ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

СОКОЛОВОЙ, Елены Демьяновны, от 25/III-1935 года.


СОКОЛОВА Е.Д., 1880 года рождения, ур<оженка> гор. Бирска, быв<шей> Уфимской губ<ернии>, из крестьян. Член ВКП(б) с 1903 г., член Об<щест>ва политкаторжан и член Общества старых большевиков. В 1920 г. работала в СибОНО, с 1920 г. по 1928 г. в ЦК железнодорожников, с 1928 г. по 1931 г. в Ленинской библиотеке и директором института библиотековедения, с 1931 г. – заведующая Правительственной библиотекой в Кремле.
Муж – СОКОЛОВ Василий Николаевич, литератор, член ВКП(б) с 1898 г., член О<бщест>ва политкаторжан и член Об<щест>ва старых большевиков.
Сестра – ПЕТРОВА, Екатерина Демьяновна, член ВКП(б), работает парторгом на заводе "Минерал". 


ВОПРОС: Какой существует порядок получения, выдачи и хранения книг из так называемого отдела специального хранения в библиотеке, которой Вы заведываете? 

ОТВЕТ: 1. Получение книг по отделу специального хранения идет по двум линиям: а) литература, которая поступает к нам через "Международную Книгу" и которую мы выписываем по заказам также через "Международную Книгу"; б) литература, получаемая в порядке обмена от иностранных государств, в правительственные библиотеки которых мы направляем наши официальные издания, распоряжения и т.д.

Необходимость специального хранения получаемой нами через "Международную Книгу" литературы определяет аппарат Главлита при "Международной Книге".

2. Выдача книг из отдела специального хранения проводится по требованиям руководителей партии и членов правительства по особому списку или по просьбе их секретарей от их имени.

Выдача этих книг производится мною, ИВАНОВОЙ Евдокией Дмитриевной и ЭСМИН Эльзой Яновной. 

Выдаваемые книги подлежат специальной регистрации с отметкой о возвращении абонентами [1].

3. В отделе специального хранения книги находятся в отдельном ярусе и в отдельном специально приспособленном шкафу. Ключи от шкафа находятся всегда у меня. Допуск к шкафу имеет еще библиотекарь ИВАНОВА.

ВОПРОС: Проводится ли периодическая проверка наличия книг в отделе специального хранения?

ОТВЕТ: Проводится, но редко. Один раз проводилась в 1933 г. и один раз в 1934 г. Проверку производили я, ИВАНОВА и работавшая в свое время в библиотеке МЕЧНИКОВА Александра Валерьяновна. 

ВОПРОС: Гарантирует ли существующая система в отделе специального хранения сохранность этих книг?

ОТВЕТ: При поступлении этой литературы из "Международной Книги" она идет на регистрацию, которая проводится сотрудницей библиотеки ЕГОРОВОЙ Александрой Петровной, после чего поступает ко мне на хранение. 

Я считаю, что существующая система не гарантирует полностью сохранности книг потому, что в период от поступления книг в библиотеку до помещения их на место хранения они проходят путь, достаточный для того, чтобы лицо заинтересованное могло эти книги присвоить. 

ВОПРОС: А газеты специального хранения Вы тоже регистрируете? 

ОТВЕТ: Да, они регистрируются и хранятся в таком же порядке.

ВОПРОС: Имела ли РОЗЕНФЕЛЬД, Нина Александровна, какое-нибудь отношение к этой литературе?

ОТВЕТ: Да, имела. Она проводила каталогизацию литературы специального хранения.

ВОПРОС: Вы разрешали когда-либо сотрудникам библиотеки брать на дом литературу из библиотеки для чтения?

ОТВЕТ: Сотрудникам библиотеки разрешалось брать на дом книги по записям, как и другим абонентам. В число этой литературы входила беллетристика, социально-экономическая литература, кроме книг специального хранения.  

ВОПРОС: А заграничные газеты давались на дом сотрудникам библиотеки?

ОТВЕТ: Не выдавались. За исключением газет, которые отнесены Главлитом к отделу специального хранения, заграничные газеты лежат у нас открыто, и не исключена возможность, что заинтересованное лицо может взять газету и на дом.  

ВОПРОС: Вы давали Н.А. РОЗЕНФЕЛЬД по ее просьбе заграничные газеты? 

