ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

СОСИПАТРОВА Алексея Максимовича от 19/III-1935 г.


СОСИПАТРОВ А.М., из рабочих, 38 лет, член ВКП(б) с 1928 г., в красной армии с 1918 г., до ареста слушатель 5-го курса Военно-Химической академии им. тов. ВОРОШИЛОВА, женат, имеет ребенка 6-ти лет, под судом и следствием не состоял.
Во время гражданской войны командных должностей не занимал (был пом<ощником> нач<альника> банно-прачечного отряда), наград за время службы в РККА не имеет.   


Вопрос: Кто из Ваших знакомых наиболее близок к Вам?

Ответ: Слушатели академии: КОЗЫРЕВ, ОДИНЦОВ, КОНОВАЛОВ, ЕРЕМЕЕВ и ЛЕОНТЬЕВ.

Вопрос: С какого времени Вы знакомы с КОЗЫРЕВЫМ?

Ответ: С 1922 г., познакомился я с ним на химических курсах, на которых учился вместе с ним, затем совместно с ним работал в Военно-Химическом Управлении. 

Вопрос: Кто дал Вам рекомендации для вступления в ВКП(б)?

Ответ: КОЗЫРЕВ, ЧЕРНЯВСКИЙ и, если не ошибаюсь, БУЗАНОВ.

Вопрос: Как часто Вы встречались с КОЗЫРЕВЫМ?

Ответ: В академии я с ним встречался часто, поскольку мы учились с ним на одном факультете.

На квартире у КОЗЫРЕВА за время с 1932 г. по 1935 г. я был раза два, он за это время был у меня на дому один раз.

Вопрос: Вы твердо помните, что с 1932 г. по 1935 г. Вы были на дому у КОЗЫРЕВА только два раза?

Ответ: Твердо помню, что у КОЗЫРЕВА я был два раза – допускаю, однако, возможность того, что был у него еще один раз.

Вопрос: Кого Вы встречали на квартире КОЗЫРЕВА?

Ответ: Какого-то военного из комендатуры Кремля – по фамилии ДОРОШИН, мужа сестры жены КОЗЫРЕВА и какого-то штатского – фамилию его не помню.

Вопрос: У КОЗЫРЕВА кроме этих лиц Вы больше никого не встречали?

Ответ: Никого.

Вопрос: Вы даете ложные показания. Следствию точно известно, что кроме указанных выше лиц Вы встречались у КОЗЫРЕВА и с другими лицами.

Что Вы можете сказать по этому вопросу?

Ответ: Не помню, чтобы я еще кого-либо встретил у КОЗЫРЕВА.

Вопрос: А кто из знакомых КОЗЫРЕВА был наиболее близок к нему?

Ответ: Из слушателей Академии – СЮХИН; помню, что КОЗЫРЕВ был близок также и с КАРАБАНОВЫМ. Других связей КОЗЫРЕВА не знаю.

Вопрос: А в каких отношениях КОЗЫРЕВ с ЧЕРНЯВСКИМ?

Ответ: В дружеских. КОЗЫРЕВ встречался с ЧЕРНЯВСКИМ.

Вопрос: Откуда Вам это известно?

Ответ: Об этом мне говорил КОЗЫРЕВ.

Вопрос: На какие темы Вы вели разговоры с КОЗЫРЕВЫМ и с лицами, которых Вы у него встречали?

Ответ: На политические темы мы не разговаривали. С ДОРОШИНЫМ я вообще не разговаривал.

Вопрос: Я Вас о ДОРОШИНЕ не спрашивал. Почему Вы особо выделяете именно его?

Ответ: Потому что следствие, видимо, интересует ДОРОШИН, так как меня о нем уже спрашивали на первом допросе.

Вопрос: Какую Вы можете дать политическую характеристику КОЗЫРЕВУ?

Ответ: Считаю, что он в последнее время несколько оторвался от партийной жизни. 

