ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

МУХАНОВОЙ Екатерины Константиновны от 10-го февраля 1935 г.


МУХАНОВА Е.К., 36 лет, дворянка, урож<енка> г. Куйбышева, с 1931 г. до 1934 г. работала в правительственной библиотеке. До ареста работала в библиотеке кинокомбината. Муж (разошлись в 1934 г.) КИЗЮН Даметий [1] Симонович, член ВКП(б), зам<еститель> редактора журнала "Красный Интернационал профсоюзов".


ВОПРОС: Кто Вас рекомендовал на службу в правительственную библиотеку?

ОТВЕТ: От своей знакомой ЖУРАВЛЕВОЙ Анны Васильевны (бывш<ая> эсерка, последнее время работала в библиотеке 1 МГУ), я узнала, что в правительственную библиотеку требуются работники и что нужно обратиться к ПРЕЗЕНТУ. Я к нему обратилась и была зачислена в состав сотрудников.

ВОПРОС: Почему Вы оттуда ушли?

ОТВЕТ: Официально я ушла по собственному желанию; на самом деле мне предложили подать заявление об уходе в связи с поступившим на меня заявлением о моей якобы службе в чешской контрразведке.

ВОПРОС: Почему в Вашем уходе из правительственной библиотеки фигурируют официальная и неофициальная версия?

ОТВЕТ: Заведующий Секретариатом ВЦИК тов. ТЕРИХОВ и заведующий библиотекой СОКОЛОВА верили мне, что я в чешской контрразведке не работала, поэтому был избран такой путь моего ухода из библиотеки.

ВОПРОС: А что, была проведена специальная проверка по этому вопросу? 

ОТВЕТ: Не знаю.

ВОПРОС: Кто заявил о Вашей службе в контрразведке?

ОТВЕТ: ЖУРАВЛЕВА.

ВОПРОС: Почему Вы ее не привлекли к ответственности за клевету, раз Вы отрицаете свою службу в контрразведке?

ОТВЕТ: Это моя большая ошибка.

ВОПРОС: Может быть, Вы решили замять это дело потому, что в действительности Вы в контрразведке служили?

ОТВЕТ: Нет, я это отрицаю. 

ВОПРОС: С кем из сотрудников правительственной библиотеки Вы продолжали встречаться после ухода оттуда?

ОТВЕТ: Только с Н.А. РОЗЕНФЕЛЬД.

ВОПРОС: Как Вы ее знаете?

ОТВЕТ: 3наю, что она из рода князей БЕБУТОВЫХ, что она жена брата Каменева, что сын ее был троцкистом. Сама РОЗЕНФЕЛЬД, по моим впечатлениям, советски настроенный человек.

ВОПРОС: Это неправда; Вам хорошо известны антисоветские настроения РОЗЕНФЕЛЬД. В беседах с Вами она их не скрывала.

ОТВЕТ: Она выражала мне иногда недовольство материальными условиями, нехваткой продуктов и по другим бытовым вопросам.

ВОПРОС: Это не все. Какие контрреволюционные разговоры с Вами вела РОЗЕНФЕЛЬД; она ведь Вам передавала клевету на руководство партии и правительства?

ОТВЕТ: Да, РОЗЕНФЕЛЬД мне передавала, что ей известно (от кого, я не знаю), что официальная версия о смерти АЛЛИЛУЕВОЙ в результате болезни не соответствует действительности, что на самом деле АЛЛИЛУЕВА покончила жизнь самоубийством.

РОЗЕНФЕЛЬД мне также говорила, что самоубийство АЛЛИЛУЕВОЙ было вызвано ее несогласием с политическим курсом, проводимым в стране, в результате которого якобы деревня доведена коллективизацией до обнищания; в городе населению не хватает продуктов питания и др. 

ВОПРОС: Еще какие контрреволюционные разговоры с Вами вела РОЗЕНФЕЛЬД?

ОТВЕТ: Она распространяла гнусную клевету в отношении т. Сталина, говорила, что старые и ближайшие ученики Ленина — Зиновьев и Каменев отстранены от политической жизни, что в стране и в партии отсутствуют элементы демократии.

