ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

МУХАНОВОЙ Екатерины Константиновны

от 16 февраля 1935 г.


МУХАНОВА Е.К., 36 лет, дворянка, уроженка г. Куйбышева. С 1931 г. по 1934 г. работала в правительственной библиотеке, до ареста работала в библиотеке кинокомбината. Муж (разошлись в 1934 г.) КИЗЮН Даметий Симонович, член ВКП(б), зам<еститель> редактора журнала "Красный Интернационал профсоюзов".
Мать – Елена Петровна, живет в Москве, дает уроки немецкого языка.
Брат Константин – Москва, инженер института сооружений.
Сестра Наталья – Москва, преподавательница физкультуры на з<аво>де "Шарикоподшипник"; Мария Дейнека домохозяйка, ее муж артист радиотеатра.


ВОПРОС: Ваши показания 10.II.35 г. в отношении вашей связи с сотрудницей английского консульства в Москве – Ниной Конрадовной [1] БЕНГСОН – неоткровенны.

Предлагаем сообщить все о ваших связях с БЕНГСОН.

ОТВЕТ: Действительно, мои показания от 10.II в части моей связи с Н.К. БЕНГСОН неполностью отражают характер этой связи. Я имела с БЕНГСОН еще ряд бесед, о которых 10 февраля не показывала.

ВОПРОС: Какие еще беседы вы имели с БЕНГСОН?

ОТВЕТ: Как я уже показывала, я познакомилась с БЕНГСОН в доме отдыха ГАБТ СССР в Макопсе, куда мы обе случайно достали путевки.

ВОПРОС: Объясните, каким путем вы достали путевки?

ОТВЕТ: Моя знакомая – ЛЕМКЕ Елена Владимировна, работавшая в качестве технического секретаря в месткоме Большого театра в 1933 г., мне сообщила, что в ГАБТ можно достать путевку в дом отдыха в Макопсе (между Сочи и Туапсе). Я пришла в ГАБТ (на Дмитровке), обратилась к ЛЕМКЕ, она меня проводила в ту комнату, где выдают путевки, и я за 300 рублей приобрела путевку на октябрь месяц в 1933 г. 

ВОПРОС: Значит, вы приобрели путевку по протекции ЛЕМКЕ?

ОТВЕТ: Да, при ее содействии.

ВОПРОС: А разве в ГАБТе продавались путевки всем желающим, хотя и не имеющим отношения к ГАБТу?

ОТВЕТ: Точно не знаю.

ВОПРОС: А как достала путевку БЕНГСОН в этот дом отдыха?

ОТВЕТ: Она тоже достала путевку частным образом, но от кого – мне неизвестно.

ВОПРОС: Какие беседы вы вели с БЕНГСОН в Макопсе?

ОТВЕТ: В доме отдыха в Макопсе БЕНГСОН узнала от меня о том, что я работаю в Кремле в правительственной библиотеке; она мне сообщила о том, что она работает в английском консульстве и рассказала мне о себе следующее: что она родилась в Одессе, что отец ее по национальности швед, русский подданный, уехал из России за границу, когда – она мне не сообщила; БЕНГСОН училась в Москве во французской гимназии. В Москве БЕНГСОН работала в каком-то научно-исследовательском институте и обучалась английскому языку. Позже она работала в каком-то акционерном или концессионном обществе (помню, что она мне говорила, что это общество связано с американцами).

Не знаю, в каком году БЕНГСОН была арестована органами ОГПУ. Она мне говорила, что этот арест был также связан с нахождением за границей какого-то близкого ей человека.

После освобождения из ОГПУ БЕНГСОН при содействии своего знакомого, работавшего вместе с ней в акционерном или концессионном обществе, поступила на работу в английское консульство в качестве технического работника. 

ВОПРОС: Как фамилия этого знакомого БЕНГСОН?

ОТВЕТ: Фамилии она мне не называла.

ВОПРОС: А какие подробности из своей жизни вы ей рассказывали в Макопсе?

ОТВЕТ: Я ей о себе подробностей в Макопсе не рассказывала.

ВОПРОС: Вы говорите неправду.

ОТВЕТ: Я ей действительно рассказывала о себе, но не помню точно где – в Макопсе или в Москве.

ВОПРОС: Что вы рассказывали Бенгсон о себе?

