ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

СИНЕЛОБОВА Алексея Ивановича от 28 февраля 1935 года.


СИНЕЛОБОВ А.И., 1899 г<ода> рождения, уроженец г. Вереи, Моск<овской> обл<асти> – из рабочих, член ВКП(б) с 1930 г., в 1923 г. окончил военную школу ВЦИК. Работал до последнего времени для поручений при Комендатуре Кремля. Представил рапорт об увольнении в бессрочный отпуск.


Вопрос: Нам известно, что Вы были террористически настроены. Признаете ли Вы это?

Ответ: Нет, не признаю. Это неверно.

Вопрос: Вы показали неправду. Предлагаю дать правильный ответ.

Ответ: Ответ я дал выше.

Вопрос: В предыдущем протоколе допроса Вы показали, что совместно с ДОРОШИНЫМ отрицательно относитесь к руководству ВКП(б), сочувствуете Зиновьеву и Каменеву, при обсуждении завещания Ленина повторяли троцкистские нападки на тов. Сталина. Верно ли это?

Ответ: Подтверждаю эти свои показания.

Вопрос: Затем Вы показали, что систематически распространяли клевету на руководителей партии, считаете, что в партии имеется зажим и диктатура одного лица. Верно ли это?

Ответ: Да, это верно.

Вопрос: Из Ваших ответов надо установить, что Вы прямо враждебно относитесь к руководству ВКП(б), желали его устранения. Правильно ли это?

Ответ: Да, такой вывод правилен.

Вопрос: Каким же путем, Вы считали, произойдет это устранение?

Ответ: Я не знаю, я не думал об этом.

Вопрос: Признаете ли Вы, что, распространяя клевету на партию и ее руководителей, Вы вызывали злобу и ненависть против партии и ее вождей?

Ответ: Да, признаю.

Вопрос: Вы должны признать, что, действуя таким образом, Вы распространяли террористические настроения против руководителей и Партии, и Правительства?

Ответ: Да, признаю.

Вопрос: Вот Вы передавали клевету на руководителей партии своей сестре СИНЕЛОБОВОЙ Клавдии Ивановне; известно ли Ва, кому она передавала эти клеветнические сведения?

Ответ: Это мне неизвестно.

Вопрос: Ваша сестра показывает, что многим лицам передавала клевету. Привожу выдержку из ее показаний по этому вопросу: "Ее, т.е. клевету, я рассказывала сотрудникам библиотеки Кремля КОНОВОЙ А.Н., БУРКОВОЙ Л.Е., СИМАК Е.О., РАЕВСКОЙ Е.Ю., ГОРДЕЕВОЙ П.И., МУХАНОВОЙ Е.К. и уборщице КОРЧАГИНОЙ А". Передавала ли Вам сестра о том, что она этим лицам рассказывала клевету на вождей?

Ответ: Нет, не говорила.

Вопрос: Допускаете ли Вы, что эти лица, со своей стороны, широко распространяли клевету в кругу своих знакомых и т.д.?

Ответ: Должен признать, что это так.

Вопрос: Таким образом, устанавливается Ваша прямая ответственность за распространение злобы, ненависти и террористических настроений против руководителей партии и Правительства. По чьим указаниям Вы проводили эту контрреволюционную работу? 

Ответ: Клевету на руководителей партии я впервые услышал от ДОРОШИНА. Он мне в замаскированной форме дал понять, чтобы я эту клевету распространял дальше.

Вопрос: О том, что Вы были террористически настроены и способные на террористические действия, показывает Ваша сестра Клавдия Ивановна. Привожу выдержку из ее показаний: "Несмотря на то, что мой брат СИНЕЛОБОВ был членом ВКП(б) и работал в Кремле, он был резко антисоветски настроен. Во время своих разговоров с ГАВРИКОВЫМ как он, так и ГАВРИКОВ выявили себя как законченные белогвардейцы, питавшие дикую злобу и ненависть как к Советской власти, так и к ея руководителям. Считаю, что как ГАВРИКОВ, так и мой брат СИНЕЛОБОВ (последний по своим личным качествам – человек злой и жестокий, с большой силой воли), – оба они способны на активные террористические действия". Подтверждаете ли Вы показания сестры? 

Ответ: Нет, не подтверждаю.

Вопрос: Значит, Вы считаете показания Вашей сестры ложными?

Ответ: Да, я считаю ложными.

Вопрос: Подтверждаете ли показания сестры в той части, где она говорит, что Вы и ГАВРИКОВ вели контрреволюционные беседы <и> выявили себя белогвардейцами? 

Ответ: Тоже отрицаю.

Вопрос: Арестованный ГАВРИКОВ, спрошенный о том, имел ли он с Вами контрреволюционные беседы, – подтверждает, что имел, и, таким образом, показание Вашей сестры в этой части не расходится с показаниями ГАВРИКОВА. Продолжаете ли вы отрицать показание сестры о контрреволюционной сущности бесед с ГАВРИКОВЫМ? 

Ответ: Подтверждаю показания сестры в этой части.

Вопрос: Признаете ли Вы правильным все показание сестры в целом?

Ответ: В целом не признаю, отрицаю все, что касается террористических моментов.

Вопрос: Какие у Вас отношения с сестрой, хорошие или плохие?

Ответ: Отношения хорошие.

Вопрос: Значит, Вы не допускаете, что она Вас оговорила?

Ответ: Нет, не допускаю.

Вопрос: Если это так, то показания Вашей сестры целиком соответствуют действительности, и Вы должны их признать безоговорочно?

Ответ: Ее показания в части террористических моментов неверны.

Вопрос: Своими ответами на протяжении всего протокола допроса на вопрос о наличии у Вас террористических намерений Вы пытаетесь запутать следствие и уклониться от правильного ответа. Предлагаю дать правдивые объяснения по существу заданного вопроса?

Ответ: К своим показаниям мне добавить нечего.


Записано с моих слов правильно. Протокол мною прочитан – 


СИНЕЛОБОВ


ДОПРОСИЛ: 


ПОМ. НАЧ. ЭКО ГУГБ НКВД: – ДМИТРИЕВ.


верно: Уполн. Уемов



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 107, Л. 209-213.

Comments