ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ШАРАПОВОЙ, Антонины Федоровны, 

от 16-го марта 1935 года.


ШАРАПОВА А.Ф., 1896 г<ода> р<ождения>, урож<енка> Карской области, русская, дочь офицера, б<ес>п<артийная>, до ареста работала инструктором центральной с<ельско>х<озяйственной> библиотеки Всесоюзн<ой> академии с<ельско>х<озяйственных> наук им. Ленина. Муж ШАРАПОВ М.А. член ВКП(б), преподаватель курсов усовершенствования командного состава противовоздушной обороны в г. Ленинграде.


ВОПРОС: На допросе 13 марта следствие указывало вам, что вы не даете правдивых ответов на вопрос о вашем участии в контрреволюционной деятельности Н.А. РОЗЕНФЕЛЬД и других, связанных с нею лиц. Еще раз предлагаю вам откровенно ответить на этот вопрос.

ОТВЕТ: Признаю, что мне было известно о подготовке убийства СТАЛИНА. Я узнала об этом от Н.А. РОЗЕНФЕЛЬД в середине 1934 года (время разговора точно не помню). Во время одной из наших встреч Н.А. РОЗЕНФЕЛЬД рассказала мне, что она делает через МИНЕРВИНУ попытки попасть на работу в личную библиотеку СТАЛИНА. Сначала она говорила мне, что добивается этого для того, чтобы подработать. Несколько позже она рассказала мне, что действительной целью ее попыток проникнуть таким образом на квартиру СТАЛИНА является решение совершить покушение на СТАЛИНА. 

Кажется, в связи с этим разговором она сказала мне, что должна сыграть роль Шарлотты Корде.

ВОПРОС: Это не все. Что вам еще известно о практической подготовке террористического акта?

ОТВЕТ: Больше ничего не могу показать.

ВОПРОС: Что вам еще говорила РОЗЕНФЕЛЬД о своих попытках проникнуть на квартиру тов. СТАЛИНА? Чем окончились эти попытки? 

ОТВЕТ: РОЗЕНФЕЛЬД мне об этом больше ничего не говорила.

ВОПРОС: Кого РОЗЕНФЕЛЬД называла вам как причастных к подготовке террористического акта?

ОТВЕТ: Никого.

ВОПРОС: Как должен был быть произведен террористический акт?

ОТВЕТ: РОЗЕНФЕЛЬД мне этого не говорила.

ВОПРОС: Какие разговоры о ядах были у вас с РОЗЕНФЕЛЬД?

ОТВЕТ: В конце 1934 года (в ноябре или в октябре) РОЗЕНФЕЛЬД показывала мне небольшой флакончик с жидкостью и сказала, что это сильнодействующий яд. Она сказала, что употребит его для самоубийства в случае опасности.

ВОПРОС: О какой опасности говорила РОЗЕНФЕЛЬД?

ОТВЕТ: Ни о какой определенной опасности речи не было. Она говорила об опасности или о большом горе. 

ВОПРОС: Как же точно она говорила?

ОТВЕТ: Она говорила, что отравится в случае опасности или большого горя.

ВОПРОС: Предлагаем еще раз вспомнить, не был ли этот разговор связан с подготовкой террористического акта над тов. СТАЛИНЫМ?

ОТВЕТ: Точно не помню.

ВОПРОС: Говорила ли вам РОЗЕНФЕЛЬД, откуда она достала этот яд?

ОТВЕТ: Она говорила, что достала этот яд из санупра Кремля. Фамилии она не называла.

ВОПРОС: Какие предложения делала вам РОЗЕНФЕЛЬД в связи с тем, что она вам рассказала о подготовке террористического акта над тов. СТАЛИНЫМ?

ОТВЕТ: Никаких.

ВОПРОС: Какие поручения она вам в связи с этим давала?

ОТВЕТ: Поручений я от нее не получала. 

ВОПРОС: Вы до сих пор не рассказываете всего, что вам известно о контрреволюционной деятельности РОЗЕНФЕЛЬД и связанных с нею лиц, и не говорите откровенно о своей контрреволюционной деятельности. Вы даете частью уклончивые, частью лживые ответы на поставленные вам вопросы.

Еще раз предлагаем вам дать исчерпывающие ответы на вопросы следствия.

ОТВЕТ: Признаю, что я не рассказала следствию всего, что мне известно о контрреволюционной деятельности РОЗЕНФЕЛЬД и других связанных с нею лиц, так как сейчас не все помню.


Записано с моих слов, мною прочитано –


ШАРАПОВА.


ДОПРОСИЛИ: 


НАЧ. СПО ГУГБ: (Г. МОЛЧАНОВ)

ЗАМ. НАЧ. СПО ГУГБ: (ЛЮШКОВ)

ЗАМ. НАЧ. 2 ОТДЕЛЕНИЯ: (СИДОРОВ)


Верно: УполнУемов



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 108, Л. 222-225.

Comments