несколько экземпляров этого снимка?

ОТВЕТ: У меня был один экз<емпляр>, остальные мне передали из архива АВАНЕСОВА после его смерти.

ВОПРОС: Следствие располагает данными о том, что Вы распространяли среди беспартийных служащих Кремля слухи о своей близости к ответственным работникам. Что Вы можете показать по этому вопросу?

ОТВЕТ: Отрицаю это. В частности, свою близость к СОТСКОВУ я тщательно скрывала от всех. Однако обо мне действительно циркулировали слухи о том, что я "фаворитка" ЕНУКИДЗЕ.

В частности, эти слухи распространяла обо мне сотрудница Секретариата Президиума ЦИКа СССР ГАМИЛЬТОН, которая после этого была уволена. Мне об этом рассказывала Ирина ГОГУА. Действительно, внешнее отношение ко мне ЕНУКИДЗЕ давало повод к предположениям о том, что ЕНУКИДЗЕ жил со мной. В особенности такие слухи стали распространяться обо мне после того, как я ездила вместе с ЕНУКИДЗЕ в его вагоне из Москвы в Ленинград. Кроме меня с ЕНУКИДЗЕ в вагоне в эту поездку ездили и следующие сотрудницы Секретариата: ХВОЩЕВСКАЯ, МАКАРОВА Галина, КУЗНЕЦОВА и КОХ. Ехали мы на сессию ЦИКа. Добавляю, что я лично неоднократно указывала ЕНУКИДЗЕ на то, что его внешнее отношение ко мне меня компрометирует. Вспоминаю, что еще в 1927 г., когда ЕНУКИДЗЕ приехал в дом отдыха ЦИКа – "Тетьково", где в то время я отдыхала, я говорила ему, что его приезд крайне неприятен для меня и дает повод для распространения сплетен о наших с ним взаимоотношениях.

ВОПРОС: Следствие располагает данными о том, что Вы в кругу беспартийных сотрудников Кремля распространяли разные клеветнические слухи антисоветского содержания. Что Вы можете сказать по этому поводу?

ОТВЕТ: Категорически это отрицаю.

ВОПРОС: А кого из так называемых бывших людей среди сотрудников Кремля Вы знаете?

ОТВЕТ: Исключительно по служебным делам я сталкивалась с такими лицами, как: КОТЛЯРЕВСКИЙ – в прошлом б<ывший> министр, консультант Бюджетной Комиссии ЦИКа; ИГНАТЬЕВ – в прошлом министр Северного Правительства, редактор-консультант при Секретариате Президиума ЦИКа; РОЗЕНФЕЛЬД Н.А., мать которой происходит из какой-то княжеской фамилии, работник кремлевской библиотеки; ПОНТОВИЧ [3] – в прошлом меньшевик или эсер, консультант Секретариата Президиума ЦИКа; ГАМИЛЬТОН – дочь б<ывшего> царского прокурора, машинистка Секретариата; Ирина ГОГУА – технический секретарь Бюджетной Комиссии, дочь меньшевика, который неоднократно арестовывался при советской власти; РОГАЧЕВА О.М. – секретарь секретной части Секретариата Президиума ЦИКа, в прошлом дочь фабриканта или купца и жена офицера царского времени; ЕФИМОВА – консультант Комиссии по делам гражданства, сестра РОГАЧЕВОЙ; АВСЕНЕВ – в прошлом офицер царской армии, старший референт наградной комиссии; РАЕВСКАЯ – б<ывшая> княжна, сотрудница Кремлевской библиотеки, женщина легкого поведения; МИНЕРВИНА – дочь попа, личный секретарь ЕНУКИДЗЕ; ДАВЫДОВА – сестра б<ывшего> министра ИГНАТЬЕВА, работница Кремлевской библиотеки.

ВОПРОС: За время Вашей работы в Кремле не поднимал ли кто-либо из партийной части Секретариата Президиума ЦИКа вопрос о засоренности аппарата? 

ОТВЕТ: Этот вопрос поднимал МАЩЕНКО.

ВОПРОС: И чего он добился?

ОТВЕТ: МАЩЕНКО был снят с работы и ушел из Кремля.

ВОПРОС: С кем из вышеперечисленных сотрудников Кремля Вы вели разговоры антисоветского и клеветнического характера?

ОТВЕТ: Таких разговоров никогда ни с кем не вела.

ВОПРОС; А что Вам известно об антисоветских настроениях этих лиц?

ОТВЕТ: Ничего не известно. Но до меня доходили слухи о том, что среди беспартийных сотрудников Кремля циркулировали всякого рода сплетни.

ВОПРОС: Прошу развить это показание.

ОТВЕТ: Сплетни эти главным образом замыкались в сфере бытовых и житейских вопросов. Сплетничали о том, кто с кем живет, кто пользуется возможностями получения лучших пайков, квартир, путевок в дома отдыха и курорты и т.п.