ВОПРОС: Еще что Вам говорила РОЗЕНФЕЛЬД о Зиновьеве и Каменеве? 

ОТВЕТ: Она восхваляла Зиновьева и Каменева, считая, что они имеют все данные находиться у руководства. Из ряда разговоров по этому вопросу с РОЗЕНФЕЛЬД я вынесла заключение об ее озлобленности по отношению к т. Сталину.

ВОПРОС: И после этого Вы утверждаете, что РОЗЕНФЕЛЬД советски настроенная?

ОТВЕТ: Нет. На самом деле РОЗЕНФЕЛЬД настроена безусловно контрреволюционно.

ВОПРОС: Знал ли еще кто-либо кроме Вас о контрреволюционных настроениях РОЗЕНФЕЛЬД?

ОТВЕТ: По моим наблюдениям, это должны были знать: ДАВЫДОВА, БУРАГО и работающая в Секретариате т. ЕНУКИДЗЕ ТРЕЩАЛИНА.

ВОПРОС: Что Вам известно об этих лицах?

ОТВЕТ: ДАВЫДОВА – дворянка, работает в правительственной библиотеке, антисоветски настроенная; БУРАГО – дворянка, также настроенная антисоветски. Обе они передавали мне клевету в связи со смертью АЛЛИЛУЕВОЙ, аналогичную той, которую мне передавала РОЗЕНФЕЛЬД.

ТРЕЩАЛИНА близка к РОЗЕНФЕЛЬД. Сама она дочь купца. С именем ТРЕЩАЛИНОЙ связаны распространяемые РОЗЕНФЕЛЬД и ДАВЫДОВОЙ клеветнические слухи о личной жизни руководителей партии и правительства [2]ТРЕЩАЛИНОЙ протежирует тов. ЕНУКИДЗЕ, который, по ее словам, к ней относится как отец родной.

Мне известно с ее слов и со слов РОЗЕНФЕЛЬД, что ТРЕЩАЛИНА часто посещает т. ЕНУКИДЗЕ на даче.

ВОПРОС: Откуда это известно РОЗЕНФЕЛЬД?

ОТВЕТ: РОЗЕНФЕЛЬД сама бывала на даче у ЕНУКИДЗЕ.

ВОПРОС: Одна?

ОТВЕТ: Нет, с сотрудницей библиотеки Кремля РАЕВСКОЙ, урожденной княжной УРУСОВОЙ, и ТРЕЩАЛИНОЙ.

ТРЕЩАЛИНА сообщила РОЗЕНФЕЛЬД, что А.С. ЕНУКИДЗЕ "понравилась РАЕВСКАЯ и он просил ее привезти к нему на дачу. Аналогичное приглашение от ЕНУКИДЗЕ получила через ТРЕЩАЛИНУ и РОЗЕНФЕЛЬД. Это приглашение было принято, и поездка на дачу состоялась.

ВОПРОС: Что Вам известно о РАЕВСКОЙ?

ОТВЕТ: Мне известно, что эта женщина легкого поведения; на работу в Кремль она поступила благодаря сожительству с покойным АКОПОВЫМ. Работая в библиотеке, РАЕВСКАЯ была в интимных отношениях с рядом сотрудников Кремля (ГУБЕРМАНОМ, УВАРОВЫМ). Обо всем этом мне говорила БУРАГО.

ВОПРОС: А РОЗЕНФЕЛЬД знала о том, что РАЕВСКАЯ женщина легкого поведения?

ОТВЕТ: Знала.

ВОПРОС: Что же, РОЗЕНФЕЛЬД являлась в данном случае поставщицей живого товара?

ОТВЕТ: Поскольку РОЗЕНФЕЛЬД знала, что из себя представляет РАЕВСКАЯ – это так.

ВОПРОС: Давно ли РОЗЕНФЕЛЬД занимается этой профессией?

ОТВЕТ: На этот вопрос я ответить не могу, а вот от ТРЕЩАЛИНОЙ знаю, что были еще такие случаи.

