ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

РОЗЕНФЕЛЬД<А>, Николая Борисовича, от 5/III-35 г.


РОЗЕНФЕЛЬД Н.Б., 1886 г. рождения, род<ился> в г. Вильно, беспартийный, еврей, гр<аждан>ин СССР, художник.
1-я жена РОЗЕНФЕЛЬД, Н.А., работавшая библиотекаршей в правительственной библиотеке, и сын РОЗЕНФЕЛЬД Б.Н., инженер Сталинской теплоэлектроцентрали, – арестованы СПО ГУГБ; брат – КАМЕНЕВ, Л.Б., отбывает наказание по приговору Верхсуда СССР; 2-я жена – ЛЕГРАН, Е.В., инвалид-пенсионерка.
РОЗЕНФЕЛЬД, Н.Б., с 1923 г. по 1926 г. работал в ин<ститу>те Ленина; с 1926 г. по 1929 г. в ин<ститу>те Маркса и Энгельса; с 1929 г. по 1931 г. в музее Западной живописи и в объединенном научно-техническом издательстве, затем вплоть до ареста на договорных началах для издательства "Академия".


ВОПРОС: На допросе от 28/II Вы показали, что вместе с Н.А. и Б.Н. РОЗЕНФЕЛЬД<АМИ> Вы систематически распространяли клевету в отношении руководства ВКП(б). Кто являлся первоисточником распространения этой клеветы?

ОТВЕТ: Как я показал 28/II, Ольга Давыдовна КАМЕНЕВА мне говорила о "таинственных обстоятельствах" смерти АЛЛИЛУЕВОЙ. Разговор этот происходил в начале 1933 г. на квартире О.Д. КАМЕНЕВОЙ при следующих обстоятельствах. Я зашел к О.Д. КАМЕНЕВОЙ справиться, нет ли писем от Л.Б. КАМЕНЕВА, находящегося тогда в ссылке в Минусинске. Она мне сообщила, что получила от КАМЕНЕВА письмо и дала мне его прочесть. КАМЕНЕВ в письме интересовался "настоящими причинами" смерти АЛЛИЛУЕВОЙ. При этом О.Д. КАМЕНЕВА сказала мне, что АЛЛИЛУЕВА умерла не естественной смертью. 

ВОПРОС: Вы еще возвращались к этой клевете в разговорах с О.Д. КАМЕНЕВОЙ?

ОТВЕТ: Да, за неделю до моего ареста О.Д. КАМЕНЕВА сообщила мне, что в Ленинграде была арестована жена Александра КАМЕНЕВА (сына Л.Б. Каменева) артистка Галина КРАВЧЕНКО. Ее обвиняли, по словам О.Д. КАМЕНЕВОЙ, в распространении клеветы, связанной со смертью АЛЛИЛУЕВОЙ. КАМЕНЕВА меня предупредила, что в распространении этой клеветы надо быть осторожным.

ВОПРОС: На допросе 28/II Вы скрыли от следствия известные Вам факты о террористической деятельности Н.А. РОЗЕНФЕЛЬД?

ОТВЕТ: Да, я на допросе от 28/II с<его> г<ода> не сообщил Вам о следующем: Н.А. РОЗЕНФЕЛЬД не только говорила о необходимости убийства СТАЛИНА, но принимала практические меры к осуществлению террористического акта.

Еще с 1932 г., когда Н.А. РОЗЕНФЕЛЬД впервые заговорила о необходимости убийства Сталина, она искала пути сближения с ответственными работниками с тем, чтобы быть вхожей в интересующие ее места. С этой целью она всячески обхаживала А.С. ЕНУКИДЗЕ, бывала у него на даче с какими-то женщинами и пользовалась его расположением.

Незадолго перед арестом Н.А. РОЗЕНФЕЛЬД пыталась получить пропуск на VII-й Всесоюзный съезд Советов, где, как она говорила, будет СТАЛИН. Разговор о ее попытках попасть на съезд был вскоре после убийства КИРОВА и ареста ЗИНОВЬЕВА и КАМЕНЕВА, когда озлобление РОЗЕНФЕЛЬД против СТАЛИНА достигло наибольшего напряжения. 

ВОПРОС: Вы на следствии все время утверждаете, что Н.А. РОЗЕНФЕЛЬД готовила убийство тов. СТАЛИНА по своей инициативе. Между тем, нам известно, что дело обстояло не так?

ОТВЕТ: О других связях, кроме МУХАНОВОЙ, она мне не говорила.

