ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

СКАЛОВОЙ Надежды Борисовны от 31 марта 1935 года.


1896 г<ода> р<ождения>, дочь почетного гр<аждани>на, до 1917 г. училась на Бестужевских курсах в Петербурге. Работала в редакции журнала "Литературное наследство". Муж – ВОРОНОВ Л.А., художник, Сын Юрий – 16 лет – учится. Брат СИНАНИ Г.Б. – работал в Коминтерне. 


ВОПРОС: Когда Вы приехали на жительство в Москву?

ОТВЕТ: В 1922 году я из Ташкента приехала на жительство в Москву и проживала у своего брата Георгия Борисовича СКАЛОВА, который в от время работал ректором института Востоковедения.

ВОПРОС: Что Ваш брат делал до работы в ин<ститу>те Востоковедения?  

ОТВЕТ: Брат мой член партии с 1917 года, до приезда в Москву работал в Ташкенте и Алма-Ате.

ВОПРОС: Ваш брат офицер?

ОТВЕТ: Да, до революции он был офицером.

ВОПРОС: А что делал Ваш брат непосредственно после Октябрьской революции?

ОТВЕТ: Я точно не знаю. 

ВОПРОС: Вы скрываете, что Ваш брат был офицером в белой армии?

ОТВЕТ: Да, мне известно, что некоторое время – несколько дней мой брат был офицером в белой армии в районе Самары.

ВОПРОС: Какой же он член партии с 1917 г., если он служил у белых? 

ОТВЕТ: Возможно, что он вступил в партию позднее.

ВОПРОС: Кого еще из белогвардейских офицеров Вы знаете?

ОТВЕТ: Никого.

ВОПРОС: Вы говорите неправду. Вы знакомы с белогвардейцем СИДОРОВЫМ.

ОТВЕТ: Да, я забыла о том, что я знакома с СИДОРОВЫМ Александром Ивановичем, работающим конструктором в какой-то строительной конторе в Москве. Я его знала еще до революции, когда он был студентом в Ленинграде. В Москве я с ним встречалась с 1923 года более или менее регулярно.

ВОПРОС: Кого еще из белых офицеров Вы знаете?

ОТВЕТ: Больше никого.

ВОПРОС: Вы опять скрываете от следствия Ваших знакомых белых офицеров, в частности, Вы не называете своих знакомых белых офицеров, проживающих в Ленинграде? 

ОТВЕТ: Совершенно верно, я знакома с Н.Н. СЕМЕНОВЫМ [1], проживающим в Ленинграде и работающим директором рентгенологического института. Знаю его еще по Ленинграду с дореволюционного времени.   

ВОПРОС: А еще кого Вы знаете из белых офицеров?

ОТВЕТ: Знаю брата СИДОРОВА – Петра Ивановича – архитектора, проживающего в Ленинграде. Знаю его с 1916 года. 

ВОПРОС: Больше белых офицеров у Вас знакомых нет?

ОТВЕТ: Кажется, больше нет.

ВОПРОС: Вспомните.

ОТВЕТ: Нет, больше нет.

ВОПРОС: А ГЕЙЕРА Александр Александровича Вы разве не знаете?

ОТВЕТ: Да, знаю. Жила с ним вместе на квартире моего брата Георгия СКАЛОВА. В Москве встречалась с ним регулярно. Больше у меня знакомых белых офицеров нет. 

ВОПРОС: Вы знакомы еще в Москве с семьей, состоящей из белогвардейцев?

ОТВЕТ: Я такой семьи не знаю.

ВОПРОС: А МУХАНОВЫХ Вы разве не знаете?

ОТВЕТ: Я знакома с семьей МУХАНОВЫХ, но не знаю, что они имели отношение к белому движению. Правда, я слышала, что отец МУХАНОВЫХ служил в белой армии.

ВОПРОС: Перечислите ваших ближайших знакомых?

ОТВЕТ: У меня близких знакомых нет.

ВОПРОС: ВЫ опять уклоняетесь от ответа на вопрос. Следствие Вам предлагает перечислить Ваших ближайших знакомых?

ОТВЕТ: Я нахожусь в дружеских отношениях с семьей инженера АЛЕКСАНДРОВА Владимира Леонтьевича, работающего в ЦАГИ. Кроме того, я дружу с женой инженера – Галиной Марьяновной ИВАНОВОЙ, муж ее недавно вернулся из ссылки, где он отбывал наказание по приговору Коллегии ОГПУ. Я также близко знакома с Лидией Ивановной ПЕРЕЛЬШТЕЙН, работающей в институте Ленина, и ДЕРЮЖИНСКОЙ Татьяной Александровной, работающей в тресте "Геолого-разведка". Больше у меня в Москве вообще знакомых нет.  