ОТВЕТ: Я ей рассказывала, что я дворянка, говорила, кажется, о своих родственниках и моем муже – КИЗЮНЕ.  

ВОПРОС: Как БЕНГСОН с вами условилась встретиться в Москве?

ОТВЕТ: Мы обменялись с ней, по ее просьбе, телефонами, кроме того, она мне дала свой квартирный адрес. Я ей дала телефон: Кремль, добавочный 1-56; она мне дала телефон английского консульства 4-54-12 и сообщила свой домашний адрес: Сретенка, Даев пер<еулок>, номера дома не помню.

ВОПРОС: Как вы связались с БЕНГСОН в Москве?

ОТВЕТ: Насколько помню, БЕНГСОН непосредственно впервые мне не звонила, а от ее имени мне позвонила ДЕНИСОВА Тамара Павловна, работающая в Анилтресте [2], – наша общая знакомая по Макопсе, и передала мне приглашение от Бенгсон зайти к ней. Я ее посетила на дому и пробыла у ней часа два.

ВОПРОС: Сколько раз всего вы встречались с БЕНГСОН в Москве?

ОТВЕТ: Точно не помню, раз пять. Кроме того, БЕНГСОН была один раз у меня на квартире.

ВОПРОС: Расскажите, в какой период происходили эти встречи? 

ОТВЕТ: Они были в ноябре, декабре 1933 г., феврале, марте и апреле 1934 г. 

ВОПРОС: Таким образом, вы встречались с БЕНГСОН регулярно, примерно раз в месяц?

ОТВЕТ: Да.

ВОПРОС: Когда БЕНГСОН была у вас на квартире?

ОТВЕТ: У меня она была до февраля 1934 г., когда точно, не помню.

ВОПРОС: Разве после апреля 1934 г. вы с БЕНГСОН больше не встречались?

ОТВЕТ: Нет, не встречалась.

ВОПРОС: Почему ваши регулярные встречи с БЕНГСОН вдруг прервались?

ОТВЕТ: Я узнала, точно не помню, от кого, что в Кремле стали известны мои связи с английским консульством, и предполагала, что это явилось причиной моего увольнения с работы. Опасаясь дальнейших неприятностей, я решила пока связь прекратить.

ВОПРОС: Расскажите содержание ваших бесед с БЕНГСОН во время указанных вами встреч.

ОТВЕТ: БЕНГСОН рассказывала мне о сотрудниках посольства и консульства, о своей работе в консульстве, о своих отношениях с англичанами. БЕНГСОН мне говорила, что ею очень интересуются англичане и всячески ее обхаживают. Из ее разговоров мне казалось, что она работает в пользу англичан. Углублять с ней эти разговоры я считала неудобным, да и она больше мне о себе ничего не говорила.

ВОПРОС: Почему вам казалось, что БЕНГСОН работает в пользу англичан? 

ОТВЕТ: У меня сложилось такое впечатление в результате вопросов, которые она мне задавала.

ВОПРОС: Из этой части ваших показаний видно, что БЕНГСОН все-таки была с вами довольно откровенна. Чем вы можете это объяснить?

ОТВЕТ: Не могу ничем объяснить. Я ей, видимо, просто понравилась.

ВОПРОС: Вы увиливаете от прямого ответа. Откровенность Бенгсон с вами, очевидно, объясняется другими причинами. Расскажите, какие сведения вы сообщали БЕНГСОН? 

ОТВЕТ: Я действительно передавала БЕНГСОН ряд сведений о Кремле, которые ей как сотруднице английского консульства я не должна была сообщать ввиду их секретности.

ВОПРОС: Какие это сведения?

ОТВЕТ: Я рассказывала БЕНГСОН о пропускной системе, регулирующей вход и выход из Кремля; я ей говорила о том, что в Кремле несут охрану, кроме регулярных войск, работники ГПУ.

ВОПРОС: По своей инициативе вы рассказывали это БЕНГСОН или она вас об этом расспрашивала?

ОТВЕТ: Инициатива принадлежала БЕНГСОН.

ВОПРОС: Расспрашивала ли вас БЕНГСОН о членах правительства?

ОТВЕТ: БЕНГСОН интересовалась – кто из членов правительства проживает в Кремле. Я ей сообщила, что в Кремле живет т. Молотов, что к нам в библиотеку заходит Енукидзе.

