ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ЖАШКОВОЙ Лидии Павловны от 25 февраля 1935 года.


ЖАШКОВА Л.П., 1912 г<ода> рожд<ения>, ур<оженка> г. Москвы, русская, гр<аждан>ка СССР, б<ес>п<артийная>, служащая. До ареста сотрудница правительственной библиотеки.


ВОПРОС: Как вы устроились на работу в Кремль?

ОТВЕТ: Меня рекомендовал на работу в правительственную библиотеку ЗАЙЦЕВ Петр Федорович, секретарь парткомитета ЦИКа, приятель мужа моей сестры Александра ИВАШКОВА.

ВОПРОС: В каких вы отношениях с библиотекаршей правительственной библиотеки РАЕВСКОЙ Е.Ю.?

ОТВЕТ: Я была с ней в дружеских отношениях до последнего времени.

ВОПРОС: Что вам известно о происхождении РАЕВСКОЙ?

ОТВЕТ: Я знаю, что она дворянка.

ВОПРОС: Какие клеветнические слухи вы передавали РАЕВСКОЙ Е.Ю.?

ОТВЕТ: Я РАЕВСКОЙ не передавала никаких клеветнических слухов. От нее я слышала провокационные измышления в связи с убийством тов. КИРОВА.

ВОПРОС: В чем они заключались?

ОТВЕТ: РАЕВСКАЯ рассказывала мне, что убийство т. КИРОВА произведено на личной почве и что сообщение об убийстве т. КИРОВА контрреволюционерами не соответствует действительности.

ВОПРОС: РАЕВСКАЯ показывает, что эту провокацию вы ей передавали, а не она вам.

ОТВЕТ: Это неправда. РАЕВСКАЯ рассказывала мне эту провокацию.

ВОПРОС: Кому вы передавали эту провокацию?

ОТВЕТ: Я настаиваю на том, что услышала эту провокацию от РАЕВСКОЙ. Сама я передала ее сотрудницам правительственной библиотеки КОНОВОЙ, СИМАК и, кажется, СИНЕЛОБОВОЙ.

ВОПРОС: Говорили ли вы им, что вам эта провокация известна от РАЕВСКОЙ?

ОТВЕТ: Нет.

ВОПРОС: Вы показываете не о всех случаях распространения клеветнических слухов и скрываете их от следствия. Расскажите все о распространении клеветнических слухов вами и РАЕВСКОЙ.

ОТВЕТ: Сама я клеветнических слухов, кроме указанного мною случая, не распространяла. О РАЕВСКОЙ я могу сказать лишь, что она, по моим впечатлениям, антисоветски настроенный человек. 

ВОПРОС: На чем основано ваше заявление?

ОТВЕТ: РАЕВСКАЯ – человек сдержанный и хитрый. Со мной она была далеко не откровенна. Поэтому мое впечатление основано на отдельных репликах РАЕВСКОЙ, имевших антисоветский характер.

Кроме того, она проявляла подозрительное любопытство в отношении руководителей партии и членов правительства.

ВОПРОС: В чем это выражалось?

ОТВЕТ: Она особенно интересовалась всеми сведениями о тов. СТАЛИНЕ. Ее интересовало, где находится его квартира, где он работает, где бывает, кто работает в его секретариате, кто его охраняет. Она имела какие-то неизвестные мне связи в охране Кремля.

ВОПРОС: Откуда это вам известно?

ОТВЕТ: Она неоднократно спрашивала о сведениях, о которых я показала, в моем присутствии работников библиотеки.

ВОПРОС: Кого именно?

ОТВЕТ: При мне она спрашивала СИМАК, КОНОВУ. Кроме того, я знаю от БУРКОВОЙ и КОНОВОЙ, что она расспрашивала об этом и других работников библиотеки, кого именно – не знаю.

ВОПРОС: Какие вопросы этого порядка она задавала вам?

ОТВЕТ: Мне она таких вопросов не задавала, т.к. знала, что я не располагаю сведениями, которые ее интересуют.

ВОПРОС: Это неверно. Следствию известно, что РАЕВСКАЯ неоднократно получала через вас интересующие ее сведения.

ОТВЕТ: Я это отрицаю.

ВОПРОС: РАЕВСКАЯ специально интересовалась охраной Кремля. Что вы знаете об этом?

ОТВЕТ: Я действительно знаю, что РАЕВСКАЯ имела знакомых среди работников охраны Кремля. Кто они – я не знаю. Чтобы расширить свои знакомства, она ездила на экскурсии с работниками кремлевских учреждений, на которых заводила знакомства с работниками комендатуры. Она знала некоторых работников, охранявших членов правительства. В 1934 г. в клубе школы ВЦИК на праздновании пятнадцатилетия работы М.И. КАЛИНИНА на посту председателя ВЦИК РАЕВСКАЯ показала неизвестного мне человека и сказала, что это работник, охраняющий лично М.И. КАЛИНИНА.

ВОПРОС: Откуда вам известно, что РАЕВСКАЯ специально искала связи среди работников охраны?

ОТВЕТ: Она мне прямо этого не говорила. Но из всего ее поведения было ясно, что она всячески расширяет свои связи в Кремле, особенно среди лиц, имеющих доступ к руководителям партии и членам правительства. Она знала многих работников кремлевских учреждений и постоянно расширяла круг своих связей.

О том, что РАЕВСКАЯ имеет связи среди работников охраны Кремля, можно было видеть и из того, что она заранее была осведомлена о некоторых мероприятиях по охране Кремля.

ВОПРОС: Что это за мероприятия?

ОТВЕТ: РАЕВСКАЯ знала об изменениях правил пропуска в Кремль. В частности, незадолго до отмены воспрещения проходить через Троицкие ворота РАЕВСКАЯ сообщила нам, что пропуск через эти ворота будет восстановлен в ближайшие дни.

ВОПРОС: Почему вы никому не сообщили о том, что РАЕВСКАЯ распространяет провокационные слухи, и о том, что она проявляет подозрительное любопытство в отношении руководителей партии?

ОТВЕТ: Не могу это объяснить.

ВОПРОС: Вы неискренни. Вы были осведомлены о контрреволюционной деятельности РАЕВСКОЙ и принимали в этой деятельности участие.

ОТВЕТ: Я признаю себя виновной в том, что, зная о попытках РАЕВСКОЙ выведать сведения о руководителях партии и правительства и о распространении ею клеветнических слухов, не сообщила об этом властям.

Признаю себя виновной в том, что клевету, услышанную мною от РАЕВСКОЙ, я передала другим лицам.


Записано верно, мною прочитано.


ЖАШКОВА.


ДОПРОСИЛИ:


ЗАМ. НАЧ. СПО ГУГБ: (ЛЮШКОВ)

ЗАМ. НАЧ. 2 ОТД. СПО: (СИДОРОВ)


Верно: Уполн. Уемов



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 107, Л. 156-160.

Comments