ВОПРОС: Это не совсем так. Вы еще знакомы с семьей ЧЕРНОЗУБОВЫХ?

ОТВЕТ: Да, я Владимира Николаевича ЧЕРНОЗУБОВА встречала у Галины Марьяновны ИВАНОВОЙ. Эти список моих знакомых исчерпывается. 

ВОПРОС: А РУДНЕВЫХ Вы разве не знаете?

ОТВЕТ: С РУДНЕВОЙ я вместе работала в институте Ленина, знаю также ее мужа.

ВОПРОС: Почему Вы скрывали от следствия Ваших знакомых белогвардейцев?

ОТВЕТ: Я просто о них забыла.

ВОПРОС: Это не так, Вы пытались скрыть от следствия свои связи среди белогвардейцев по совершенно другим мотивам.

ОТВЕТ: Я это отрицаю.

ВОПРОС: Кто из перечисленных Вами лиц антисоветски настроен?

ОТВЕТ: Не знаю.

ВОПРОС: И ни с кем никогда не вели беседы на политические темы?

ОТВЕТ: Нет.

ВОПРОС: Вы опять говорите неправду. Из показаний арестованных по Вашему делу видно, что Вы в курсе политических убеждений ряда перечисленных вами лиц?

ОТВЕТ: Я это отрицаю.

ВОПРОС: С кем Вы недавно вели разговор о Вашем брате?

ОТВЕТ: Ни с кем.

ВОПРОС: Вы в этом уверены?

ОТВЕТ: Может быть, с кем-нибудь и говорила.

ВОПРОС: Конкретно с кем и о чем?

ОТВЕТ: Я говорила о неприятностях, переживаемых моим братом, – с Галиной Марьяновной ИВАНОВОЙ и Екатериной Константиновной МУХАНОВОЙ.

ВОПРОС: О каких неприятностях шла речь?

ОТВЕТ: Мой брат мне рассказывал, что он редактировал книгу, по содержанию которой его обвинили в троцкизме. 

ВОПРОС: Это не все. Неприятности, о которых Вы говорите, были связаны с известным Вам лицом.

ОТВЕТ: Я не понимаю вопроса.

ВОПРОС: Уточняем вопрос. Ваш брат Вам говорил о своих неприятностях и связывал это с одним из своих товарищей.

ОТВЕТ: Я этого не помню.

ВОПРОС: Разве Ваш брат не говорил о том, что его неприятности связаны с именем МАДЬЯРА

ОТВЕТ: Да, говорил.

ВОПРОС: Что конкретно?

ОТВЕТ: Брат мне рассказывал, что он имел с МАДЬЯРОМ разговор, во время которого МАДЬЯР ему сообщил, что ЗИНОВЬЕВ рассчитывает когда-нибудь вернуться к руководству партии. Брат мне говорил, что в ячейку он об этом сообщил только после того, как МАДЬЯР был арестован, и что его теперь обвиняют в том, что он скрыл содержание этого разговора.

ВОПРОС: Только ли о ЗИНОВЬЕВЕ говорил Ваш брат с МАДЬЯРОМ?

ОТВЕТ: Нет, не только о ЗИНОВЬЕВЕ. Брат мне еще рассказывал, что тогда же МАДЬЯР ему говорил, что в связи с прокатившейся на Западе волной террора не исключена возможность попыток совершения террористических актов в отношении вождей партии и правительства. Тогда же он сказал, что террористы могут попытаться совершить покушение в тот момент, когда на Красной площади собирается все руководство партии и правительства.

ВОПРОС: Когда и где брат Вам это все рассказывал?

ОТВЕТ: Около месяца тому назад у него на квартире.

ВОПРОС: С кем еще Вы вели разговоры о террористических актах? 

ОТВЕТ: Ни с кем не говорила.

ВОПРОС: Какие разговоры на политические темы Вы вели с Екатериной МУХАНОВОЙ

ОТВЕТ: Никогда никаких политических разговоров я не вела.

ВОПРОС: Екатерина МУХАНОВА показывает, что Вы ей говорили со слов Вашего брата о наличии в Коминтерне оппозиционеров, которые связаны с оппозиционерами в коммунистических партиях за границей. Подтверждаете ли Вы это?  

ОТВЕТ: В одной из бесед с моим братом он мне действительно рассказывал, что в Коминтерне были люди, принадлежащие к оппозиции, которые связаны с оппозиционерами за границей. Насколько помню, вопрос о связи оппозиционеров с заграницей касался МАДЬЯРА. Я об этом рассказывала Екатерине МУХАНОВОЙ.

