ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


Совершенно секретно

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б) – тов. СТАЛИНУ.


В дополнение к № 55173 от 20.1.1935 г. сообщаю, что расследованием пока выявлена причастность к распространению провокаций в Кремле следующих лиц:

1. АВДЕЕВОЙ А.Е., 22 лет, б<ес>п<артийная>, уборщица в Кремле; 2. КОЧЕТОВОЙ М.Д., 20 лет, члена ВЛКСМ, телефонистки Кремля; 3. КОНСТАНТИНОВОЙ А.М., 35 лет, б<ес>п<артийная>, уборщица в Кремле; 4. КАТЫНСКОЙ Б.Я., 50 лет, б<ес>п<артийная>, уборщица в Кремле; 5. ОРЛОВОЙ А.А., 22 лет, члена ВЛКСМ, письмоносца почтового отделения в Кремле; 6. РОЗЕНФЕЛЬД Н.А., 49 лет, б<ес>п<артийная>, из рода князей Бебутовых, библиотекарша правительственной библиотеки; 7. РАЕВСКОЙ Е.Ю., 31 г., б<ес>п<артийная>, урожденная княжна Урусова, библиотекарша правительственной библиотеки; 8. СИНЕЛОБОВОЙ К.И., 29 лет, б<ес>п<артийной>, библиотекарши правительственной библиотеки.

Все эти лица арестованы.

АВДЕЕВА А.Е., в начале отрицавшая свою причастность к распространению провокаций, показала, что она передавала уборщицам ЖАЛЫБИНОЙ Н.С. и МИШАКОВОЙ провокационные слухи, которые ей стали известны от телефонистки Кремля КОЧЕТОВОЙ М.Д.

КОЧЕТОВА М.Д. признала контрреволюционные разговоры с АВДЕЕВОЙ, но откровенных показаний пока не дает.

КОНСТАНТИНОВА A.M. показала, что КАТЫНСКАЯ Б.Я. вела с ней антисоветские разговоры. Свое участие в распространении провокаций пока отрицает, изобличается показаниями ЖАЛЫБИНОЙ М.С.

КАТЫНСКАЯ Б.Я. пока признала только участие в контрреволюционных разговорах с КОНСТАНТИНОВОЙ A.M., изобличается показаниями ЖАЛЫБИНОЙ М.С.

ОРЛОВА А.А. признала, что распространяла провокации, которые она сообщала уборщице ЖАЛЫБИНОЙ М.

РОЗЕНФЕЛЬД Н.А. свою вину пока отрицает, изобличается показаниями СИНЕЛОБОВОЙ К.И.

РАЕВСКАЯ Е.Ю. пока свою вину отрицает, признает участие в разговорах антисоветского характера. Изобличается показаниями СИНЕЛОБОВОЙ К.И.

СИНЕЛОБОВА К.И. признала распространение ею провокационных слухов среди сотрудников правительственной библиотеки и уборщиц Кремля и показала, что она передавала провокационные слухи следующим лицам:

КОНОВОЙ А.И., БУРКОВОЙ Л.Е., СИМАК Е.О., РАЕВСКОЙ Е.Ю., ГОРДЕЕВОЙ П.И., МУХАНОВОЙ Е. и уборщице Кремля КОРЧАГИНОЙ, работающим в библиотеке.

Как участница контрреволюционных разговоров СИНЕЛОБОВА К.И. называет также ст<аршую> библиотекаршу РОЗЕНФЕЛЬД Н.А.

Таким образом, установлено, что одним из источников распространения провокации среди сотрудников правительственной библиотеки и уборщиц была СИНЕЛОБОВА К.И.

СИНЕЛОБОВОЙ К.И. в свою очередь сообщал провокационные слухи ее брат СИНЕЛОБОВ А.И., 35 лет, член ВКП(б) с 1930 г., состоящий для поручений при коменданте Кремля.

Арестованный СИНЕЛОБОВ А.И. показал, что он был связан с троцкистом ДОРОШИНЫМ В.Г., 40 лет, членом ВКП(б), помощником коменданта Кремля, который вел с ним разговоры контрреволюционного характера, направленные против руководства партии.

