ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

СОЛОВЬЕВА, Ивана Ивановича, от 26 апреля 1935 года.


СОЛОВЬЕВ И.И., рождения 1903 г., гр<ажданин> СССР. Ст<арший> инженер Мосэнерго. Отец – кустарь-сапожник. Окончил Московский институт народного хозяйства и получил высшее техническое образование в Массачусетском технологическом институте. Член ВКП(б) с января 1928 года.
Приглашен в НКВД и допрошен в качестве свидетеля.


Вопрос: В анкете Вы указали, что получили высшее техническое образование в Массачусетском технологическом институте. Когда и при каких обстоятельствах Вы получили образование в Америке? 

Ответ: В 1930 году решением правительственных органов была командирована в Америку группа студентов и инженеров для получения высшей технической квалификации. Я был направлен в составе около 20-ти человек в гор. Бостон для обучения в Массачусетском технологическом институте. 

Вопрос: Назовите фамилии советских граждан, вместе с Вами обучавшихся в Бостоне? 

Ответ: Это – ИВАНОВ Михаил(x)МЕДКОВ, БУКЛЕЙ, ПАВЛЕНКО, ЕГОРОВ и другие.

Вопрос: Имела ли Ваша группа студентов связи с бостонским населением? 

Ответ: Да, в Амторге нам были рекомендованы: мистер СТИВЕНС и доктор КАЗАНИН как лица, лояльно относившиеся к СССР, и что поэтому в их среде мы можем бывать. Кроме того, часть советских граждан столовались у мисс СТАР – старой эмигрантки из России. У этой мисс СТАР бывали бостонские жители. Через нее мы познакомились с другими жителями Бостона.

Вопрос: Кто эти лица?

Ответ: Это профессор ЧЕССКИС, это некий ХАЛФИН, Буня ГРЕЙСЕР. 

Вопрос: Что Вам известно об этих лицах? 

Ответ: ЧЕССКИС являлся, насколько я помню, профессором-языковедом. У него есть родственник, кажется, член ВКП(б) с 1905 г., проживающий в Советском Союзе. ХАЛФИН был предпринимателем-спекулянтом. Жена ХАЛФИНА – Хава ХАЛФИНА была в 1934 году в СССР. Студент ПУЧКОВ, как среди нас говорили, был в интимной связи с женой ХАЛФИНА и, насколько мне известно, встречался с ней в Москве в 1934 году. Буня ГРЕЙСЕР также имел собственное предприятие. Мы все считали, что профессор ЧЕССКИС и ХАЛФИН являются троцкистами. Они проявляли явную симпатию к троцкизму. 

Вопрос: Известны ли Вам супруги РЯСКИНЫ – жители Бостона? 

Ответ: Да, РЯСКИН занимался театральными делами, а РЯСКИНА давала уроки английского языка. Об этих лицах мне ничего не известно. 

Вопрос: Бывали ли советские студенты на дому у перечисленных бостонских жителей? 

Ответ: Я знаю, что студенты бывали у ХАЛФИНА и Буни ГРЕЙСЕРА. У них бывали: ПАВЛЕНКО, ПУЧКОВ, я бывал, ИВАНОВ Михаил и другие. 

Вопрос: Что было общего между вами – коммунистами, гражданами Советского Союза, – и троцкистами – ЧЕССКИС<ОМ>, ХАЛФИНЫМ, а также ГРЕЙСЕР<ОМ>? Два последних являлись предпринимателями. Общением с этими лицами вы роняли звание членов ВКП(б) и граждан Советского Союза. 

Ответ: У нас не было среды, поэтому мы и общались с этими лицами. Признаю, что мы не должны были встречаться с этой публикой и что мы действительно общением с нею компрометировали партию и советскую власть. 

Вопрос: Интересовались ли бостонской группой советских студентов троцкисты? 

Ответ: Да, нами троцкисты, безусловно, интересовались. Советские студенты получали по домашним адресам разную троцкистскую литературу. Я тоже получал эту литературу. 

Вопрос: Каким образом троцкисты могли знать ваши домашние адреса? 

Ответ: Я подозревал, что наши адреса дали троцкистам указанные ЧЕССКИС и ХАЛФИН. 

Вопрос: Что еще вы можете показать о ваших связях с бостонским населением? 

Ответ: Вспоминаю, что однажды мы, студенты, приняли приглашение упомянутого выше СТИВЕНСА и посетили всей группой местную Бостонскую политическую тюрьму. СТИВЕНС нам указал, что начальник тюрьмы якобы увлекается опытом карательной политики Советского Союза и организовал в тюрьме режим, аналогичный существующему в советских тюрьмах, что в тюрьме высоко поставлены трудовые процессы перевоспитания, что заключенные ходят свободные и т.д. Нас поехало 16 человек: ИВАНОВ Михаил, БУКЛЕЙ, ПАВЛЕНКО и друг<ие>. Мы обедали в тюрьме, обошли все здания.  

Вопрос: Как вы, члены партии и советские граждане, могли допустить такой шаг, как посещение капиталистической тюрьмы при изложенных выше обстоятельствах? 

Ответ: Признаю, что мы совершили большую политическую ошибку самим фактом этого посещения. 

Вопрос: Можете ли вы чем-либо дополнить этот эпизод? 