Вопрос: Вы даете уклончивый и неясный ответ. Какую Вы можете дать ему, зная его, политическую характеристику?

Ответ: Считаю его мало выдержанным политически. 

Вопрос: Считаете ли Вы его преданным делу партии командиром РККА?

Ответ: Нет, так как он сообщал мне контрреволюционные версии о смерти АЛЛИЛУЕВОЙ.

Вопрос: А Вы как партиец и командир РККА, как Вы реагировали на это контрреволюционное выступление КОЗЫРЕВА? 

Ответ: Я ему сказал, что преждевременно делать выводы о смерти АЛЛИЛУЕВОЙ.

Вопрос: Следовательно, Вы реагировали на выступление КОЗЫРЕВА, которое Вы сами расцениваете как контрреволюционное, только замечанием о том, что делать выводы о смерти Аллилуевой – преждевременно?  

Ответ: Да.

Вопрос: Что именно носило контрреволюционный характер в сообщении Вам КОЗЫРЕВА о смерти тов. АЛЛИЛУЕВОЙ? 

Ответ: Я считаю контрреволюционным делом распространение вообще слухов, которые способствуют созданию антисоветских настроений. 

Вопрос: Признаете ли Вы, что Вы совершили преступление, реагируя на контрреволюционное выступление КОЗЫРЕВА так, как вы показали выше? 

Ответ: Я считаю, что я допустил ошибку, не сообщив парт<ийной> организации о контрреволюционном выступлении КОЗЫРЕВА и ограничившись сообщением об этом члену факультетского партбюро ОДИНЦОВУ.

Вопрос: Я еще раз прошу вас дать политическую характеристику КОЗЫРЕВУ. Что вы можете сказать о нем?

Ответ: Помимо того, что я уже о нем сообщил, я ничего о нем не могу сообщить, так как на политические темы я с ним не разговаривал.

Вопрос: Вы даете ложные показания. КОЗЫРЕВ показал на следствии: "Я входил в контрреволюционную троцкистскую группировку в составе указанных лиц, ДОРОШИНА, ЧЕРНЯВСКОГО, СОСИПАТРОВА, ГУСЕВА".

Что вы можете сказать по существу этого показания? 

Ответ: Эти показания являются ложными.

Вопрос: Вы указывали, что КОЗЫРЕВ является одним из наиболее близких к вам лиц. Вы связаны с ним с 1922 г. Вы бок о бок проходите с ним учебу в РККА, он рекомендовал вас в партию, – чем же вы объясняете тот факт, что он дал о вас показания как о члене контрреволюционной троцкистской организации?

Ответ: Не знаю.

Вопрос: Следствие располагает данными о том, что вы в разговорах с КОЗЫРЕВЫМ резко осуждали линию партии по вопросу о коллективизации сельского хозяйства.

Что Вы можете сказать по этому вопросу?

Ответ: Категорически это отрицаю.

Вопрос: А по вопросам коллективизации вообще Вы говорили с КОЗЫРЕВЫМ?

Ответ: Нет. Я вообще с КОЗЫРЕВЫМ на политические темы не беседовал.

Вопрос: Вы явно пытаетесь обмануть следствие. Вы были членом парт<ийного> бюро, Вы близки к КОЗЫРЕВУ, Вы встречались с ним в Академии чуть ли не каждый день.

Чем же Вы можете объяснить, что Вы не беседовали с ним на политические темы? Неужели эти темы не интересовали ни Вас, ни КОЗЫРЕВА? 

Ответ: Дело не в этом. Встречи мои с КОЗЫРЕВЫМ носили мимолетный характер – во время перерывов, в курилке и т.п.

Вопрос: Вы даете явно неправдоподобные показания. Что Вы еще можете показать?

Ответ: Вся моя активная напряженная работа в Академии доказывает, что я был активным членом партии, принимал участие во всей политической и учебной работе и был бессменным членом факультетского партбюро.