Прилагаю протокол допроса СИНЕЛОБОВА А.И. от 31 января 1935 г. Считаю необходимым ДОРОШИНА В.Г. арестовать.


ЗАМ. ПРЕД. ОГПУ: АГРАНОВ


2 февраля 1935 г.


№55270


[На первом листе имеются рукописные пометы: Поскребышева: «От т. Агранова», Сталина: «NB»]



Воспроизводится по: Лубянка. Сталин и ВЧК-ГПУ-ОГПУ-НКВД. Январь 1922-декабрь 1936. Москва 2003, МФД, Издательство "Материк", с. 601-602.


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

СИНЕЛОБОВА Алексея Ивановича от 31 января 1935 года.


СИНЕЛОБОВ А.И., 1899 г<ода> р<ождения>, урож<енец> г. Вереи, Москов<ской> обл<асти>; из рабочих, член ВКП(б) с 1930 г.; в 1923 г. окончил военную школу ВЦИК. Работал до последнего времени для поручений при Комендатуре Кремля. Представил рапорт об увольнении в бессрочный отпуск.


ВОПРОС: Где Вы находились в ноябре-декабре 1934 года?

ОТВЕТ: С 17 ноября по 10 декабря 1934 г. я находился в доме отдыха ЦИК Союза "Форос" в Крыму и вернулся из отпуска в Москву 12 декабря прошлого года.

ВОПРОС: С кем Вы встречались в "Форосе"?

ОТВЕТ: С парторгом управления коменданта Московского Кремля КРЫСЬ Василием Яковлевичем, которого я знаю по Москве с 1924 года и у которого я бывал на квартире. КРЫСЬ был как-то у меня. Кроме него из Управления коменданта Московского Кремля в "Форосе" в это время жили КРОХИН – работает в Кремле, в здании правительства, НИКОЛАЕВ – зав<едующий> сектором благоустройства Кремля, МАТВЕЕВ – делопроизводитель отдела пропуском комендатуры Кремля, ГОРЯЧЕНКО – телефонист связи комендатуры Кремля.

Первые дни нахождения в "Форосе" я жил в одной комнате с СЕЛИХОВЫМ Николаем Николаевичем – работником или директором какого-то гражданского института в Москве.

ВОПРОС: Давно ли Вы знаете СЕЛИХОВА?

ОТВЕТ: Впервые я ним познакомился 17/XI-34 г. в доме отдыха.

ВОПРОС: С кем Вы вели в "Форосе" разговоры о недовольстве своим служебным положением?

ОТВЕТ: С делопроизводителем отдела пропусков Кремля – МАТВЕЕВЫМ. В Москве я об этом говорил с Ив<аном> Вас<ильевичем> КОНСТАНТИНОВЫМ – нач<альником> химслужбы 2-го полка Московской Пролетарской Стрелковой Дивизии. Служебным своим положением я в последнее время был действительно недоволен благодаря обстановке, которая сложилась из-за плохих взаимоотношений с нач<альником> строительства Большого кремлевского дворца – НАДЖАРОВЫМ.

ВОПРОС: Как давно Вы знаете ГАВРИКОВА?

ОТВЕТ: Знаю его с 1920 года. Вместе с ним учился 3 года в школе ВЦИК. Это самый близкий мой товарищ, с которым я регулярно встречаюсь.

ВОПРОС: С кем кроме ГАВРИКОВА Вы поддерживаете близкие отношения?

ОТВЕТ: Кроме ГАВРИКОВА близких отношений ни с кем не поддерживаю. Товарищеские отношения поддерживаю с ЖЕЛТОВЫМ Иваном Семеновичем – нач<альником> отдела кадров гражданского отдела Управления коменданта Московского Кремля, и с ВОРОБЬЕВЫМ Дмитрием Степановичем, работавшим до 1934 года в Инснабе. С ВОРОБЬЕВЫМ я учился вместе в школе ВЦИК. Из армии он демобилизовался в 1928 году, кажется, по болезни.

