ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


Копия.

СТЕНОГРАММА

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

НИКОЛАЕВА Леонида Васильевича

от 15/XII-34 г.


ВОПРОС: Когда Вы познакомились с ШАТСКИМ Николаем?

ОТВЕТ: С Николаем ШАТСКИМ я знаком с 1923 года; он был ответственным секретарем комсомольской организации одного из крупных предприятий Выборгского района, состоя одновременно членом Райкома комсомола, а я был управделами Райкома комсомола. Я с ним многократно встречался на заседаниях Райкома, имел встречи по работе в самом аппарате Райкома комсомола; у нас постепенно сложились дружественные, довольно близкие отношения.

Позднее, ШАТСКИЙ принимал активное участие в работе оппозиции; в 1927 году он был исключен за фракционную работу; неоднократно уезжал из Ленинграда в другие города на работу.

Встречи с ШАТСКИМ были возобновлены в 1934 году.

ВОПРОС: В каком месяце и где Вы впервые в течение 1934 года встретились с Николаем ШАТСКИМ?

ОТВЕТ: Это было примерно в феврале-марте текущего года, в здании Истпарта на Мойке, когда я совершенно случайно встретился с ШАТСКИМ, который пришел по какому-то делу в "Бюро Боевого Комсомольского Землячества", находившееся в том же здании.

ВОПРОС: Расскажите содержание беседа с ШАТСКИМ во время этой встречи?

ОТВЕТ: Как я уже показывал, в это время я уже придерживался явно антипартийных и контрреволюционных взглядов по основным вопросам политики партии. Из беседы с ШАТСКИМ я установил, что он разделяет эти настроения. ШАТСКИЙ указал, что необходимо завязать связь со старыми товарищами – бывшими оппозиционерами, сказав при этом, что необходимо организоваться для работы против партии, что он лично считает нужным пробраться в партию для облегчения этой работы. Зная, что организация "Боевое Комсомольское Землячество" фактически находится в руках бывш<их> оппозиционеров, – ШАТСКИЙ указал, что надо будет в первую очередь связаться с товарищами, работающим и в этой организации; ШАТСКИЙ проявил большую озлобленность против руководителей ВКП(б). Я ответил ШАТСКОМУ в тех же выражениях; мы договорились с ним поддерживать в дальнейшем связь друг с другом и попытаться сколотить ядро из верных товарищей для работы.

У меня не осталось впечатления, что ШАТСКИЙ уже в это время входил в контрреволюционную организацию зиновьевцев.

ВОПРОС: Когда у Вас состоялась следующая встреча с Николаем ШАТСКИМ?

ОТВЕТ: Следующая встреча с Николаем ШАТСКИМ у меня состоялась в августе м<еся>це 1934 года. Я случайно встретил ШАТСКОГО на улице "Красных Зорь", неподалеку от квартиры КИРОВА.

ВОПРОС: Чем Вы объясняете – почему у Вас не было встреч с ШАТСКИМ в период времени между февралем-мартом и августом? Казалось бы, нащупав друг у друга одинаковые контрреволюционные настроения, каждый из Вас должен был бы искать встреч с другим?

ОТВЕТ: Я лично нуждался еще в толчке для того, чтобы начать контрреволюционную работу; что касается ШАТСКОГО, то мне трудно объяснить, почему он не стремился к встрече со мной в этот промежуток времени.

ВОПРОС: Расскажите содержание беседы с ШАТСКИМ, имевшей место в августе м<еся>це с<его> г<ода>.

ОТВЕТ: Т.к. я на предыдущих допросах не рассказал всей правды о моей контрреволюционной работе и работе лиц, с кем я был связан, то я в протоколах допроса от 4 декабря и 5 декабря и в ряде других протоколов не показал целый ряд моментов, важных для оценки августовской беседы.

ШАТСКИЙ открылся передо мной, рассказав, что в Ленинграде существует контрреволюционная организация, состоящая из зиновьевцев, в которую входит он сам, КОТОЛЫНОВСОКОЛОВ и ряд других лиц, знакомых мне по комсомольской работе. ШАТСКИЙ указал, что организация стоит за насильственное устранение СТАЛИНА и КИРОВА, отметив при этом, что он и КОТОЛЫНОВ уполномочены от лица организации осуществить террористический ада над КИРОВЫМ. ШАТСКИЙ сообщил, что он проводит наблюдение за квартирой КИРОВА, устанавливая все его передвижения, и что делает он это в целях подготовки террористического акта.

В это время проходила машина, в которой сидел ЧУДОВ, направлявшийся в сторону Сестрорецка. ШАТСКИЙ сказал, что ЧУДОВ – неподходящий объект для террористического акта и что надо совершить террористический акт над СТАЛИНЫМ. 

Из этого разговора с ШАТСКИМ я выявил, что он подготавливает совершение акта над СТАЛИНЫМ и что эту работу он ведет независимо от подготовки к убийству КИРОВА.

ШАТСКИЙ жаловался, что он находится на учете в ОГПУ и что его как бывш<его> оппозиционера, проявляющего резкие антипартийные взгляды, неоднократно снимали с работы. Я выразил ШАТСКОМУ согласие вступить в к.-р. организацию и сказал, что готов на все, вплоть до совершения террористических актов. ШАТСКИЙ рекомендовал мне связаться с КОТОЛЫНОВЫМ, которого я хорошо знал также по работе в Выборгском Райкоме комсомола и который обучался в это время в Политехническом Институте в Сосновке.

В Октябрьские дни 1934 года я вновь встретил ШАТСКОГО возле квартиры КИРОВА, ведущего наблюдшие за квартирой. Я с ним не говорил, ибо не хотел помешать ему в какой-нибудь форме осуществить акт над КИРОВЫМ. Так как ШАТСКИЙ вел наблюдение за квартирой КИРОВА, то мои, вместе с СОКОЛОВЫМ, наблюдения за КИРОВЫМ были перенесены к Смольному, где я искал случая убить КИРОВА, что мне и удалось осуществить в день 1 декабря с<его> г<ода>.

После августе 1934 г. я ШАТСКОГО больше не встречал. 

ВОПРОС: Что Вам говорил ШАТСКИЙ о подготовке террористического акта над т. СТАЛИНЫМ?

ОТВЕТ: Все, что мне известно по этому вопросу – я указал в предыдущем ответе. Укажу только, что ШАТСКИЙ осуществление террористического акта над СТАЛИНЫМ считал следующей задачей, приступить к которой можно будет после убийства КИРОВА.


Продиктовано с моих слов правильно и мною прочитано – 


Л. НИКОЛАЕВ 


ДОПРОСИЛИ: 


ЗАМ. НАРКОМА ВНУТР. ДЕЛ – АГРАНОВ  

НАЧ. ЭКО ГУГБ НКВД СССР – МИРОНОВ

ПОМ. НАЧ. ЭКО ГУГБ НКВД – ДМИТРИЕВ 


Верно: нрзб



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 120, Л. 7-10.

Comments