Ответ: Начальник тюрьмы при посещении предложил нам спеть русские песни. Мы от этого отказались. Я знаю, что часть советских студентов приняла приглашение начальника тюрьмы посетить его на дому. Среди этих студентов были БРАГИН, НИЗОВ, фамилии других не помню. Знаю также, что эти товарищи плясали на квартире начальника тюрьмы и распевали русские песни. 

Вопрос: Были ли Вы на квартире начальника тюрьмы? 

Ответ: Нет, я не пошел. Не пошел также и БУКЛЕЙ. Так мы поступили, предварительно посоветовавшись и придя к выводу, что этот визит к начальнику тюрьмы неудобен. 

Вопрос: А почему вы других советских студентов не остановили от посещения? 

Ответ: Я, конечно, поступил неправильно, так же как и неправильно поступил БУКЛЕЙ. Мы не додумали до конца свое поведение. 

Вопрос: Какие еще вы лично имели связи с бостонским населением? 

Ответ: Я был знаком с некоей СОЛОВЕЙ. Ее отец украинец, уехал из России в 1908 году. У СОЛОВЕЙ были по Нью-Йорку связи с белыми. Кроме того, у нее дома был один белый – арендатор. Я с ним встретился у нее, фамилии его я не знаю. С СОЛОВЕЙ я поддерживал переписку по возвращении из Америки вплоть до осени 1934 г.

Вопрос: Почему же Вы поддерживали связь с этой СОЛОВЕЙ? 

Ответ: Я находился с СОЛОВЕЙ в интимной близости. Признаю, что я совершил антипартийный поступок тем, что поддерживал с ней знакомство.  

Вопрос: Что вы можете дополнительно показать по делу?  

Ответ: В Москве недавно я и БУКЛЕЙ встретились с упомянутым выше мистером СТИВЕНСОМ, по его приглашению мы вместе были в американском посольстве, где мистер СТИВЕНС познакомил нас с секретарем посольства. Последний нас представил американскому военному атташе ФЕЙМОРВИЛЛ<У>. ФЕЙМОРВИЛЛ попросил у меня и у БУКЛЕЯ домашние адреса и номера телефонов. После этого секретарь ФЕЙМОРВИЛЛА многократно звонил как мне, так и БУКЛЕЮ и приглашал заехать к нему. Я один раз был у него.  

Вопрос: О чем с вами говорил ФЕЙМОРВИЛЛ? 

Ответ: ФЕЙМОРВИЛЛ вел с нами разговор о необходимости сближения советских студентов и американских специалистов. В разговоре были затронуты и другие темы. Сейчас их не помню. Я решил впредь не ходить к ФЕЙМОРВИЛЛ<У>, ибо считал, что его интерес к нам неслучаен.   

Вопрос: Все ли Вы показали? Имеете ли вы еще что-либо показать по делу?  

Ответ: Я хочу дополнить свои показания следующими моментами: будучи в Бостоне, я один раз посетил украинский белый клуб, один раз был в белогвардейском ресторане "Русский медведь". Я и другие студенты были знакомы с неким ШАПИРО, он фабрикант, имеет кожевенную фабрику. Я в составе группы наших студентов обедал у него в день рождества в 1931 году. Кроме меня были МЕДКОВ, БРАГИН, ШУМОВСКИЙ.

Один из наших студентов, КАЛИТВЯНСКИЙ, член ВКП(б), поддерживал знакомство с белым попом, он был военным священником у Врангеля.

Вопрос: На основании всех Ваших объяснений следствие устанавливает, что Вы, ИВАНОВ Михаил и другие советские студенты, находясь в Бостоне, вели себя недопустимым образом для членов ВКП(б) и советских граждан, поддерживали отношения с троцкистами, предпринимателями, посещали политическую тюрьму в Бостоне с совершенно недопустимыми целями. Вы лично поддерживали связь с белой эмигрантской средой. Признаете ли Вы, что таким своим поведением обманули доверие партии и советской власти? 

Ответ: Да, я признаю, что наше недостойное поведение привело к дискредитации ВКП(б) в СССР перед населением Бостона и является предательством интересов партии и советской власти.

Вопрос: Что Вам известно о студенте ИВАНОВЕ Михаиле? 

Ответ: Студент ИВАНОВ М. прибыл в Бостон до нашего приезда в Америку, я вспоминаю спор, который был с ним по вопросу о кризисе капитализма. ИВАНОВ настаивал на утверждении троцкистского характера о том, что кризис капитализма наносит ущерб социалистическому строительству в стране в результате низких цен для советского экспорта. Он делал вывод, что для обеспечения успешного хода социалистического строительства необходимо процветание капитализма. 

Больше об ИВАНОВЕ М. – я не могу ничего показать.


Записано с моих слов правильно. Протокол мною прочитан. – 


СОЛОВЬЕВ. – 


ДОПРОСИЛ: 


П/НАЧ. ЭКО ГУГБ НКВД – ДМИТРИЕВ.


Верно: УПОЛН. 2-го ОТД. СПО ГУГБ: Светлов



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 111, Л. 274-280.


[x] Наше примечание: Эту фамилию носил арестованный сотрудник Разведупра РККА ЧЕРНЯВСКИЙ М.К., находившийся в этот период с заданиями Разведупра в Бостоне.

Comments