ВОПРОС: О чем Вы разговаривали в "Форосе" с гр<ажданином> СЕЛИХОВЫМ Н.Н.?

ОТВЕТ: Мы разговаривали о руководителях хоз<яйственного> управления ЦИК Союза МЕТЕЛЕВЕ и ПАХОМОВЕ Н.И. Я интересовался, где ПАХОМОВ работал до хоз<яйственного> управления.

В процессе разговора с СЕЛИХОВЫМ я ему рассказал о фактах, известных мне в связи с моей работой в комендатуре Кремля. В частности, говорил ему о заседаниях Политбюро, о том, что комендант Кремля т. ПЕТЕРСОН поручал мне встретить и проводить членов Политбюро на заседание ПБ.

ВОПРОС: Зачем Вы все это вообще говорили СЕЛИХОВУ, тем более что этого человека Вы встретили впервые?

ОТВЕТ: Признаю, что это недопустимый поступок, объяснить ничем не могу.

ВОПРОС: Вы арестованы за систематическое распространение провокационных слухов. Признаете ли себя в этом виновным?

ОТВЕТ: Да, я действительно систематически распространял провокационные слухи среди сослуживцев по Кремлю, знакомых и родных. В частности, я рассказывал жене – СИНЕЛОБОВОЙ М.Ф., нигде не работает, сестре – СИНЕЛОБОВОЙ К.И. – работает в библиотеке Кремля, и еще кому, сейчас не помню, что Н.С. АЛЛИЛУЕВА умерла не в результате болезни, а отравлена или покончила жизнь самоубийством.

ВОПРОС: С кем из работников Кремля Вы вели антипартийные разговоры?

ОТВЕТ: Еще в 1931 или 1932 году в комнате дежурного помощника коменданта Кремля находились я и дежурный помощник ДОРОШИН Василий Григорьевич. ДОРОШИН мне показывал документ, в котором фигурировало так называемое завещание Ленина. В этом документе я читал характеристики, которые потом обсуждал с ДОРОШИНЫМ. Давая мне для прочтения этот документ, ДОРОШИН, помню, мне сказал: "Смотри, как на самом деле обстоит правда". ДОРОШИН давал мне этот документ и, разъясняя по-своему его значение, обрабатывал меня в троцкистском духе.

ДОРОШИН в ВКП(б) давно, был моим командиром роты в военной школе ВЦИК еще в 1920-21 г.г., для меня он был авторитетом.

ВОПРОС: Были ли еще случаи разговоров с Вами ДОРОШИНА кроме этого, когда он Вам давал документ?

ОТВЕТ: Были еще три случая бесед с ДОРОШИНЫМ примерно в то же время; последний разговор, насколько помню, был после смерти Н.С. АЛЛИЛУЕВОЙ. Эти беседы также происходили во время дежурства. Во время этих бесед ДОРОШИН окольными путями мне говорил о партийном руководстве. Его утверждения сводились к несоответствию существующего партийного руководства завещанию Ленина. ДОРОШИН говорил, что вот ЗИНОВЬЕВ руководил всеми коммунистическими партиями, а теперь стал ничем. Вспоминаю еще такой разговор с ДОРОШИНЫМ: я у ДОРОШИНА спросил, как он думает, от чего умерла Н.С. АЛЛИЛУЕВА, он ответил, что комендант Кремля тов. ПЕТЕРСОН собирал руководящий командный состав комендатуры Кремля – человек 6-7 – и сказал, что Н.С. АЛЛИЛУЕВА застрелилась.


Записано с моих слов верно и мной прочитано.


СИНЕЛОБОВ


ДОПРОСИЛИ:


НАЧ. СЕКР.-ПОЛИТ. ОТДЕЛА ГУГБ: (Г. МОЛЧАНОВ)

НАЧ. 2 ОТД. СПО ГУГБ: (КАГАН)


Верно: УполнУемов



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 107, Л. 16-19.

Comments