ВОПРОС: Что Вам еще известно о РАЕВСКОЙ?

ОТВЕТ: Мне известно, что после посещения РАЕВСКОЙ дачи А.С. Енукидзе она получила приглашение и была в правительственной ложе Большого театра, а также получала билеты на Красную площадь.

ВОПРОС: Кому Вы передавали клеветнические слухи, которые распространялись среди Ваших знакомых и о которых Вы передавали выше.

ОТВЕТ: Я их передавала моему брату и в библиотеке не то КУЛАКОВОЙ, не то НЕЛИДОВОЙ, возможно обеим.

ВОПРОС: У Вас имеются связи с иностранцами. Перечислите эти связи.

ОТВЕТ: Да, я поддерживала связь с сотрудницей английского посольства в Москве БЕНГСОН [3] Ниной Конрадовной. Познакомилась я с ней в доме отдыха Большого Академического Государственного театра СССР в Макопсэ (между Туапсе и Сочи) в 1933 г.

После приезда в Москву из дома отдыха я в течение 1933-34 г. была у БЕНГСОН 4 раза; один раз она была у меня на квартире.

ВОПРОС: Какое отношение Вы – сотрудница библиотеки Кремля и БЕНГСОН – сотрудница английского консульства имеете к Большому театру и почему Вы отдыхали в доме отдыха ГАБТа?

ОТВЕТ: Я и БЕНГСОН отношения к Большому театру не имеем. Путевки мы в этот дом отдыха купили случайно.

ВОПРОС: Какие разговоры с БЕНГСОН Вы вели в Москве в 1933-34 г.?

ОТВЕТ: С БЕНГСОН мы сговаривались часто по телефону, еще когда я работала в кремлевской библиотеке. Она звонила мне в Кремль, я ей звонила в консульство. Помню, что я у БЕНГСОН как-то брала английский журнал ВОК [4] для ТРЕЩАЛИНОЙ.

БЕНГСОН мне рассказывала о составе английского консульства и посольства (о после, консуле, других сотрудниках посольства и консульства английских), называла мне фамилии, которых я не помню, о своем положении там, я же ей ничего не рассказывала.

ВОПРОС: Чем Вы объясняете, что БЕНГСОН Вам рассказывала о своем месте службы, а Вы ей ничего не рассказывали?

ОТВЕТ: Она была менее любопытной, чем я.

ВОПРОС: Вы показываете неправду. У нас имеются данные, что Вы БЕНГСОН рассказывали о Вашей службе, о Ваших знакомых по службе, о порядке прохода в Кремль, охране и т.д.

ОТВЕТ: О моей службе и знакомых по службе я БЕНГСОН действительно рассказывала. Больше я ей ничего не рассказывала.

ВОПРОС: По какому телефону Вы звонили БЕНГСОН в консульство?

ОТВЕТ: Звонила я БЕНГСОН по телефону 4-54-12.

ВОПРОС: Кого из Ваших знакомых знает БЕНГСОН?

ОТВЕТ: Я и БЕНГСОН знакомы с сотрудницей Анилтреста — ДЕНИСОВОЙ Тамарой Павловной и ее приятельницей Софьей Зиновьевной (фамилии не помню), работающей тоже в Анилтресте. ДЕНИСОВА до последнего времени поддерживает связь с БЕНГСОН.

ВОПРОС: Делала ли Вам какие-либо предложения БЕНГСОН?

ОТВЕТ: Никогда никаких не делала.

ВОПРОС: При Вашем участии из библиотеки Кремля были похищены книги специального хранения. Одна из таких книг обнаружена у Вас при обыске. Какая связь между этим фактом и просьбами, с которыми к Вам обращалась БЕНГСОН?

ОТВЕТ: Действительно, при обыске у меня обнаружена книга, которую РОЗЕНФЕЛЬД, по моей просьбе, дала мне во временное пользование. К БЕНГСОН это отношения не имеет.

ВОПРОС: Когда Вам дала РОЗЕНФЕЛЬД эту книгу?

ОТВЕТ: Больше полугода тому назад.

