ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ПРЕЗЕНТА, Михаила Яковлевича,

от 11 февраля 1935 года.


ПРЕЗЕНТ Михаил Яковлевич, 1898 года рождения. Родился в Киеве, отец коммивояжер. Окончил коммерческое училище в Киеве и Московский университет по юридическому факультету. Работал в аппарате ВЦИК и ЦИК с 1922 года по апрель 1932 года. С апреля 1932 года по август 1934 года в Комиссии содействия ученым. С сентября 1934 г. по день ареста – пом<ощник> главного редактора Гослитиздата. Б<ывший> член ПСР. Бесп<артийный>.
Жена – Надежда Владимировна ИВАНОВА, беспартийная, работает в библиотеке НКИД.


ВОПРОС: Где Вы были в ночь с 10-го на 11-е февраля с<его> г<ода>?

ОТВЕТ: До 11-ти часов я был дома. В 11 часов вечера я пошел в кафе "Метрополь". Около 1 часа ночи поднялся на 4-й этаж гостиницы, увидел, что у меня в комнате свет, увидел там фигуры. мне это не понравилось, и я пошел ночевать к Льву Александровичу КОНТОРОВИЧУ (журналист, мой старый товарищ), у которого пробыл до утра.

ВОПРОС: Чем Вы объяснили КОНТОРОВИЧУ, что остаетесь у него ночевать?

ОТВЕТ: Я сначала пил с ним чай. Затем остался у него – никак это не объясняя.

ВОПРОС: Часто Вы ходите на 4-й этаж гостиницы "Метрополь" и смотрите в окна своей квартиры?

ОТВЕТ: Время от времени я это делаю.

ВОПРОС: Аналогичный случай установления Вами посторонних лиц был в 1930 г., когда у Вас был обыск, и Вы тоже не ночевали в квартире. Вы что же, скрываетесь от властей, ждете обыска? Ведете наблюдение за своей квартирой?

ОТВЕТ: Нет, от властей я не скрываюсь и наблюдения за квартирой не веду, но после обыска в 1930 г. иногда проверяю – нет ли у меня на квартире сотрудников ОГПУ-НКВД.

ВОПРОС: Почему у Вас такая странная манера проверять – нет ли в вашей квартире посторонних людей? Ведь проще войти в квартиру и выяснить, кто у Вас есть.

ОТВЕТ: Конечно, Вы правы. Я это объясняю исключительно своей повышенной нервозностью, которая у меня появилась после обыска в 1930 г.

ВОПРОС: Таким образом, следствие считает установленным, что после 1930 г. Вы время от времени проверяли вечером перед возвращением домой, нет ли в вашей квартире представителей следственных властей, пришедших с ордером на Ваш адрес.

ОТВЕТ: Я это подтверждаю.

ВОПРОС: По данным следствия, Вы участвовали в распространении клеветнических слухов в отношении руководства ВКП(б) и соввласти.

ОТВЕТ: Я участия в распространении клеветнических слухов не принимал.

ВОПРОС: Это неправда. Еще раз предлагаем ответить, что Вам известно о клевете, распространяемой в отношении руководства ВКП(б) и соввласти.

ОТВЕТ: Мне известны клеветнические слухи, связанные со смертью Н.С. АЛЛИЛУЕВОЙ. Утверждалось, что Н.С. АЛЛИЛУЕВА умерла не естественной смертью. М.С. СВАНИДЗЕ мне рассказывала, что смерть АЛЛИЛУЕВОЙ была установлена утром А.С. ЕНУКИДЗЕ, но он мне не говорила о неестественной смерти АЛЛИЛУЕВОЙ.

ВОПРОС: Вы говорите, что Вам: "известно", "утверждалось". Расскажите конкретно, от кого Вам известно? Кто говорил и кто утверждал?

ОТВЕТ: К сожалению, я сейчас этого не помню.

ВОПРОС: Слышали ли Вы это от одного человека или от ряда лиц?

ОТВЕТ: Слышал от нескольких лиц.

ВОПРОС: Не можете ли вспомнить, где эти лица работают?

ОТВЕТ: Вероятно, некоторые из этих лиц работают в Кремле.

ВОПРОС: Неужели из числа нескольких лиц, в том числе знакомых вам по Кремлю, которые Вам рассказывали эту гнусную клевету, Вы вспомнить никого не можете?

ОТВЕТ: Не могу.

ВОПРОС: Какие еще провокации в отношении руководства партии Вам известны?

ОТВЕТ: Я слышал от нескольких лиц клевету, распространяемую в отношении личной жизни тов. СТАЛИНА уже после смерти АЛЛИЛУЕВОЙ.

ВОПРОС: От кого Вы это слышали?

ОТВЕТ: Тоже не помню.

