ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО.

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б) –

тов. ЕЖОВУ. –


Направляю Вам следующие протоколы допросов: 


1) РОХИНСОНА, Владимира Матвеевича, от 29/IV-1935 г.;

2) ЖИРОМСКОГО, Павла Ивановича, от 30/IV-1935 г.


ЗАМ. НАРОДНОГО КОМИССАРА
ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР: Я. Агранов (АГРАНОВ)


5 мая 1935 г.


56006



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 111, Л. 281.


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

РОХИНСОНА, Владимира Матвеевича, от 29-го апреля 1935 г.


РОХИНСОН В.М., 1896 г<ода> рождения, урож<енец> гор. Казани, гр<аждани>н СССР, помощник Начальника ВОХИМУ [1] РККА и начальник Военно-Химического института РККА. Бывший прапорщик в царской армии. Образование высшее химическое. Член ВКП(б) с 1929 г. Был исключен при чистке ВКП(б) в 29 г. В 1925 г. был под судом и оправдан.


Вопрос: Известен ли Вам сотрудник Разведупра ЧЕРНЯВСКИЙ, Михаил Кондратьевич? 

Ответ: Да, я знаком с ним.

Вопрос: С какого времени Вы знакомы с ЧЕРНЯВСКИМ?

Ответ: Я ЧЕРНЯВСКОГО знаю с 1926 года.

Вопрос: При каких обстоятельствах состоялось Ваше знакомство с ЧЕРНЯВСКИМ? 

Ответ: ЧЕРНЯВСКИЙ был моим помощником в период, когда я являлся начальником Химического полигона в Люблино. Мы проживали в одном доме и очень часто общались. В 1927 году ЧЕРНЯВСКИЙ ушел с работы на полигоне и, по моей и ФИШМАНА аттестации, был направлен на работу в Разведупр РККА. Не работая на полигоне, ЧЕРНЯВСКИЙ продолжал там проживать, вследствие чего я сохранил с ним довольно тесное общение и впоследствии. Вплоть до 1929 года у меня не прерывалась связи и встречи с ЧЕРНЯВСКИМ. С осени 1929 года по 1932 год, в период, когда я обучался в Ленинградской военно-технической академии, я ЧЕРНЯВСКОГО не видел. Я знал, что в 1931 году ЧЕРНЯВСКИЙ по обстоятельствам работы Разведупра выехал за границу, в Америку, откуда он вернулся в 1933 году. По возвращении ЧЕРНЯВСКОГО из Америки наши встречи с ним возобновились и продолжались вплоть до дня ареста.

Вопрос: В каких отношениях Вы находились с ЧЕРНЯВСКИМ? 

Ответ: Я с ЧЕРНЯВСКИМ нахожусь в хороших, товарищеских отношениях. Он был у меня дома на Софийской набережной и знаком с моей женой.

Вопрос: Что Вы можете показать о ЧЕРНЯВСКОМ М.К.? 

Ответ: По возвращении из Америки в 1933 году я имел с ЧЕРНЯВСКИМ беседу по вопросу о том, что он видел в Америке. ЧЕРНЯВСКИЙ враждебно отзывался о лозунге партии – "догнать и перегнать", заявляя, что приблизиться к американским уровням СССР сможет только через столетие. Он говорил, что состояние промышленности СССР и Америки совершенно несравнимо, что преодоление нашей отсталости идет черепашьим шагом, что один завод Дюпона в Америке дает столько азота, сколько все азотные предприятия Советского Союза. О безработице в Америке ЧЕРНЯВСКИЙ отзывался как о малосущественном факторе; он ее вовсе сбрасывал со счетов. Более того, он считал, что безработный Америки живет в лучших условиях, чем трудящийся в Советском Союзе (имеет собственный автомобиль и т.д.); рисуя в самых восторженных красках положение в Америке, ЧЕРНЯВСКИЙ одновременно весьма отрицательно отзывался об американском революционном движении. Он заявлял, что американская компартия не имеет никакого значения, что коммунистическая агитация не имеет никакого успеха. Все рассуждения ЧЕРНЯВСКОГО были проникнуты утверждением, что Америка – это "рай на земле" и глубоким отрицанием успехов социалистического строительства в стране. "У них все хорошо, у нас все – плохо". Развивая дальше свои высказывания, ЧЕРНЯВСКИЙ считал, что неумение работать по-американски приводит к тому, что страна несет огромные издержки, плохо строит, плохо осваивает новые производства, строит неэкономно и нерентабельно. Отсюда он приходил к выводу, что индустриализация страны осуществляется неправильно, что в этом виновато руководство ВКП(б), идущее от одной ошибки к другой. 

Вопрос: Как Вы расцениваете эти высказывания ЧЕРНЯВСКОГО? 

Ответ: Поведение ЧЕРНЯВСКОГО в разговоре со мной было поведением антипартийным и поведением контрреволюционера-двурушника. Его высказывания были проникнуты враждебностью к социалистическому строительству и к руководству ВКП(б). В этих беседах ЧЕРНЯВСКИЙ обнаружил себя законченным троцкистом.

Вопрос: Сообщили ли Вы партии о том, что ЧЕРНЯВСКИЙ является скрытым троцкистом? 

Ответ: Нет, не сообщил.