ОТВЕТ: Нет, она ко мне с такой просьбой не обращалась.

ВОПРОС: Нам известно, что отдельные бывшие сотрудники правительственной библиотеки брали на дом заграничные газеты и книги, издающиеся за границей, содержащие контрреволюционные выпады против СССР. Как это могло иметь место при существовавшей у Вас системе хранения? 

ОТВЕТ: Это могло явиться только следствием самовольных действий этих сотрудников библиотеки.

ВОПРОС: Значит, у Вас существовала система, при которой сотрудники могли самовольно брать то, что им не разрешалось?

ОТВЕТ: Отдел специального хранения в нашей библиотеке очень маленький. Дуда, повторяю, относится только т о, что указано Главлитом. В числе получаемой нами другой иностранной литературы (книг и газет) может быть литература контрреволюционного содержания. Мы ее специально не разбираем, и она хранится в общем порядке, и такая литература при желании может быть самовольно взята. Та литература, которая проходит по специальному хранению, может быть самовольно взята только через ЕГОРОВУ и РОЗЕНФЕЛЬД, которые регистрировали  и каталогизировали эти книги. 

ВОПРОС: Существовал ли у Вас определенный порядок направления сотрудников библиотеки для работы в личные библиотеки руководителей партии и правительства?

ОТВЕТ: Посылка сотрудников библиотеки для работы в личные библиотеки руководителей партии и правительства проводилась по заявкам последних. 

ВОПРОС: Какой порядок направления сотрудников существовал по этим заявкам?

ОТВЕТ: Я всегда посылала комсомольцев. 

ВОПРОС: А вот ПЕТРОВУ Вы направили к тов. ЧУБАРЮ. Разве она комсомолка?

ОТВЕТ: Нет, ПЕТРОВА не комсомолка.

ВОПРОС: А СИНЕЛОБОВА, которую Вы направили к тов. КУЙБЫШЕВУ, разве она комсомолка?

ОТВЕТ: Не комсомолка, но я и ее, и ПЕТРОВУ считала проверенными людьми. 

ВОПРОС: А на основании чего Вы делали выводы, что они проверенные люди?

ОТВЕТ: На основании их длительной работы в правительственной библиотеке и личного о них впечатления.

ВОПРОС: Перечислите случаи посылки Вами за время Вашей работы сотрудниц библиотеки в библиотеки руководителей партии и членов правительства? 

ОТВЕТ: 1) К зам<естителю> пред<седателя> Совнаркома тов. ЧУБАРЮ мною была направлена ПЕТРОВА.

2) К покойному тов. КУЙБЫШЕВУ мною направлялись СИНЕЛОБОВА и КОНОВА. 

3) К тов. ТАДЖИЕВУ [2] мною направлялись также СИНЕЛОБОВА и КОНОВА.

Больше я лично никуда никого не направляла.

ВОПРОС: Существовала ли у Вас система регистрации и учета сотрудников, которых Вы посылали для работы к руководителям партии и членам правительства? 

ОТВЕТ: Специальной регистрации и учета не существовало. 

ВОПРОС: Таким образом, точно установить, куда и когда Вы посылали, Вы не можете? 

ОТВЕТ: Могу только по памяти. 

ВОПРОС: У нас имеются сведения, что для работы в библиотеке покойного тов. КУЙБЫШЕВА Вы посылали сотрудницу библиотеки СИМАК. Верно ли это? 

ОТВЕТ: Насколько припоминаю, СИМАК действительно там некоторое время работала. 

ВОПРОС: Нам известно, что в библиотеке Председателя СНК тов. МОЛОТОВА работали сотрудницы библиотеки РОЗЕНФЕЛЬД и БУРАГО. Вы их посылали?

ОТВЕТ: Нет. Их для работы в библиотеке тов. МОЛОТОВА пригласила МИНЕРВИНА, секретарь тов. ЕНУКИДЗЕ, помимо меня, на основе частной договоренности. 

ВОПРОС: Нам также известно, что в библиотеке пред<седателя> ЦИК СССР М.И. КАЛИНИНА работала сотрудница библиотеки ДАВЫДОВА. Вы ее посылали? 

ОТВЕТ: ДАВЫДОВА работала там до моего прихода в библиотеку, продолжала работать и при мне, но я к этому отношения не имела. Кто ее рекомендовал М.И. КАЛИНИНУ, я не знаю. 

