ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

произвден<ного> НАЧ. 4 отд. СПО УГБ – КОГАН Л.

от 17 декабря 1934 г.

ТОЛМАЗОВ Андрей Ильич (дополнительно)


ВОПРОС: Что Вы дополнительно можете сообщить о деятельности к.-р. организации?

ОТВЕТ: В развитие своих показаний о связях нашей организации с центровиками в Москве могу сообщить следующее: когда мы – я с СЕРЕДОХИНЫМ – в декабре 1931 были в Москве, мы зашли к КУКЛИНУ за получением информации о делах в центре. КУКЛИН информировал нас, что ЗИНОВЬЕВУ удалось выпустить книгу – "Война и марксизм", что эту книгу надо широко пропагандировать как одну из лучших книг, дающих действительно марксистко-ленинскую оценку трактующему [1] вопросу. КУКЛИН показал нам книгу. КУКЛИН сообщил нам о факте исключения из партии жены БАКАЕВАКОСТИНОЙ. Я не помню, что он говорил о причинах исключения, но очень подробно рассказывал о том, как он выступал против исключения КОСТИНОЙКУКЛИН рассказывал далее, что в ячейке, где он выступал против исключения КОСТИНОЙ, ему не возражал никто, и лично он не подвергался никаким нападкам. По мнению КУКЛИНА, такое отношение к делу в ячейке вызвано его особой тактикой, которая заключалась в его умении заполучить доверие в ячейке. КУКЛИН на наш вопрос, как он это делает, рассказал о факте своего выступления в своей ячейке с большим докладом-воспоминанием о своей дореволюционной борьбе, что доклад его очень внимательно слушали и что такие доклады надо практиковать, потому что они подымают авторитет зиновьевцев в глазах партийной массы. В эту же поездку я и СЕРЕДОХИН зашли к САФАРОВУ, который работал тогда в Коминтерне. Он дал нам довольно подробную информацию о положении дел в Коминтерне и в особенности в восточной политике. На нашу просьбу сообщить о делах внутри страны и партии и положении ЗИНОВЬЕВА он ничего не сказал нам о внутриполитическом положении, очень резко отозвался о ЗИНОВЬЕВЕ как о человеке. Были мы еще у ЕВДОКИМОВА, но он был болен, поэтому вопросов политических в нашем разговоре мы не затрагивали. Мы расспросили его только о людях, об их положении в партии и по месту работы. ЕВДОКИМОВ нас расспрашивал о нашем личном положении, о трудностях в работе. Особо он интересовался положением РУМЯНЦЕВА. Встретился я также в Москве с Лазарем ШАЦКИНЫМ [2], который работал в Центросоюзе. У него мы застали члена ЦКК (тогда) ФЕЙГИНА, и поэтому никаких разговоров у нас не было. О моих встречах с МИНАЕВЫМ я уже показывал. К вопросу о том, кто из центра приезжал в Ленинград, – к тому, что я уже показал, – прибавить ничего не могу.


Записано с моих слов верно, мне прочитано.


А. ТОЛМАЗОВ.


Допросил: – Л. КОГАН.


Верно: нрзб 



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 120, Л. 102-103.


[1] Так в тексте.

[2] В тексте ошибочно – "Шатским".

Comments