ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ПАВЛОВА Ивана Ефимовича от 10-го февраля 1935 года.


ПАВЛОВ И.Е., 35 лет, уроженец Гаврилово-Посадского района, Ивановской Промышленной области, из крестьян. В Красной армии с 1919 г. С 1920 г. по 1925 г. в школе ВЦИК, с 1931 г. начальник спецохраны и пом<ощник> коменданта Кремля. Слушатель вечерней военной академии. Член ВКП(б) с 1919 г. Жена Мария Петровна, 37 лет – домохозяйка. 


Вопрос: Давно ли Вы знаете пом<ощника>коменданта Кремля ДОРОШИНА Василия Григорьевича?

Ответ: Знаю его с 1921 г. по совместному пребыванию в школе ВЦИК. С 1931 г. я с ним опять встретился по работе в Кремле.

Вопрос: Вели ли Вы с ДОРОШИНЫМ политические беседы? 

Ответ: Вел неоднократно. Наши беседы происходили в дежурной комнате комендатуры во время дежурства.

Вопрос: А в вечерней академии, где Вы вместе с ним учились в одной группе, Вы с ним политических бесед не вели?

Ответ: Специальных бесед с ДОРОШИНЫМ в академии, за исключением вопросов, связанных с учебой, я не вел.

Вопрос: ДОРОШИН с Вами вел контрреволюционные разговоры. Передавал Вам клевету в отношении руководства партии. Расскажите подробно содержание всех бесед ДОРОШИНА с Вами.

Ответ: Повторяю, что наши беседы с ДОРОШИНЫМ велись в дежурной комнате комендатуры Кремля. Примерно год тому назад ДОРОШИН мне в присутствии других лиц (кого именно, не помню, но из работников комендатуры, возможно, был ЛУКЬЯНОВ) – рассказывал антисоветский анекдот. Содержание этого анекдота сводилось к тому, что в Советском Союзе голод, который может быть изжит путем замены руковод­ства в стране буржуазной формой правления.

Анекдот был направлен против руководства ВКП(б).

Припоминаю, что после похорон АЛЛИЛУЕВОЙ ДОРОШИН мне сказал, что АЛЛИЛУЕВУ хоронят, как когда-то хоронили царицу.

Вопрос: Какую клевету Вам передавал ДОРОШИН в отношении руководителей ВКП(б)?

Ответ: После убийства тов. КИРОВА, когда в печати появилось сообщение об аресте ЗИНОВЬЕВА, ДОРОШИН в разго­воре со мной, ссылаясь на так называемое завещание ЛЕНИ­НА, заявил, что ЛЕНИН ценил ЗИНОВЬЕВА и КАМЕНЕВА как своих ближайших соратников. Тут же ДОРОШИН мне сказал троцкистскую клевету на тов. СТАЛИНА.

Вопрос: Еще какие контрреволюционные беседы с Вами вел ДОРОШИН?

Ответ: Больше никаких.

Вопрос: Вы показываете неправду. У нас имеются точные данные о том, что в Вашем присутствии велись еще клеветнические разговоры.

Ответ: Таких случаев не помню.

Вод рос: Арестованные нами ДОРОШИН и ЛУКЬЯНОВ показывают, что в Вашем присутствии в помещении комендатуры Кремля распространялась клевета в связи со смертью Н.С. АЛЛИЛУЕВОЙ.

Ответ: Такого случая не помню.

Вопрос: С кем Вы имели разговоры о ДОРОШИНЕ после его ареста?

Ответ: 8/II я разговаривал об аресте ДОРОШИНА с пом<ощником> коменданта Кремля по политчасти тов. КОНОНОВИЧЕМ. КОНОНОВИЧ мне рассказал, что ДОРОШИН арестован по какому-то важ­ному делу, в частности, якобы за то, что распространял в Кремле и вне Кремля клевету о тов. СТАЛИНЕ. КОНОНОВИЧ также мне рассказал, что ДОРОШИН, до его ареста, в связи с решением пленума ЦК ВКП(б) об изменении Конституции заявил КОНОНОВИЧУ, что это решение является следствием нажима буржуазных государств на Советский Союз. КОНОНОВИЧ мне также сообщил, что среди литературы, которую ему дал по его просьбе ДОРОШИН, оказалось завещание ЛЕНИНА, кото­рое он у ДОРОШИНА не просил.

Вопрос: Признаете ли Вы, что ДОРОШИН вел с Вами систематически контрреволюционные беседы и передавал Вам клевету в отношении руководства партии?

Ответ: Признаю приведенные мною факты, в числе которых был случай троцкистской клеветы ДОРОШИНА на руководство ВКП(б).

Вопрос: Почему Вы не сообщили парт<ийной> организации и своему начальству о контрреволюционных действиях ДОРОШИНА?

Ответ: Признаю в этом свою вину.

Вопрос: Вы разделяли контрреволюционные взгляды ДОРОШИНА?

Ответ: Нет, я контрреволюционных взглядов ДОРОШИНА не разделял.

Вопрос: Чем же объяснить, что Вы скрыли от партии известные Вам контрреволюционные действия ДОРОШИНА и проявили себя в этом вопросе как двурушник и предатель?

Ответ: Я признаю себя виновным в том, что я не со­общил партии известные мне контрреволюционные действия ДОРОШИНА. В двурушничество и предательстве виновным себя не признаю.

ДОРОШИН 10 лет работает в Кремле, пользовался полным доверием тов. ПЕТЕРСОНА. Антисоветские разговоры и слушки в комендатуре велись почти открыто и никем не пресекались. Возможно, что в результате такой обстановки у меня и притупилось партийное чутье. Я исходил при оценке этих случаев главным образом с точки зрения того, как бы не подорвать авторитета ДОРОШИНА, а следовательно, и ПЕТЕРСОНА.

Вопрос: Разве борьба коммуниста с контрреволюционными действиями может быть поставлена в зависимость от "авторитета" этого контрреволюционера, в данном случае ДОРОШИНА

Ответ: Конечно, нет.

Вопрос: Ваши ответы говорят о Вашей неискренности. Вы скрываете от следствия, что разделяли к.-р. взгляды ДОРОШИНА.

Ответ: Нет, я взглядов ДОРОШИНА не разделял.


Записано верно. Прочитано.


(И. ПАВЛОВ)


ДОПРОСИЛИ: 


НАЧ. СПО ГУГБ: (Г. МОЛЧАНОВ

НАЧ. 2 ОТД. СПО ГУГБ: (КАГАН)


Верно: Уполн. Уемов



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 107, Л. 61-65.

Comments