ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ 

очной ставки между Екатериной Константиновной МУХАНОВОЙ и Борисом Николаевичем РОЗЕНФЕЛЬД<ОМ>

от 19 апреля 1935 года.


После взаимного опознания обвиняемых им были заданы следующие вопросы: 


ВОПРОС Б.Н. РОЗЕНФЕЛЬДУ: Расскажите о разговоре, имевшем место в конце 1933 г. у Вас на квартире между Вами, Н.А. РОЗЕНФЕЛЬД и Е.К. МУХАНОВОЙ по вопросу об организации террористического акта над тов. СТАЛИНЫМ.

ОТВЕТ Б.Н. РОЗЕНФЕЛЬДА: Я пришел после работы домой и застал у нас на квартире Е.К. МУХАНОВУ. Она сидела на диване. Начался разговор, в котором я резко отрицательно охарактеризовал положение в стране; в частности, я говорил об отсутствии свободы мысли, о неправильной политике СТАЛИНА, о гонениях на оппозиционеров. Во всех трудностях и неурядицах я обвинял СТАЛИНА. Тут же я заявил, что необходимо СТАЛИНА устранить путем террористического акта. Екатерина Константиновна МУХАНОВА меня спросила: "А что, если его отравить?" Я поддержал эту мысль и развил ее. Я говорил, что так как она работает в Кремле, она могла бы устроиться в библиотеку СТАЛИНА и совершить террористический акт.

ВОПРОС МУХАНОВОЙ: Подтверждаете ли Вы эти заявления? 

ОТВЕТ МУХАНОВОЙ: Я подтверждаю первую половину показаний Бориса РОЗЕНФЕЛЬДА, но об отравлении мы не говорили.

ВОПРОС МУХАНОВОЙ: Вы показали 14 марта с<его> г<ода>, что в 1933 году на квартире Н.А. РОЗЕНФЕЛЬД Вы с ней вели разговор о необходимости совершения террористического акта над тов. СТАЛИНЫМ путем отравления. Не является ли этот разговор, о котором Вы показали 14/III, тем разговором, о котором здесь на очной ставке рассказал Б.Н. РОЗЕНФЕЛЬД

ОТВЕТ МУХАНОВОЙ: Подтверждаю своим показания от 14/III. Об отравлении я говорила с Н.А. РОЗЕНФЕЛЬД; с Б.Н. РОЗЕНФЕЛЬД<ОМ> я об этом не говорила.

ВОПРОС МУХАНОВОЙ: Были ли случаи, когда Вами обсуждался вопрос о совершении террористического акта над тов. СТАЛИНЫМ в присутствии Бориса РОЗЕНФЕЛЬДА

ОТВЕТ МУХАНОВОЙ: Да, разговоры о необходимости убийства СТАЛИНА с Б.Н. РОЗЕНФЕЛЬДОМ были. Но о совершении террористического акта путем отравления я с Борисом РОЗЕНФЕЛЬДОМ не говорила.

ВОПРОС РОЗЕНФЕЛЬДУ: Можете ли Вы что-либо добавить к своим показаниям? 

ОТВЕТ РОЗЕНФЕЛЬДА: Полностью подтверждаю свои показания. Добавить ничего не могу.


Записано с наших слов верно и нами прочитано:


Е.К. МУХАНОВА                                         Б.Н. РОЗЕНФЕЛЬД


Очную ставку проводили:


ЗАМ. НАЧ. СПО ГУГБ: (ЛЮШКОВ)

НАЧ. 2 ОТД. СПО: (КАГАН)

ДЛЯ ОС. ПОРУЧЕНИЙ: (ГОРБУНОВ)


ВЕРНО: УПОЛНОМОЧЕННЫЙ 2 ОТД. СПО: <нрзб



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 111, Л. 154-155.

Comments