ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

РЯБИНИНА, Матвея Николаевича, 

от 23/IV-1935 года.


РЯБИНИН, М.Н., 1889 г<ода> рождения, чл<ен> ВКП(б) с 1919 г., русский, из крестьян. До революции был землемером, в царской армии – поручиком. В Красной армии с октября 1918 г. по день ареста, занимал командные должности  от комбата до комбрига. Наград по службе в РККА не имеет. В момент ареста – занимал должность зам<естителя> нач<альника> 1-го отдела Разведупра РККА. Под судом и следствием не состоял. Женат.


Вопрос: Признав на следствии, что Вы совершили преступление, скрыв предателя и двурушника в партии ЧЕРНЯВСКОГО, Вы упорно отрицаете то обстоятельство, что Вы разделяли троцкистские контрреволюционные убеждения ЧЕРНЯВСКОГО и вели с ним разговоры контрреволюционного характера.

Следствие предлагает Вам дать правдивые показания о Ваших контрреволюционных убеждениях.

Ответ: ЧЕРНЯВСКОГО я скрыл несознательно. Контрреволюционных убеждений у меня не было. 

Вопрос: ЧЕРНЯВСКИЙ показал следствию, что Вы разделяли его контрреволюционные убеждения, что выражалось в ваших разговорах с ним на политические темы. Это показание ЧЕРНЯВСКОГО Вам оглашено следствием. Что Вы можете показать по содержанию показаний о Вас ЧЕРНЯВСКОГО? 

Ответ: ЧЕРНЯВСКИЙ дает на меня ложные показания.

Вопрос: Чем Вы можете обосновать свое утверждение, что ЧЕРНЯВСКИЙ дает на Вас ложные показания?

Ответ: Никакого обоснования этому своему утверждению я привести не могу.

Вопрос: В начале следствия Вы пытались доказать, что Вы вообще не вели с ЧЕРНЯВСКИМ разговоров на политические темы и, будучи уличены в даче ложных показаний, признали, что Вы вели с ЧЕРНЯВСКИМ разговоры на политические темы.

Следствие констатирует, что Вы продолжаете давать явно неправдоподобные и необоснованные показания. 

Ответ: Признаюсь, что в начале следствия на вопрос, вел ли я с ЧЕРНЯВСКИМ разговоры на политические темы, – я дал ложные показания. 

Вопрос: В показании от 21/IV-35 г. Ваша жена, Мария Ивановна РЯБИНИНА, сообщила следствию, что в разговорах с ЧЕРНЯВСКИМ Вы проявляли свое несогласие с отдельными решениями партии и критиковали их. Я оглашаю Вам эти показания М.И. РЯБИНИНОЙ. 

Что Вы можете показать по содержанию их? 

Ответ: Показания своей жены от 21/IV, оглашенные мне, я подтверждаю.

Я действительно проявлял в разговорах с ЧЕРНЯВСКИМ и с ЕРМОЛАЕВЫМ свое несогласие с отдельными решениями партии и критиковал их. 

Считаю необходимым сознаться в этом своем преступлении перед партией. 

Однако я категорически заявляю, что я не проявлял озлобленного отношения к руководству партии и что в моем присутствии никогда и никто, в том числе и ЧЕРНЯВСКИЙ, – не высказывал террористических настроений. 

Признаю, что я был двурушником в партии. Однако я заявляю, что я не был членом контрреволюционной организации и о существовании таковой узнал только в процессе следствия. ЧЕРНЯВСКИЙ мне о своей практической контрреволюционной деятельности ни за кордоном, ни в СССР ничего не говорил.


Показания записаны с моих слов правильно и мною прочитаны.


М. РЯБИНИН.


Допросил: 


ПОМ. НАЧ. ИНО ГУГБ НКВД СССР – СЛАВАТИНСКИЙ


Верно: УПОЛНОМ. 2 ОТД. СПО ГУГБ: А. Евсти<…>



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 111, Л. 227-229.

Comments