ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


КОПИЯ

ПРОТОКОЛ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ДОПРОСА

ОБВ<ИНЯЕМОГО> ХАНИК<А> Л.О., ПРОИЗВЕДЕННОГО ЗАМ. НАЧ. СПО – СТРОМИНЫМ

От 16-го декабря 1934 года.   


ВОПРОС: В своих показаниях от 13 декабря с<его> г<ода> Вы показали, что центры организации в Москве и Ленинграде организационно оформились в 1933 г. Укажите все обстоятельства, предшествовавшие этому организационному оформлению, и откуда это Вам стало известно?

ОТВЕТ: В своих предыдущих показаниях я отметил 1933 г. как время наибольшего стечения б<ывших>  зиновьевцев и как начало широкой активизации, направленной к возобновлению и организационному закреплению старых связей. В 1933 г. стали наиболее часто приезжать из Москвы представители Московского центра (ГЕРТИККУКЛИНГЕССЕН), которые потребовали от РУМЯНЦЕВА Владимира и ЛЕВИНА Владимира активизации и расширения работы организации в Ленинграде. На этом основании я указал, что организационное оформление относится к 1933 г.

По существу же было бы более правильным считать существование организации еще и до 1933 года, так как идейно-политическое поражение троцкистско-зиновьевского блока в 1927-28 гг. не разоружило членов нашей организации и главным образом "вождей" ЗИНОВЬЕВА, КАМЕНЕВА и друг<их>  и не ликвидировало нашу подпольную деятельность.

Данные сведения о возобновлении деятельности организации, о приездах представителей Московского центра и директивах укреплять подпольную работу я получил от РУМЯНЦЕВА.

ВОПРОС: В тех своих показаниях от 13/ХII Вы показываете, что руководители Вашей организации культивировали среди ее членов чувства озлобления и ненависти по отношению к руководству партии, в особенности к тов. СТАЛИНУ и т.т. МОЛОТОВУ, КАГАНОВИЧУ и КИРОВУ. Расскажите подробно, кто именно прививал членам организации такие чувства.

ОТВЕТ: Нужно прямо сказать, что чувства озлобления и ненависти по отношению к тов. СТАЛИНУ и т.т. МОЛОТОВУ, КАГАНОВИЧУ и КИРОВУ возрастали по мере того, как партия и страна преодолевали трудности в выполнении планов по I и II пятилеткам. Распространение этой слепой, я бы сказал, звериной ненависти исходило в Москве от руководящих деятелей центра – ЗИНОВЬЕВА, КАМЕНЕВА, ЕВДОКИМОВАБАКАЕВА, а в Ленинграде – от РУМЯНЦЕВА ВладимираЛЕВИНА Владимира и КОТОЛЫНОВА Ивана. Не было границ тем нападкам и выдумкам злостного характера, которыми оперировали перечисленные выше лица по адресу руководства партии. Постоянная критика политики и мероприятий партии, сочетавшиеся с погромными выпадами против вождей партии, породила систему взглядов, граничащих с фашизмом.

ВОПРОС: Какие цели преследовала Ваша организация?

ОТВЕТ: Изменение партийного курса в духе зиновьевской платформы взглядов, посредством замены партийного руководства б<ывшими> лидерами троцкистско-зиновьевского блока.

ВОПРОС: Следствие располагает сведениями, что 25 ноября с<его> г<ода> в здании Смольного в кабинете МЯСНИКОВА Николая Петровича состоялась встреча между Вами, МЯСНИКОВЫМ и ЛЕВИНЫМ Владимиром; укажите, какой характер носила эта встреча?

ОТВЕТ: По заданию Кронштадтского Райкома ВКП(б) я согласовывал у МЯСНИКОВА количество мест от Кронштадта в Ленсовет в связи с перевыборами советов. Когда я беседовал с МЯСНИКОВЫМ, туда случайно зашел ЛЕВИН Владимир. Никаких вопросов, связанных с организацией, мы тогда не разрешали. В кабинете МЯСНИКОВА находилась тогда тов. ЛАЗУРКИНА – посторонний человек.


Протокол записан с моих слов правильно, мною прочитано, в чем расписываюсь.


Л. ХАНИК


ДОПРОСИЛ – СТРОМИН


Верно: М. Королева



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 120, Л. 70-72.
Опубликовано: Эхо выстрела в Смольном. История расследования убийства С.М. Кирова по документам ЦК КПСС // М. Международный Фонд Демократия, 1917 г., с. 208-209.

Comments