ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ПАВЛОВА Ивана Ефимовича от 28-го февраля 1935 года.


ПАВЛОВ И.Е., 35 лет, уроженец Гаврилово-Посадского района, Ивановской Промышленной области, из крестьян. В Красной армии с 1919 г. С 1920 г. по 1925 г. в школе ВЦИК, с 1931 г. начальник спец<иальной> охраны и пом<ощник> коменданта Кремля. Слушатель вечерней военной академии. Член ВКП(б) с 1919 г. Жена Мария Петровна – 37 лет – домохозяйка.


Вопрос: В прошлом протоколе допроса на вопрос следствия, распространялась ли в Вашем присутствии контрреволюционная клевета в связи со смертью Н.С. Аллилуевой, Вы ответили отрицательно. Продолжаете ли Вы настаивать на этом ответе? 

Ответ: Нет, я подтверждаю, что действительно в моем присутствии ДОРОШИН распространял гнуснейшую контрреволюционную клевету об обстоятельствах смерти Н.С. Аллилуевой. Происходило это в дежурной комнате; насколько я помню, при этом разговоре присутствовали ОЗЕРОВ и ЛУКЬЯНОВ.

Вопрос: Какую еще контрреволюционную клевету вел ДОРОШИН?

Ответ: Я уже сообщил следствию все, что мне было известно. Больше ничего добавить не могу.

Вопрос: Кто еще кроме ДОРОШИНА распространял контрреволюционную клевету?

Ответ: В моем присутствии больше никто.

Вопрос: Кто поддерживал ДОРОШИНА в его контрреволюционной клевете?

Ответ: Я не помню ни единого случая, чтобы кто-нибудь из присутствующих поддержал ДОРОШИНА в его контрреволюционной клевете, но я также не могу привести ни одного факта, чтобы кто-либо дал ему отпор.

Вопрос: Ваши показания лживы и не соответствуют действительности: ДОРОШИН вел контрреволюционную клевету, находя поддержку со стороны лиц, присутствующих при этом. Иначе ДОРОШИН не рискнул бы вести открыто подобную контрреволюционную клевету.

Следствие вторично предлагает Вам дать откровенные показания по вопросу о том, кто поддерживал ДОРОШИНА в его контрреволюционной клевете?

Ответ: Повторяю, что в моем присутствии никто ни разу не поддержал ДОРОШИНА в его контрреволюционной клевете. Что же касается того, что ДОРОШИН открыто вел контрреволюционные разговоры, то это объясняется тем, что в Управлении Комендатуры Кремля была такая обстановка, которая давала возможность контрреволюционеру ДОРОШИНУ распространять злобу и ненависть против руководителей Советской власти, не встречая при этом никакого отпора.

Вопрос: С кем из работников Кремля ДОРОШИН был наиболее близок?

Ответ: Наиболее близок ДОРОШИН был с СИНЕЛОБОВЫМ, ЛУКЬЯНОВЫМ, ПОЛЯКОВЫМ Павлом и БОРИСОВЫМ.

Вопрос: Что объединяло этих людей?

Ответ: Я считаю, что ДОРОШИН распространял контрреволюционную клевету и провокацию с целью сколотить вокруг себя группу антисоветски настроенных людей.

Указанных выше – ДОРОШИНА, СИНЕЛОБОВА, ЛУКЬЯНОВА, ПОЛЯКОВА, БОРИСОВА, по моему мнению, объединяло совместное распространение всякого рода контрреволюционных сплетен и "слушков". Руководящая роль в этой группе принадлежала бесспорно ДОРОШИНУ. Между всеми участниками этой группы существовали какие-то особые отношения, говорящие об их внутренней личной связи.

Вопрос: Как реагировали участники этой группы на арест ДОРОШИНА?

Ответ: Я могу сообщить только о ПОЛЯКОВЕ Павле, поведение которого мне показалось весьма подозрительным.

Через некоторое время после ареста ДОРОШИНА я встретил ПОЛЯКОВА в клуларах 7-го Всесоюзного Съезда Советов и обратил внимание на то, что ПОЛЯКОВ был заметно чем-то взволнован и расстроен. Разговоров с ПОЛЯКОВЫМ у меня тогда не было.

На другой день после встречи с ПОЛЯКОВЫМ я зашел к сотруднику Управления Комендатуры Кремля – ЖИРОМСКОМУ [1]. В разговоре ЖИРОМСКИЙ по собственной инициативе сообщил мне, что ему подозрительно поведение ПОЛЯКОВА, который после ареста ДОРОШИНА чего-то заметно трусит. ЖИРОМСКИЙ это подтвердил тем, что незадолго до этого к нему в кабинет забегал ПОЛЯКОВ, который смотрел на географическую карту, висящую в кабинете ЖИРОМСКОГО, интересовался, где находится Батум и далеко ли от Батума Турция. ЖИРОМСКИЙ высказал мне свое предположение – не собирается ли ПОЛЯКОВ бежать в Турцию.

Вопрос: Какие связи имел ДОРОШИН помимо кремлевских?

Ответ: У ДОРОШИНА были обширные знакомства в Москве. Ему часто звонили на работу разные лица из города.

Мне известны следующие связи ДОРОШИНА:

1) ГУСЕВ (имя, отчество – не знаю), близкий приятель ДОРОШИНА, бывал у него на даче.

2) КОЗЫРЕВ (имя, отчество – не знаю), учится в какой-то военной академии, также является близким приятелем ДОРОШИНА.

3) ШАФРОНОК (имени, отчества не помню), руководитель тактики в Военной Академии им. Фрунзе, также близкий приятель ДОРОШИНА. Часто бывал у ДОРОШИНА как в Кремле, так и на даче.

4) ФАКТОРОВИЧ, бывший помощник коменданта Кремля. Со слов ДОРОШИНА мне известно, что он до последнего времени поддерживает связь с ФАКТОРОВИЧЕМ.

5) ТРОФИМОВА (имени, отчества не знаю). Она неоднократно звонила ДОРОШИНУ по телефону.

6) ВОЙЦЕХОВСКАЯ или ее секретарь, я этого точно не знаю. Во время приездов ВОЙЦЕХОВСКОЙ или ее секретаря с Украины ДОРОШИН у нее бывал в гостинице.

Вопрос: Кого Вы лично знаете из указанных выше знакомых ДОРОШИНА?

Ответ: Я знаю ГУСЕВА, КОЗЫРЕВА, ШАФРОНОКА и ФАКТОРОВИЧА. ГУСЕВА я видел только один раз на даче у ДОРОШИНА; КОЗЫРЕВ был однажды вместе с ДОРОШИНЫМ на массовке сотрудников Комендатуры, где и я присутствовал; ШАФРОНОКА я знаю по Академии, но помимо Академии я его не встречал. ФАКТОРОВИЧА я знаю по школе ВЦИК, примерно с 1925 г. я его не видел.

Вопрос: Признаете ли Вы, что та контрреволюционная клевета и провокация, которая распространялась ДОРОШИНЫМ, создавала злобные террористические настроения против руководителей советской власти?

Ответ: Да, признаю.


Записано с моих слов верно и мною прочитано:


ПАВЛОВ.


ДОПРОСИЛ: 


НАЧ. 3 ОТД. ЭКО ГУГБ НКВД: ЧЕРТОК.


Верно: Уполн. Уемов



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 107, Л. 185-188.


[1] Здесь и далее в тексте ошибочно - "Жеромскому".
Comments