Вопрос: Нашел ли ЧЕРНЯВСКИЙ у Вас поддержку в своих контрреволюционных высказываниях? 

Ответ: Я солидаризировался с ЧЕРНЯВСКИМ по основным моментам положения внутри СССР.

Вопрос: Выше Вы показали, что скрыли от партии троцкиста ЧЕРНЯВСКОГО, затем Вы показали, что были солидарны с его троцкистскими высказываниям. 

Следует ли отсюда сделать вывод, что этой Вашей солидарностью объясняется сокрытие Вами от партии троцкиста ЧЕРНЯВСКОГО? 

Ответ: Да, я признаю, что фактом сокрытия от партии ЧЕРНЯВСКОГО я проявил двурушничество и пособничество троцкизму. 

Вопрос: Дайте более подробный ответ на поставленный вопрос.

Ответ: Моя беседа с ЧЕРНЯВСКИМ после его возвращения из Америки является неслучайной. На протяжении длительного периода времени, вплоть до дня ареста, я по существенным вопросам политики партии и соввласти разделял троцкистские взгляды. Я считал, что коллективизация СТАЛИНЫМ и Центральным Комитетом проводится насильственным путем, что в перегибах, сопровождающих коллективизацию, непосредственно виновны Центральный Комитет и СТАЛИН, что в результате неправильной политики партии и соввласти крестьянство разоряется. На этой почве крестьянство озлоблено и в случае войны не выступит в защиту советской власти.

По вопросу о лозунге партии "Догнать и перегнать" я считал, что он неосуществим. В данном вопросе я полностью разделял взгляды ЧЕРНЯВСКОГО. Я приходил к выводу о том, что имеющиеся в стране трудности являются результатом неправильной политики руководства ВКП(б). 

В ряде моих встреч с ЧЕРНЯВСКИМ я говорил о наличии тяжелого режима в партии, о то<м>, что в партии существует зажим, что внутрипартийная демократия систематически нарушается, что рядовые члены партии не могут свободно высказывать свое мнение, действуя "под диктовку свыше".  

Вопрос: Что Вы еще можете показать по существу заданного вопроса? 

Ответ: Я хочу дополнить свои показания. Я считал, что результатом такого положения дел внутри партии является та политика "отсечения" всех инакомыслящих, которую ведет ЦК. Я приходил к выводу, что при ЛЕНИНЕ такое положение было бы исключено, что такой режим в партии был установлен благодаря СТАЛИНУ, в котором я видел главного виновника того, что делается в стране и в партии. 

По вопросу о фракционной борьбе я делал вывод, что именно невыносимый режим в партии толкнул такого человека, как ТРОЦКИЙ на борьбу с руководством партии и СТАЛИНЫМ. 

Вся та сумма взглядов, о которой я показывал выше, являлась моей второй душой, о существовании которой знал ЧЕРНЯВСКИЙ и которую я скрывал от партии.  

Вопрос: В протоколах допроса от 6-го марта, от 1-го апреля и от 16-го апреля ЧЕРНЯВСКИЙ показывает, что он являлся троцкистом и что Вы разделяли его троцкистские взгляды еще в 1926 году. Подтверждаете ли Вы это? 

Ответ: Да, подтверждаю, что еще в 1926 году в разговорах, которые я имел с ЧЕРНЯВСКИМ, я не скрывал от него своих троцкистских взглядов и поддерживал его троцкистские высказывания. 

Вспоминаю наши разговоры по вопросу руководства партии. Я считал, что та развернутая борьба против ТРОЦКОГО, которая в те годы проводилась партией, – является неправильной и вредной для революции. Еще тогда я высказывал взгляды о невыносимости внутрипартийного режима, о политике "отсечения", о "низах" и "верхах" в партии.

По вопросу о ТРОЦКОМ я говорил, что последний развивал свои взгляды еще при ЛЕНИНЕ, который не считал нужным прибегать к таким формам борьбы с ТРОЦКИМ; разногласия с ТРОЦКИМ разрешались внутри Политбюро без вынесения их в партию и на обсуждение всей страны, что если бы был жив ЛЕНИН, то ТРОЦКИЙ остался бы в партии и в руководстве ее, что непосредственным виновником изгнания ТРОЦКОГО из партии является СТАЛИН.   

Вопрос: Вы показываете, что начиная с 1926 года вплоть до момента ареста Вы разделяли взгляды контрреволюционного троцкизма. Примыкали ли Вы в течение всего этого периода к контрреволюционным антипартийным группам и организациям? 

Ответ: Я не примыкал ни к одной из существовавших контрреволюционных антипартийных групп. Все эти годы я разделял взгляды контрреволюционного троцкизма, не примыкая к троцкистским группам и организациям; эти свои взгляды я скрывал от партии и являлся скрытым троцкистом.


Записано с моих слов правильно. Протокол мною прочитан – 


В. РОХИНСОН.


Допросили:


П/НАЧ. ЭКО ГУГБ НКВД СССР – (Дмитриев

НАЧ. 3 ОТД. ЭКО ГУГБ <НКВД> СССР – (Черток)  


Верно: Уп. 2 СПО Уемов



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 111, Л. 282-288.


[1] (Военно-)Химическое управление РККА

Comments