ВОПРОС: Вы явно пытаетесь обмануть следствие. Нам точно известно, что среди антисоветски настроенных элементов из беспартийных сотрудников Кремля циркулировали кроме сплетен и клеветнические слухи контрреволюционного характера, в распространении которых принимали участие и Вы.

ОТВЕТ: Категорически отрицаю свое участие в распространении каких бы то ни было контрреволюционных слухов. О сплетнях могу добавить следующее: в аппарате Секретариата Президиума ЦИКа работает машинисткой Елизавета ИЩУКОВА, молодая хорошенькая женщина. К ней хорошо относился ЕНУКИДЗЕ, и она бывала у него на дому в Москве и на даче.ИЩУКОВА всячески афишировала отношение к ней ЕНУКИДЗЕ. Она вообще отличалась болтливостью, поэтому, как мне рассказывала об этом ХВОЩЕВСКАЯ, ИЩУКОВА доходила до того, что открыто в трамвае рассказывала о том, что она бывает у ЕНУКИДЗЕ на дому, танцует там фокстрот и т.п. По этому вопросу я говорила лично с ЕНУКИДЗЕ. Я ему сказала, что я говорю с ним об ИЩУКОВОИ не из-за ревности, а потому, что мне дорог его авторитет, а ИЩУКОВА его явно компрометирует. После этого ЕНУКИДЗЕ перестал принимать у себя ИЩУКОВУ. Мне известен и следующий факт: ГВИЛЬДИС и БУТОВСКАЯ, обе комсомолки, сотрудницы Секретариата Президиума ЦИКа, также афишировали свое знакомство с ЕНУКИДЗЕ и открыто рассказывали о том, что они бывают у ЕНУКИДЗЕ на даче и весело там проводят время. Одной из них – ГВИЛЬДИС, она ворошиловский стрелок,  ЕНУКИДЗЕ подарил мелкокалиберную винтовку. Об этих комсомолках, ГВИЛЬДИС и БУТОВСКОЙ, я сказала ТРЕЩАЛИНОЙ в такой форме: "Эти девчонки слишком много говорят о нашем старике". В результате ЕНУКИДЗЕ также перестал принимать у себя на дому ГВИЛЬДИС и БУТОВСКУЮ.

Вспоминаю и такой случай. ИЩУКОВА говорила о том, что она обязательно получит квартиру в новом доме Правительственного Кооператива, давая понять, что квартиру ей устроит "наш старик", т.е. ЕНУКИДЗЕ.

Я немедленно сообщила об этом ТРЕЩАЛИНОЙ, которая резко оборвала своим замечанием по телефону ИЩУКОВОЙ ее сплетни.

Сплетни распространялись также и из Бюро Секретариата Президиума ЦИКа, среди машинисток которого имеются женщины, о которых у нас ходили слухи как о проститутках. Одной из таких является ДМИТРИЕВА.

ВОПРОС: Следствие интересуется данными об антисоветской деятельности и об антисоветских настроениях известных Вам по своей совместной с ними работе беспартийных сотрудников Кремля.

Что Вы можете показать по этому вопросу?

ОТВЕТ: Еще раз категорически отрицаю свое какое бы то ни было участие в этих разговорах.

ВОПРОС: А такие разговоры были?

ОТВЕТ: О таких разговорах мне ничего не известно.

ВОПРОС: Н.А. РОЗЕНФЕЛЬД Вы знаете?

ОТВЕТ: Знаю.

ВОПРОС: Что Вы можете о ней сказать?

ОТВЕТ: Н.А. РОЗЕНФЕЛЬД очень нервная, издерганная и с повышенной возбудимостью. Она очень странный человек. Она озлобленный человек. У меня о ней такое впечатление, что вся ее жизнь замыкается в вопросе о сыне.

ВОПРОС: А политическое лицо Н.А. РОЗЕНФЕЛЬД?

ОТВЕТ: Оно мне неизвестно. Встречалась я с ней очень редко.

ВОПРОС: С МУХАНОВОЙ Вы знакомы?

ОТВЕТ: Нет. Знаю, что МУХАНОВА работает в библиотеке, но лично с нею незнакома и с нею не раскланиваюсь.

ВОПРОС: РОЗЕНФЕЛЬД предлагала Вам познакомиться с одной иностранкой?

ОТВЕТ: Нет.

ВОПРОС: Перечислите всех Ваших знакомых иностранцев, указав, где Вы с ними познакомились.

ОТВЕТ: Категорически заявляю, что у меня нет и никогда не было ни одного знакомого иностранца.

ВОПРОС: Что Вы еще можете добавить к своим показаниям?

