ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


Сов. секретно. –

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б) –

тов. ЕЖОВУ. –


Направляю Вам следующие протоколы допросов:


1. РОЗЕНФЕЛЬД, Нины Александровны, от 8/III-1935 г.

2. МУХАНОВА, Константина Константиновича, от 8/III-1935 г.

3. КОЗЫРЕВА, Василия Ивановича, от 9/III-1935 г.


ЗАМ. НАРОДНОГО КОМИССАРА
ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СССР Я. Агранов (Агранов)


10 марта 1935 г.


№ 55577



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 108, Л. 74


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

РОЗЕНФЕЛЬД Нины Александровны

от 8-го марта 1935 года.


РОЗЕНФЕЛЬД Н.А., 1886 г<ода> рожд<ения>, урож<енка> г. Тифлиса, армянка, гр<ажданка> СССР, дворянка, б<ес>п<артийная>, окончила гимназию в Тифлисе. Работала ст<аршим> библиотекарем правительственной библиотеки в Кремле. Проживает: М. Никитская, 16, кв. 105.
Отец – ЕСАЕВ, умер в 1928 г., был инженером-путейцем, б<ес>п<артийным>, служил в Упр<авлении> Средне-Азиатской дороги. Мать – княжна БЕБУТОВА, также умерла. Брат – Константин Александрович, 45 лет, преподаватель промышленной академии в Москве, б<ес>п<артийный>, б<ывший> офицер. Сын – РОЗЕНФЕЛЬД, Борис Николаевич, 1908 г. рожд<ения>, б<ес>п<артийный>, в 1927 г. исключен из членов ВЛКСМ как троцкист, инженер, работает в Московской теплоэлектроцентрали, и бывш<ий> муж РОЗЕНФЕЛЬД – РОЗЕНФЕЛЬД, Николай Борисович (брат КАМЕНЕВА), б<ес>п<артийный>, художник, разошлась с ним в 1922 г., арестованы по одному с ней делу.


ВОПРОС: В протоколе допроса от 7/III-1935 года Вы показали, что совместно с МУХАНОВОЙ принимали участие в подготовке террористического акта против т. СТАЛИНА. сообщите, какие именно мероприятия Вами были проведены?

ОТВЕТ: В своих показаниях от 7/III-1935 года я уже сообщила следствию, что совместно с МУХАНОВОЙ выясняла месторасположение служебного кабинета и квартиры СТАЛИНА и вопросы, связанные с охраной в Кремле. Все это нами выяснялось с целью установления возможных условий для совершения террористического акта против СТАЛИНА.

ВОПРОС: Это не все. Следствию известно, что Вами и МУХАНОВОЙ были обсуждены конкретные мероприятия по подготовке террористического акта. Подтверждаете ли Вы это?

ОТВЕТ: Да, подтверждаю. Мною с МУХАНОВОЙ было решено, что наиболее осуществимая возможность к совершению террористического акта – это использование того, что мы работаем библиотекарями правительственной библиотеки Кремля с тем, чтобы попасть на работу в личную библиотеку СТАЛИНА.

ВОПРОС: Что с этой целью было предпринято?

ОТВЕТ: Примерно с 1933 года я и МУХАНОВА через библиотекаршу правительственной библиотеки ДАВЫДОВУ З.И. пытались поступить на работу в личную библиотеку СТАЛИНА. ДАВЫДОВА должна была нас устроить через сотрудницу Секретариата ЦИКа МИНЕРВИНУ, от которой зависело решение этого вопроса.

ВОПРОС: Почему Вы действовали через ДАВЫДОВУ З.И., а не обратились непосредственно к МИНЕРВИНОЙ?

ОТВЕТ: В протоколе допроса от 1/III-1935 года я уже сообщила следствию о существовании среди сотрудников правительственной библиотеки Кремля контрреволюционной группы, в которую входили: я – РОЗЕНФЕЛЬДМУХАНОВА, БУРАГО, РАЕВСКАЯ, БАРУТ и СИНЕЛОБОВА. В эту контрреволюционную группу входила и ДАВЫДОВА З.И. Зная активные антисоветские настроения ДАВЫДОВОЙ, нуждаясь в ее содействии для поступления в личную библиотеку СТАЛИНА, я и МУХАНОВА ей доверили о наших террористических намерениях. ДАВЫДОВА обещала нам оказать содействие, переговорив для этого с МИНЕРВИНОЙ, с которой она была в хороших отношениях.

ВОПРОС: Знала ли МИНЕРВИНА об истинных целях Вашего и МУХАНОВОЙ поступления в личную библиотеку тов. СТАЛИНА?

ОТВЕТ: Нет, не знала. Я, МУХАНОВА и ДАВЫДОВА решили МИНЕРВИНУ в истинные цели наших намерений не посвящать.

ВОПРОС: Каким путем Вы и МУХАНОВА предполагали совершить террористический акт?

ОТВЕТ: МУХАНОВА мне заявила, что она чувствует себя вполне подготовленной к тому, чтобы в случае встречи со СТАЛИНЫМ в его личной библиотеке – в него выстрелить. Я, наблюдая в течение длительного времени за МУХАНОВОЙ, зная ее озлобленность против Соввласти и СТАЛИНА, зная ее прошлое (она дворянка, отец ее был видным белым, сама она в прошлом работала в чешской контрразведке), не сомневалась в том, что она сумеет выполнить это свое намерение.

ВОПРОС: Где Вы предполагали взять оружие?

ОТВЕТ: МУХАНОВА мне говорила, что она имеет такие связи среди сотрудников комендатуры Кремля, которые она сумеет использовать для того, чтобы в нужный момент достать оружие. 

ВОПРОС: Кого она Вам персонально называла из своих знакомых, работающих в комендатуре Кремля?

ОТВЕТ: Возможно, что она мне и называла кого-либо из своих знакомых, работающих в комендатуре Кремля, но сейчас я не могу вспомнить ни одной фамилии. Я постараюсь это вспомнить и сообщу следствию дополнительно.

ВОПРОС: Кто еще должен был Вам и МУХАНОВОЙ оказать содействие в совершении террористического акта против т. СТАЛИНА?

ОТВЕТ: После приезда МУХАНОВОЙ осенью 1933 года из отпуска я обратила внимание на то обстоятельство, что террористические намерения МУХАНОВОЙ значительно укрепились, и что она с особой энергией добивается от ДАВЫДОВОЙ, чтобы последняя устроила нас на работу в личную библиотеку СТАЛИНА. Вскоре МУХАНОВА мне сообщила, что она связалась с сотрудницей английского посольства БЕНГСОН, что БЕНГСОН она сообщила о ведущейся работе по подготовке террористического акта против СТАЛИНА и что БЕНГСОН настаивала на быстрейшем выполнении этого террористического акта, обещая, если это потребуется, оказать необходимое содействие.


Записано с моих слов верно, мною прочитано.


РОЗЕНФЕЛЬД


ДОПРОСИЛИ:


НАЧ. ЭКО ГУГБ НКВД СССР (МИРОНОВ)

НАЧ. 3-ОТД. ЭКО ГУГБ НКВД СССР (ЧЕРТОК)


верно: Уполн. Уемов



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 108, Л. 75-78.

Comments