Вопрос: И все же Вы никогда не разговаривали с КОЗЫРЕВЫМ на политические темы?

Ответ: Да, так как он находился в другой ячейке, правда, объединенной одним и тем же партбюро, и потому у меня с ним не было соприкосновения по линии партийной работы. Связь с ним в академии я поддерживал по линии организационной-учебной работы.

Вопрос: Какую Вы можете дать политическую характеристику КОЗЫРЕВУ?

Ответ: Считаю его двурушником, так как он распространял контрреволюционную версию о смерти АЛЛИЛУЕВОЙ.

Вопрос: Какую Вы можете дать политическую характеристику ЧЕРНЯВСКОМУ, который совместно с КОЗЫРЕВЫМ дал Вам рекомендацию для вступления в ВКП(б)?

Ответ: ЧЕРНЯВСКИЙ очень скрытный человек. Он хорошо политически подготовлен. Никаких уклонов от генеральной линии партии я у ЧЕРНЯВСКОГО не замечал.

С ним я давно не встречался и потому больше о нем ничего сказать не могу.

Вопрос: Вы говорили с КОЗЫРЕВЫМ о ЧЕРНЯВСКОМ?

Ответ: Да, месяцев пять тому назад. КОЗЫРЕВ мне сообщил, что встречался с ним. Больше КОЗЫРЕВ о ЧЕРНЯВСКОМ мне ничего не говорил кроме того, что ЧЕРНЯВСКИЙ уезжал за границу в Америку.

Вопрос: Что Вы еще можете добавить к своим показаниям?

Ответ: Месяца полтора тому назад на заседании Партбюро рассматривался вопрос об одном слушателе Академии 4-го курса (фамилию его не припоминаю). Постановлением партбюро он был исключен из партии за то, что поддерживал связь с двумя своими знакомыми антисоветски настроенными элементами, которые, как это выяснилось на партбюро, в прошлом приглашали его на закрытые троцкистские собрания. Это дело хорошо знает СТЕПАНОВ – пом<ощник> нач<альника> 2-го факультета Академии.

Во время партийной чистки – зимой 1934 года – у нас в Академии – один из слушателей Академии ПОЛЬ рассказывал о том, что он в прошлом до 1925 г. был активным троцкистом, за что подвергался партийным взысканиям.

ПОЛЬ чистку в Академии в 1934 году прошел и по настоящее время учится в Академии.  

Вопрос: Не было ли выявлено в академии во время проработки закрытого письма ЦК ВКП(б) по делу злодейского убийства тов. КИРОВА – двурушников из числа слушателей Академии?

Ответ: Во время читки закрытого письма ЦК – партсобрание 2-го факультета особое внимание уделило ЛИТОХУ, АМЕЛЬКОВИЧУ и АБДУЛОВУ.

ЛИТОХ – инженер кафедры А-А, в своем выступлении на партсобрании сообщил, что он в прошлом – был троцкистом. ЛИТОХ – поляк, в прошлом учился в школе коммунаров, в которой и примкнул к оппозиции. 

Партсобрание признало объяснения ЛИТОХА неудовлетворительными, о чем открыто заявил на парт<ийном> собрании комиссар факультета СТЕПАНОВ.

АМЕЛЬКОВИЧ – инженер кафедры А-Д. Он также выступил на парт<ийном> собрании с сообщением о том, что и он в прошлом примыкал к зиновьевской оппозиции, а до этого подписал платформу 22-х.

Партсобрание признало объяснения АМЕЛЬКОВИЧА неудовлетворительными.

АБДУЛОВ – слушатель 4-го курса Академии. Он сообщил на партсобрании о том, что приблизительно в 1924-25 г. работал в Ленинграде, – он примыкал там к зиновьевской оппозиции, за что был снят с работы и переброшен в омскую кавалерийскую военную школу.

Партсобрание признало объяснение АБДУЛОВА удовлетворительным.