ВОПРОС: Как же это сотрудники подведомственного Вам аппарата помимо Вас направляются на другую работу? Ведь Вы ими руководите, а не МИНЕРВИНА

ОТВЕТ: Да, руковожу ими я, но они работали в библиотеках тов. МОЛОТОВА и КАЛИНИНА во внеурочное время на основе частного соглашения с МИНЕРВИНОЙ, которой, как я уже указала, БУРАГО и РОЗЕНФЕЛЬД были рекомендованы.

ВОПРОС: Известно ли Вам что-либо о попытках устроиться в одной из библиотек руководителей партии и правительства – бывшей сотрудницы библиотеки МУХАНОВОЙ

ОТВЕТ: Мне об этом ничего не известно. Могу только сказать, что если бы это зависело от меня, то я бы не допустила МУХАНОВУ работать у руководителей партии. Так же и РОЗЕНФЕЛЬД, и БУРАГО.

ВОПРОС: Почему Вы возражали бы против работы бывших Ваших сотрудников РОЗЕНФЕЛЬД, БУРАГО и МУХАНОВОЙ в библиотеках руководителей партии? 

ОТВЕТ: Потому что эти лица не пользовались моим доверием. Я считала всегда, что РОЗЕНФЕЛЬД мерзкий человек, лживый и изворотливый, которая, по-моему, сохранилась на службе в Кремле только благодаря защите МИНЕРВИНОЙРОЗЕНФЕЛЬД не производила никогда впечатления советского человека, хотя у меня нет формальных данных обвинять ее в антисоветской деятельности. 

ВОПРОС: Что значит – формальных данных? Дело ведь не в форме, а в существе?

ОТВЕТ: Я повторяю, что РОЗЕНФЕЛЬД, насквозь лживый человек, при мне маскировалась под советского человека, но я лично внутренне представляла ее себе совершенно иной и ей не доверяла.

ВОПРОС: А МУХАНОВОЙ и БУРАГО Вы доверяли?

ОТВЕТ: Отношение у меня ним было такое же, как и к РОЗЕНФЕЛЬД. Оцениваю я их так же.

ВОПРОС: Какие меры Вы принимали к устранению этих лиц из правительственного учреждения, поскольку Вы считали, что они не могут пользоваться доверием, а, следовательно, не должны быть терпимы в государственном аппарате?  

ОТВЕТ: Я неоднократно ставила о них вопрос перед заведывающим секретариатом ЦИК Союза ТЕРИХОВЫМ [3], два раза я обращалась к нему по этому вопросу в письменной форме. ТЕРИХОВ мне на это ответил, что они работают в Кремле давно, и, поскольку нет никаких конкретных данных против них, поднимать вопрос о их пребывании в Кремле нецелесообразно, так как у меня нет никаких прямых доказательств, на основании которых можно было бы им выразить недоверие.    

ВОПРОС: Больше Вы никаких мер не принимали?

ОТВЕТ: РОЗЕНФЕЛЬДМУХАНОВА и БУРАГО мною были отстранены от вечерних дежурств, когда остается в библиотеке один сотрудник. Это я делала также благодаря недоверию к ним. Кроме того, о всех этих лицах я сообщила А.С. ЕНУКИДЗЕ.

ВОПРОС: Что Вам известно о РАЕВСКОЙ

ОТВЕТ: РАЕВСКАЯ поступила на работу в Кремль по рекомендации покойного АКОПОВА, позже я узнала, что она дворянка. На меня лично она производила неприятное впечатление, но ничего компрометирующего ее я не знала. 


Записано верно, мною прочитано.


(СОКОЛОВА).


ДОПРОСИЛИ:


НАЧ. СПО ГУГБ: (Г. МОЛЧАНОВ)

НАЧ. 2 ОТДЕЛЕНИЯ <СПО>: (КАГАН)


ВЕРНО: УПОЛНОМОЧЕННЫЙ 2 ОТД. СПО ГУГБ: Уемов 



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 109, Л. 202-210.


[1] В тексте ошибочно – "абонементами". 

[2] А.И. Таджиев – с 1930 по январь 1935 г. секретарь Президиума Совета Национальностей ЦИК СССР.

[3] Здесь и далее в тексте ошибочно – "Терехов".

Comments