ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


Копия

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

НИКОЛАЕВА Петра Александровича

от 8 декабря 1934 г.


ВОПРОС: Следствию известно, что после дезертирства Вашего из Красной Армии Вы обсуждали с Леонидом вопрос о переходе на нелегальное положение. Что можете Вы показать по этому поводу? 

ОТВЕТ: Такой факт действительно имел место. Как я уже показывал на предыдущих допросах, 25 ноября я посетил квартиру Леонида, где мы имели продолжительный разговор о моем положении, создавшемся в результате дезертирства из части. Леонид, зная о том, что мой тесть МАКСИМОВ и жена Анна настойчиво добиваются моего возвращения в часть, посоветовал в часть не возвращаться. При этом он заявил: "Вот нам бы с тобой добыть оружие, тогда мы бы сделали дело". Я спросил Леонида, что именно он имеет в виду, и указал, что нахожусь под постоянной угрозой быть задержанным за дезертирство.

Леонид ответил, что нам обоим следовало бы уехать в Москву, где я бы перешел на нелегальное положение, и выразил готовность помочь мне в этом. На мой вопрос, чем он может мне помочь, Леонид вынул из стола свидетельство об окончании Ленинградского Инженерно-Экономического Института имени МОЛОТОВА на имя КОВШИЛО Николая Григорьевича и, показав его мне, сказал, что не представляет большого труда наклеить на данное свидетельство мою фотографию, и таким образом я буду обеспечен надежным документом. Кроме того, он предложил снабдить меня партийным билетом, сказав, что располагает для этого соответствующими возможностями. 

Тут же Леонид показал мне значительное количество чистых бланков с печатями и штампами различных учреждений. Говоря о возможности добыть для меня партийный билет, Леонид указывал, что при наличии свидетельство об окончании ВУЗа партбилет будет способствовать созданию мне необходимого авторитета или, как он точно выразился, "веса в обществе".

Лично сам он полагал оставаться в Москве под своим именем.

ВОПРОС: Чем мотивировал Леонид необходимость перехода Вашего на нелегальное положение и совместный выезд в Москву?

ОТВЕТ: Леонид избегал точно формулировать свои мысли и планы. Из отдельных фраз его и намеков я понял, что он замышляет какие-то крупное дело, в котором необходима моя помощь. На мои уточняющие вопросы он от ответов воздержался, указав, что разговор о дальнейшем будет впереди.

ВОПРОС: Какой разговор Вы имели с Леонидом при последующих встречах, т.е. 26 и 27 ноября?

ОТВЕТ: Насколько я помню, существо разговоров с Леонидом за эти дни изложено в предыдущих показаниях. Допускаю, что я мог забыть отдельные обстоятельства. 

ВОПРОС: Рассказывал ли Вам Леонид о том, что им написано заявление на имя т. СТАЛИНА?

ОТВЕТ: Да, он говорил мне, что написал какое-то заявление на имя СТАЛИНА, и высказывал намерение выехать в Москву для вручения этого заявления лично т. СТАЛИНУ.

ВОПРОС: Имеете ли Вы знакомых в Москве и кого именно?

ОТВЕТ: В Москве проживает сестра быв<шего> мужа моей сестры – Екатерины РОГАЧЕВОЙ. Муж этой особы – инженер. Ни фамилии, ни адреса этих лиц я не знаю, и об этом можно справиться у Екатерины.

В 1932 г. я ездил в отпуск в Москву и тогда останавливался у родственников РОГАЧЕВА, где прожил в течение 5 дней.

Других знакомых в Москве я не имею.

ВОПРОС: Знаком ли Леонид с указанными выше родственниками РОГАЧЕВА?

ОТВЕТ: Насколько мне известно, он с ними знаком.

ВОПРОС: Кто Вам известен из других знакомых Леонида по Москве?

ОТВЕТ: Других знакомых его по Москве я не знаю.


Записано с моих слов верно и мною прочитано.


ДОПРОСИЛИ: 


НАЧ ЭКО ГУГБ НКВД – МИРОНОВ

ПОМ. НАЧ. ОО ГУГБ – ГЕНДИН


Верно: нрзб



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 144, Л. 86-88.

Comments