ВОПРОС: Еще о ком вас расспрашивала БЕНГСОН?

ОТВЕТ: Она расспрашивала меня – видела ли я в Кремле тов. Сталина и как он обычно одет. Я ей сказала, что Сталина в Кремле мне видеть не приходилось.

БЕНГСОН также меня спрашивала, приходили ли вообще члены правительства в библиотеку и встречала ли я кого-либо из них в Кремле. Я рассказывала БЕНГСОН, что в свое время я бывала на квартире у покойного В.В. Куйбышева, с женой которого – КЛУШИНОЙ – я была знакома по совместной учебе в гимназии в Самаре. В связи с этим Бенгсон расспрашивала у меня подробности о квартире Куйбышева, как он живет. Я ей это рассказала.

ВОПРОС: Что у вас спрашивала БЕНГСОН об охране руководителей партии и правительства?

ОТВЕТ: Насколько помню – об этом она не спрашивала. 

ВОПРОС: Из этой части ваших показаний видно, что сведения, которые вы передавали Бенгсон, вы сообщали ей в результате ее заданий.

ОТВЕТ: Да, выходит так.

ВОПРОС: Известны ли вам какие-либо связи БЕНГСОН в Кремле?

ОТВЕТ: В одном из наших разговоров Бенгсон мне сказала, что она имеет общих знакомых с машинисткой ЦИК Союза НИКИТИНСКОЙ, хотя лично ее не знает.

ВОПРОС: В связи с чем у вас зашел разговор о НИКИТИНСКОЙ?

ОТВЕТ: Это было так: в одном из разговоров БЕНГСОН подробно интересовалась А.С. Енукидзе. Узнав от меня, что библиотека подчинена секретариату ЦИК, который возглавляет он, ЕНУКИДЗЕ, она расспрашивала меня, что это за человек, какой он из себя; правда ли, что он любит ухаживать за женщинами. Я ей ответила, что Енукидзе действительно любит ухаживать за женщинами, но фамилий при этом не называла. Тогда БЕНГСОН спросила меня, знаю ли я машинистку ЦИК НИКИТИНСКУЮ, и сказала мне, что Енукидзе не то бывает у Никитинской, не то за ней заезжает.  

ВОПРОС: Знаете ли вы НИКИТИНСКУЮ?

ОТВЕТ: Я с ней не знакома.

ВОПРОС: Таким образом, из ваших показаний установлено, что после вашего знакомства с БЕНГСОН в октябре 1933 г. в Макопсе вы с ней на протяжении полугода регулярно встречались в Москве, по ее заданиям сообщали ей сведения секретного характера о Кремле, в котором вы работали. При этом вы знали, что БЕНГСОН работает в пользу англичан.

Признаете ли вы, что вы были привлечены Бенгсон для работы в пользу англичан и выполняли ее задания?

ОТВЕТ: Признаю, что, передавая БЕНГСОН секретные сведения, зная при этом об ее работе в пользу англичан, я, по существу, занималась шпионажем. БЕНГСОН сказала мне, что могла бы меня рекомендовать на работу в консульство.   

ВОПРОС: Чем вы объясняете обещание БЕНГСОН рекомендовать вас на работу в английское консульство?

ОТВЕТ: Не исключено, что она при этом исходила из услуг, которые я ей оказывала.


Записано с моих слов верно, мною прочитано.


МУХАНОВА


ДОПРОСИЛИ:


НАЧ. СЕКР. ПОЛИТ. ОТД. ГУГБ (Г. Молчанов)

ЗАМ. НАЧ. СПО ГУГБ (Люшков)

НАЧ. 2 ОТДЕЛЕНИЯ СПО (Каган)


Верно: Уполн. Уемов


АКТ

1935 года, февраля 16 дня.


Во время допроса гр<ажданки> Е.К. МУХАНОВОЙ была в связи с ее показаниями проведена проверка телефона № 4-54-12.

Установлено, что этот телефон принадлежит Великобританскому консульству в Москве, ул. Воровского № 46.


СПРАВКА: Список абонентов Московской телефонной сети, стр. 194.


НАЧ. 2 ОТД. СПО ГУГБ: КАГАН.



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 107, Л. 124-133.


[1] В тексте ошибочно – "Кондрадовной".

[2] Государственный трест анилино-красочной промышленности.

Comments