ВОПРОС: Вы уклоняетесь от ответа на вопрос; Н.А. РОЗЕНФЕЛЬД показывает, что Вы ей передавали мнение известного вам лица о необходимости устранения тов. СТАЛИНА.

ОТВЕТ: Да, этим лицом является Л.Б. КАМЕНЕВ. 28/II с<его> г<ода> я показывал, что мои контрреволюционные и террористические настроения сформировались под влиянием враждебного отношения к СТАЛИНУ Л.Б. КАМЕНЕВА. В действительности, дело ограничивалось не только этим.

КАМЕНЕВ в беседах со мной указывал на безвыходность своего положения. Своей работой он никак не мог быть удовлетворен. КАМЕНЕВ утверждал, что пока СТАЛИН у руководства, он и ЗИНОВЬЕВ обречены на политическое прозябание.

И ЗИНОВЬЕВ, и КАМЕНЕВ в моем присутствии (на даче в Ильинском) говорили о безнадежности своего положения и проявляли злобу по отношению к СТАЛИНУ.

Оба они подхватывали всякие слушки о существующих якобы в ЦК разногласиях, вечно иронизировали над СТАЛИНЫМ. Подчеркнутая изоляция от партийной и советской общественности, разговоры о том, что "они" провалятся, "у них" неприятности, – являлись следствием неприкрытой вражды к партии и в первую очередь к СТАЛИНУ.

Основным их утверждением являлось то, что только устранение СТАЛИНА может изменить положение в стране и вернуть их к политической жизни.

Я, общаясь сними, впитывал в себя всю злобу к СТАЛИНУ. У меня выращивались террористические стремления. Утверждение ЗИНОВЬЕВА и КАМЕНЕВА о необходимости устранения СТАЛИНА являлось для меня призывом к террору. 

Зная о террористических настроениях Н.А. РОЗЕНФЕЛЬД и МУХАНОВОЙ и учитывая, что он, работая в Кремле, имеют реальные возможности к осуществлению террористического акта, я передавал Н.А. РОЗЕНФЕЛЬД все то, что я слышал от ЗИНОВЬЕВА и КАМЕНЕВА.

ВОПРОС: Таким образом, Вашими показаниями установлено, что Вы принимали непосредственное участие в подготовке террористического акта и передавали Н.А. РОЗЕНФЕЛЬД прямые указания в этом направлении.

ОТВЕТ: Признаю, что, зная террористические намерения Н.А. РОЗЕНФЕЛЬД и сообщая ей о террористических настроениях КАМЕНЕВА, я тем самым побуждал ее к осуществлению убийства СТАЛИНА.

ВОПРОС: Вы назвали не всех известных Вам террористов?

ОТВЕТ: Вспоминаю, что еще в свое время, когда КАМЕНЕВ был отстранен с поста председателя Моссовета, – его секретарь МУЗЫКА высказывал мне террористические настроения. МУЗЫКА мне говорил: "Теперь они с нами расправляются, но наша расправа будет более жестокой".

МУЗЫКА в 1934 году отбывал практику на Сталинской ТЭЦ в Москве и общался с моим сыном Борисом. После убийства КИРОВА Борис мне говорил, что МУЗЫКА очень волнуется и что его ждут неприятности. Из этого я понял, что МУЗЫКА вел контрреволюционную работу до последнего времени.

ВОПРОС: Вы лично были готовы к совершению террористического акта?

ОТВЕТ: Я уже показывал 28/II, что я являлся все время скрытым врагом советской власти. Я должен заявить следствию, что моей мечтой являлась реставрация капитализма в России. 

Эти мои настроения переросли в террористические стремления в связи со ссылкой в Минусинск Л.Б. КАМЕНЕВА, которую я рассматривал как личную расправу над ним со стороны СТАЛИНА.

Последний арест КАМЕНЕВА в связи с убийством КИРОВА вызвал у меня новый прилив злобы к СТАЛИНУ и усилил мои террористические намерения. Осуществлению моих намерений помешал мой арест.


Н.Б. РОЗЕНФЕЛЬД.


ДОПРОСИЛИ:


ЗАМ. НАРОДНОГО КОМИССАРА
ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР: – (Я. АГРАНОВ)

НАЧ. СЕКР. ПОЛИТ. ОТДЕЛА ГУГБ: – (Г. МОЛЧАНОВ

ЗАМ. НАЧ. СПО ГУГБ НКВД (ЛЮШКОВ)

НАЧ. 2 ОТД. СПО ГУГБ (КАГАН)


Верно: УполнУемов



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 108, Л. 23-27.

Comments