ВОПРОС: Если Вы взяли у РОЗЕНФЕЛЬД во временное пользование книгу, почему Вы в течение полугода ее не вернули?

ОТВЕТ: Забыла.

ВОПРОС: Почему на книге нет инвентарного номера библиотеки?

ОТВЕТ: Не знаю.

ВОПРОС: По данным следствия, Вы вместе с РОЗЕНФЕЛЬД, а после Вашего ухода из библиотеки – РОЗЕНФЕЛЬД, систематически похищали из библиотеки Кремля целый ряд книг специального хранения. Обнаруженная у Вас при обыске немецкая книга "Штурм – Ибер Русланд" [5] также похищена в числе прочих.

Знаете ли Вы это, а также расскажите, с какой целью Вы производили хищение книг.

ОТВЕТ: Я к хищению книг не причастна.


МУХАНОВА


ДОПРОСИЛИ: 


ЗАМ. НАЧ. СЕКР. ПОЛИТ. ОТДЕЛА ГУГБ (Люшков)

НАЧ. 2 ОТДЕЛЕНИЯ СПО ГУГБ (Каган)


Верно: Уполн. Уемов



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 107, Л. 74-82.
Опубликовано: Лубянка. Сталин и ВЧК—ГПУ—ОГПУ—НКВД. Архив Сталина. Документы высших органов партийной и государственной власти. Январь 1922—декабрь 1936 /М.: МФД, 2003, стр. 606-610.


[1] Скорее всего, правильное написание имени Д.С. Кизюна – Дементий.

[2] В мемуарах И.К. Гогуа (Червакова И. Песочные часы: История жизни Ирины Гогуа в восьми кассетах, письмах и комментариях // Дружба народов. – 1997. – № 4. – с. 59-104; № 5. – с. 75-119.) имеется следующий пассаж, являющийся расшифровкой магнитофонной записи, сделанной Ириной Гогуа: "Я знаю обстоятельства самоубийства Нади <Аллилуевой>. Дело было, кажется, в ноябрьские праздники, я всегда путаю. Они все были у Ворошилова. И Надя сидела напротив Иосифа Виссарионовича. Он, как всегда, ломал папиросу, набивал трубку и курил. Потом скатал шарик, стрельнул и попал Наде в глаз. И вот Надя, при ее очень большой выдержанности, что-то резко сказала ему об азиатской шутке. Он вскочил, обхамил ее по первому классу, тут же позвонил по телефону, заказал машину, и позвонил Леле Т. А Леля Т. работала у нас в аппарате, заведовала протокольным отделом. Говорят, во время гражданской войны где-то на фронте у нее были какие-то отношения с Иосифом. Леля была единственным человеком, у которого стояла вертушка. И иногда раздавался звонок, Леля бежала к Авелю и исчезала. Иосиф уехал. Надя какое-то время побыла и ушла домой. В два часа ночи к Авелю пришел Ворошилов и сказал, что ему очень не понравилось лицо Нади, когда она уходила. Авель говорит, пойдем лучше утром. Когда я буду идти на работу, зайду обязательно. Няня детей рассказывала, что Надя пришла, прошла в детскую, разбудила детей, плакала, потом сказала, что идет спать, чтоб ее до восьми утра не будили. Выстрела никто не слышал, а когда пришли, она была мертва.

Вот все дело аппарата Енукидзе – это дело смерти Нади Аллилуевой, потому что первое заключение медицинское о ее смерти, подписанное Левиным и Канель, было такое, что выстрел произошел из браунинга, впритык приставленного под левую грудь, так, что от этого получился ожог, и смерть была моментальной". Елена Сатаровна Трещалина работала в секретариате президиума ЦИК СССР в должности старшего референта по протокольным делам (см. Список личного состава секретариата президиума ЦИК Союза ССР на 5 марта 1935 г., РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 103, Л. 237-240).

[3] Здесь и далее в тексте ошибочно – "Бенксон".

[4] Очевидно, речь идет о журнале Vogue.

[5] Очевидно, имеется в виду книга László Nagy Sturm Uber Russland. ("Гроза над Россией. Ленин и великая революция")

Comments