Вопрос: Во время обсуждения письма ЦК ВКП(б) по делу злодейского убийства тов. КИРОВА Вы были членом партбюро?

Ответ: Да.

Вопрос: Во время обсуждения этого письма ЦК ВКП(б) Вы выступали на парт<ийном> собрании?

Ответ: Нет.

Вопрос: А КОЗЫРЕВ выступал?

Ответ: Нет.

Вопрос: А СЮХИН выступал?

Ответ: Нет.

Вопрос: Поскольку партсобрание признало объяснения членов партии ЛИТОХА и АМЕЛЬКОВИЧА об их принадлежности в прошлом к оппозиции неудовлетворительными, рассматривало ли партбюро вопрос о ЛИТОХЕ и АМЕЛЬКОВИЧЕ? 

Ответ: На одном из заседаний партбюро, на котором присутствовал и я, – вопрос о ЛИТОХЕ и АМЕЛЬКОВИЧЕ стоял, но вопрос этот был снят с повестки дня из-за недостатка времени. Это было в январе 1935 года.

Рассматривался ли в дальнейшем партбюро вопрос об АМЕЛЬКОВИЧЕ и ЛИТОХЕ, я не знаю, так как я в последнее время в связи с тем, что я был занят дипломной работой, – присутствовал не на всех заседаниях партбюро.

Вопрос: Вы были членом партбюро до момента своего ареста и не знаете о том, чем окончилось дело ЛИТОХА и АМЕЛЬКОВИЧА? 

Ответ: Да, не знаю.

Вопрос: Что Вам известно о ЛИБЕРМАНЕ?

Ответ: ЛИБЕРМАН – профессор кафедры А-Г в нашей академии. В прошлом он был активным троцкистом, за что исключался из партии два или три раза. На одном из последующих заседаний нашего партбюро ЛИБЕРМАН был исключен из партии за то, что он вел в академии борьбу против командования академии, и за то, что он проявлял себя как нестойкий член партии, имел в прошлом свою активную работу в троцкистской организации.

Вопрос: Вы на этом заседании присутствовали?

Ответ: Да.

Вопрос: Вы выступали по делу ЛИБЕРМАНА?

Ответ: Да.

Вопрос: К чему сводилось Ваше выступление о ЛИБЕРМАНЕ?

Ответ: Я дал ему характеристику как плохому преподавателю.

Вопрос: А политическую характеристику ЛИБЕРМАНУ Вы давали?

Ответ: Нет. Его политическое лицо мне было недостаточно известно.

Вопрос: ЛИБЕРМАН поддерживал связь с КОЗЫРЕВЫМ?

Ответ: Не знаю.

Вопрос: А Вы поддерживали связь с ЛИБЕРМАНОМ? 

Ответ: Связь с ним я поддерживал чисто служебную, как командир отделения 4 5-го курса.

Вопрос: На всем протяжении следствия Вы даете показания или уклончивые и неясные, или явно неправдоподобные, пытаясь обмануть следствие.

Следствие констатирует, что Вы входили в состав контрреволюционной троцкистской группы и принимали участие в распространении клеветнических контрреволюционных слухов.

Что Вы можете добавить к своим показаниям? 

Ответ: КОЗЫРЕВ меня оговорил. Ни в какую контрреволюционную группу я не входил и даже не слышал о ее существовании. 

Признаю, что я допустил ошибку, не поставив в известность парторганизацию о контрреволюционном выступлении КОЗЫРЕВА, о котором я показал выше, ограничившись сообщением об этом члену факультетского партбюро ОДИНЦОВУ.


Больше показать ничего не могу.


Показания с моих слов записаны правильно и мною прочитаны:


А. СОСИПАТРОВ.


ДОПРОСИЛ: 


ПОМ. НАЧ. ИНО ГУГБ: (Славатинский)


верно: Уполн. Уемов 



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 109, Л. 79-90.

Comments