ОТВЕТ: Полагаю, что источником распространения сплетен в Кремле, в частности об ЕНУКИДЗЕ и о женщинах, которые его посещали на дому, является ЕГОРОВА Шура. ЕГОРОВА работает вместе с РОЗЕНФЕЛЬД в библиотеке Кремля. Она живет в Кремле, так как ее муж – начальник школы ВЦИК. ВОРОНЕЦКАЯ, посещавшая ЕНУКИДЗЕ на дому, лично говорила мне о том, что в библиотеке Кремля и вообще среди сотрудников Кремля становится известным о том, кто посещает ЕНУКИДЗЕ. По словам ВОРОНЕЦКОЙ, это происходит вследствие того, что курсанты школы ВЦИК, стоящие на постах в вестибюле дома, где живет ЕНУКИДЗЕ, КАЛИНИН и др<угие> члены правительства, рассказывают ЕГОРОВУ о том, кто посещает членов правительства и, в частности, ЕНУКИДЗЕ. ЕГОРОВ, по словам ВОРОНЕЦКОЙ, выбалтывал об этом своей жене, и та в свою очередь передавала об этом своим сослуживцам в библиотеке Кремля и другим кремлевским сотрудникам.

Таким образом, сотрудники Кремля узнавали о том, кто приходил на квартиру ЕНУКИДЗЕ и когда приходившие к нему от него уходили.

ВОПРОС: Вы лично с ЕГОРОВОЙ знакомы?

ОТВЕТ: Нет. Она работает у нас недавно, приблизительно с весны 1934 г.

ВОПРОС: С кем из сотрудников Кремлевской библиотеки была наиболее близка ЕГОРОВА?

ОТВЕТ: Поскольку вспоминаю, с РАЕВСКОЙ и БУРКОВОЙ, а также с ГОРДЕЕВОЙ.

ВОПРОС: РОЗЕНФЕЛЬД Н.А. с Вами об ЕГОРОВОЙ говорила?

ОТВЕТ: Нет, никогда.

ВОПРОС: Кто из сотрудников Кремлевской библиотеки помимо ЕГОРОВОЙ имел связи с охраной Кремля?

ОТВЕТ: Не знаю.

ВОПРОС: А вообще из сотрудников аппарата Кремля?

ОТВЕТ: Мне известно, что машинистка Секретариата Президиума ЦИК СКОЛКОВА жила с сотрудником Комендатуры ПОЛЯКОВЫМ Иваном Андреевичем. Об этом говорили у нас в Секретариате.

ВОПРОС: Давно ли работает СКОЛКОВА в Кремле и что Вы о ней знаете?

ОТВЕТ: В Секретариате Президиума она работает года четыре, до этого работала в приемной тов. КАЛИНИНА, в общем, в Кремле она работает 10 лет. СКОЛКОВА занималась распространением сплетен такого же порядка, как ЕЛЬЧАНИНОВА, БУРКОВА и др<угие>, т.е. рассказывала о том, кто с кем живет, говорила о том, что у ЕНУКИДЗЕ слабость к женщинам и т.п. СКОЛКОВА работала в Секретариате Президиума как машинистка на секретной работе. Она близка к НИКИТИНСКОЙ.

ВОПРОС: А что собой представляет ПОЛЯКОВ?

ОТВЕТ: Кто-то, не помню, кто именно, говорил мне, что ПОЛЯКОВ б<ывший> офицер, с ним я незнакома.

ВОПРОС: СКОЛКОВА занималась распространением клеветнических слухов антисоветского характера?

ОТВЕТ: Об этом я не слышала.

ВОПРОС: На всем протяжении следствия Вы явно пытаетесь дезориентировать следствие. Вы утверждаете, что за все время Вашей работы в Кремле Вам не приходилось слышать ни об одном антисоветском выступлении, исходящем из среды тех беспартийных сотрудников Секретариата, о которых Вы показали выше. Вы утверждаете, что и Вы не принимали участие в антисоветских разговорах. Следствие констатирует, что Вы даете ложные показания. Можете ли что-либо добавить к тому, что Вы показали?

ОТВЕТ: Нет.


Показания записаны с моих слов правильно и мною прочитаны.


Р. МИНДЕЛЬ.


ДОПРОСИЛ:


ПОМ. НАЧ. ИНО ГУГБ: (СЛАВАТИНСКИЙ)


Верно: Уполн. Уемов



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 109, Л. 18-29.
Опубликовано: Лубянка. Сталин и ВЧК—ГПУ—ОГПУ—НКВД. Архив Сталина. Документы высших органов партийной и государственной власти. Январь 1922—декабрь 1936 /М.: МФД, 2003, стр. 638-642.


[1] Здесь и далее в тексте ошибочно – "Терехову".

[2] Здесь и далее в тексте ошибочно – "Гугуа"

[3] В тексте ошибочно – "Пантович".

Comments