ВОПРОС: Ссылаясь на память, Вы укрываете от следствия известных Вам распространителей контрреволюционной клеветы и провокационных слухов в отношении руководства партии.

ОТВЕТ: Вообще, память у меня приличная. В данное время я этих лиц не помню, если я их вспомню, я назову.

ВОПРОС: Приведенными Вами данными не исчерпываются все клеветнические слухи, которые вам известны.

ОТВЕТ: Сейчас больше не помню.

ВОПРОС: Расскажите, что из себя представлял состав сотрудников правительственной библиотеки Кремля, в которой Вы работали в качестве ответственного секретаря.

ОТВЕТ: Библиотека комплектовалась еще Д.Б. РЯЗАНОВЫМ, который пригласил меня быть ответственным секретарем. Надо сказать, что укомплектована была библиотека рядом явно сомнительных элементов, составивших там дворянский букет, в частности, в библиотеке работали дворянки БУРАГО, МУХАНОВАРОЗЕНФЕЛЬД, ДАВЫДОВА, ранее – ВЕБЕР, кадет ВЕЙНБЛАТ.

ВОПРОС: Что Вам известно о РОЗЕНФЕЛЬД?

ОТВЕТ: Она бывшая жена брата КАМЕНЕВА, молодящаяся старуха, к ней хорошо относится А.С. ЕНУКИДЗЕ.

ВОПРОС: Чем Вы объясняете наличие в правительственной библиотеке такого большого количества бывших людей и почему, если библиотека была, по-Вашему, укомплектована сомнительными элементами, – их всех оттуда впоследствии не изъяли?

ОТВЕТ: Подбор людей в аппарат ЦИКа в значительной степени происходил благодаря личным связям тех, кто поступал. Люди, работавшие в Кремле, тянули за собой своих знакомых, родных, близких и т.д. Достаточно критического подхода к приему в Кремль людей не было. Понятно, что такой порядок открывал возможность широкого проникновения чуждых элементов в аппарат.

ВОПРОС: Вы опять говорите неконкретно. Приведите конкретные случаи поступления людей в Кремль по протекции.

ОТВЕТ: Могу привести конкретные примеры: дворянка ДАВЫДОВА была принята в библиотеку по протекции не то МИНЕРВИНОЙ, Л.Н. – секретаря А.С. ЕНУКИДЗЕ, не то ИГНАТЬЕВА В.И. – быв<шего> ст<аршего> консультанта ЦИК СССР. В Кремле работала раньше машинисткой, сейчас работает в секретариате ЦИК некая МИНДЕЛЬ, к которой очень хорошо относится А.С. ЕНУКИДЗЕ. Обращало на себя внимание продвижение по службе МИНДЕЛЬ.

ВОПРОС: Известно ли Вам социальное прошлое МИНДЕЛЬ?

ОТВЕТ: Нет, не известно. 

ВОПРОС: Это не все случаи устройства людей по протекции в Кремль. В частности, Вы не называете людей, которых Вы сами устроили в Кремль. Нами арестованы за распространение клеветнических слухов лица, устроенные в Кремль при Вашем участии? 

ОТВЕТ: Вспомнил, что я устроил в правительственную библиотеку Кремля БУРКОВУ.

ВОПРОС: Это не все, Вами была также устроена в Кремль бывш<ая> дворянка МУХАНОВА, Е.К.?

ОТВЕТ: Принимал МУХАНОВУ в библиотеку действительно я, но, помню, она приносила чьи-то рекомендации. 

ВОПРОС: Вы ведь сожительствуете с МУХАНОВОЙ?

ОТВЕТ: Такой слух обо мне действительно был пущен, но это не соответствует действительности.

ВОПРОС: По данным следствия, Вы протежировали группе дворян, работавшей в правительственной библиотеке?

ОТВЕТ: Я это отрицаю. Я не ставил вопрос об удалении этой группы дворян из библиотеки, потому что не знал за ними ничего антисоветского. 

ВОПРОС: Вы прекрасно знали, что эта группа лиц распространяет клеветнические и провокационные слухи о руководстве партии?

ОТВЕТ: Я этого не знал. 

ВОПРОС: Вы показываете неправду. Вы отказываетесь назвать лиц, которые Вам говорили провокацию и клевету на руководство ВКП(б). Предлагаем Вам правдиво ответить на этот вопрос и назвать лиц, которые Вам сообщали клеветнические, провокационные слухи.

ОТВЕТ: Никто из работников библиотеки мне клеветнических слухов не сообщал. Кто мне их сообщал, я не помню. Сам я их не распространял.


Записано с моих слов верно, мною прочитано.


(ПРЕЗЕНТ)


ДОПРОСИЛИ: 


НАЧ. СПО ГУГБ: (Г. МОЛЧАНОВ

НАЧ. 2 ОТД. СПО ГУГБ: (КАГАН)



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 107, Л. 103-109.

Comments