ВОПРОС: Еще какие разговоры на политические темы Вы с ней вели? 

ОТВЕТ: Больше никаких не вела. 

ВОПРОС: Екатерина МУХАНОВА показывает, что она Вам говорила о своих контрреволюционных настроениях. Подтверждаете ли Вы это?  

ОТВЕТ: МУХАНОВА действительно была настроена озлобленно к соввласти, у нее в разговорах сквозила вражда к существующему строю.   Она с восхищением рассказывала мне об исторической роли, которую сыграла в дореволюционной России русская интеллигенция, о том, что эта интеллигенция была гордостью России, что такой интеллигенции нигде в мире не было. По утверждению МУХАНОВОЙ, при советской власти интеллигенция фактически уничтожена, а новая интеллигенция не создана. Жалкие остатки дореволюционной интеллигенции обречены на политическое вымирание. 

МУХАНОВА мне передавала контрреволюционную клевету в связи со смертью Н.С. АЛЛИЛУЕВОЙ, заключающуюся в том, что АЛЛИЛУЕВА покончила самоубийством, и довел ее до этого СТАЛИН.

ВОПРОС: МУХАНОВА показывает, что Вы ей также высказывали свои антисоветские настроения. Подтверждаете ли Вы это?

ОТВЕТ: Нет, отрицаю.

ВОПРОС: Когда Вам стало известно об аресте МУХАНОВОЙ

ОТВЕТ: В конце февраля мне сообщила об этом наша приятельница Л.И. ПЕРЕЛЬШТЕЙН. После этого я зашла к ее сестре – Марии Константиновне МУХАНОВОЙ – узнать о причинах ареста. Мария МУХАНОВА мне рассказала, что вслед за Екатериной МУХАНОВОЙ был арестован их брат Константин. После этого я позвонила Г.М. ИВАНОВОЙ, которая была уже осведомлена об аресте МУХАНОВОЙ. ИВАНОВА мне сообщила, что МУХАНОВА незадолго до ареста нервничала, опасаясь ареста. И я, и ИВАНОВА высказывали недоумение в связи с ее арестом, т.к. обе считали, что это недоразумение. 

ВОПРОС: Как Вы могли считать арест МУХАНОВОЙ недоразумением, когда Вы сами показываете, что она Вам высказывала свои контрреволюционные взгляды?

ОТВЕТ: Я считала ее неспособной на какие-либо активные действия.

ВОПРОС: Вы уклоняетесь от ответа. Екатерина МУХАНОВА арестована нами за террористическую деятельность. Она показывает, что она Вас осведомляла о своих контрреволюционных намерениях.

ОТВЕТ: Категорически это отрицаю.

ВОПРОС: МУХАНОВА показывает, что Вы высказывали враждебное отношение к руководству партии и правительства и считали необходимым террористическую борьбу с советской властью. 

ОТВЕТ: Ни о какой борьбе с советской властью я с МУХАНОВОЙ не говорила.

ВОПРОС: У Вас на квартире при обыске в ночь на 30 марта обнаружена разряженная [2] граната, для чего вы ее хранили? 

ОТВЕТ: Эту гранату принес в квартиру мой сын Юрий – 16 лет. 

ВОПРОС: У Вас во время обыска обнаружена также банка с порохом, для чего Вы ее хранили?

ОТВЕТ: Этот порох принадлежит моему мужу-охотнику.

ВОПРОС: Вы все время пытаетесь ввести следствие в заблуждение и скрываете Вашу и ваших соучастников контрреволюционную деятельность. Предлагаем правдиво ответить на поставленные следствием вопросы.   

ОТВЕТ: Больше показать ничего не могу.


Записано с моих слов верно, мною прочитано:


СКАЛОВА.


ДОПРОСИЛИ: 


НАЧ. СЕКР. ПОЛИТ. ОТДЕЛА ГУГБ: (Г. МОЛЧАНОВ)

ЗАМ. НАЧ. СЕКР. ПОЛИТ. ОТДЕЛА ГУГБ: (ЛЮШКОВ)

НАЧ. 2 ОТД. СПО ГУГБ: (КАГАН)


ВЕРНО: Уп. II СПО А. Евсти<…> 



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 110, Л. 59-68.


[1] Н.Н. Семенов – старший брат жены Г.Б. Синани-Скалова Ксении Николаевны (брак 1929 г.). Первым мужем Ксении Николаевны был Петр Иванович Сидоров, инженер-архитектор (брат Александра Ивановича Сидорова).

[2] Слово "разряженная" допечатано на машинке поверх строки.

Comments