ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


Копия.

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА 

НИКОЛАЕВА, Леонида Васильевича,

от 23 декабря 1934 г. 


ВОПРОС: Следствие предлагает Вам указать – вели ли Вы оппозиционную работу в 1924-25 г.г. и последующие годы?

ОТВЕТ: В Выборгском районе, в годы 24-25-е оппозиция имела широкие связи. Это относится как к партийной организации, так и к комсомольской. Работая в этом районе вплоть до 1931 года, я находился в самой гуще оппозиционной борьбы и выступлений.

Я пошел в оппозицию под влиянием таких активных оппозиционеров, как КОТОЛЫНОВШАТСКИЙХАНИК, МУРАВЬЕВ и другие, которые в то время вели руководящую работу в комсомольских организациях.

Они стояли тогда в центре оппозиционной работы, они были непосредственно связаны с областным оппозиционным руководством.

Я помню партийные собрания того времени: КОТОЛЫНОВ, я и другие товарищи привозили буквально на плечах на собрания ЗИНОВЬЕВА, ЕВДОКИМОВА и других деятелей оппозиции.

Оппозиция считала меня за единомышленника, которому можно оказать доверие, который может выполнить отдельные поручения.

Весь 1925-й год я находился в Луге. Руководство Укома Комсомола находилось в руках оппозиционеров. Секретарями Укома были – Мотя ИВАНОВ, Ника КУЗНЕЦОВ – активные работники оппозиции, зав<едующим> орг<анизационным> отделом Укома комсомола был ЗВЕЗДОВ, очень активный оппозиционер. Все это были крепкие кадры оппозиции, последовательно дравшиеся против партии, имевшие на меня исключительно большое влияние.

ИВАНОВ, КУЗНЕЦОВ, ЗВЕЗДОВ и другие, вовлекая меня в антипартийную борьбу, не скрывали от меня деталей оппозиционной работы.

Помню, как ИВАНОВ, КУЗНЕЦОВ говорили о том, что в Обкоме комсомола в Ленинграде существует шпионаж, проводимый сторонниками большинства ЦК, что с этим надо решительно бороться.

В перерывах между заседаниями Укома, на самих заседаниях, мы обсуждали вопросы лучшей организации отпора сторонникам большинства. 

По поручению оппозиционной верхушки Укома ЗВЕЗДОВ часто ездил в Ленинград, чтобы информироваться в областном центре оппозиции, как идет борьба с партией, получать инструкции о дальнейшей борьбе. Когда ЗВЕЗДОВ приезжал к нам с информациями, мы все забрасывали его десятками вопросов.

Я жил интересами внутрипартийной борьбы, активно интересовался ее ходом, вместе со всеми товарищами из Укома, оппозиционерами, тяжело переживал наши неудачи; я читал документы, выпускавшиеся оппозицией.

ТОЛМАЗОВ, который также был оппозиционером, многократно приезжал в Лугу в целях пропаганды оппозиционных взглядов. ТОЛМАЗОВ был в то время членом ЦК Комсомола.

В 1927 г., по возвращении из Луги в Ленинград, я получил письменное приглашение от нового секретаря Райкома комсомола Выборгского района – Павлуши ТИТОВА, который был против оппозиции, пойти на работу в Райком. Я отказался, ибо не хотел работать со сторонниками большинства. Я предпочел пойти на работу на завод № 7 к станку, хотя здесь и материальные, и общие условия работы были, конечно, значительно хуже, чем в аппарате Райкома.

Учась в партсети завода, я во время занятий выступил в одном случае с оппозиционными установками, если не ошибаюсь, по вопросам политики партии в народном хозяйстве: получил тут же отпор, ожидал неприятностей от партийной организации, но обошлось благополучно.

В этот период я активно поддерживаю связи с оппозиционерами – АНТОНОВЫМСОКОЛОВЫМ, НИКАНОРОВЫМ, ВИНОГРАДОВЫМ, получаю от них информацию о ходе оппозиционной борьбы.

Вспоминаю такой факт:

В комсомольской организации завода был обнаружен оппозиционер; на собрании его хотели исключить. Я выступал и доказывал, что его не следует исключать.

За весь этот период меня ни разу не привлекли к партийной ответственности за оппозиционную работу. Я объясняю это тем, что из побуждений солидарности никто меня из товарищей не называл; считали, по-видимому, необходимым сохранить меня в партии.

Между тем, я долгое время боялся вызова в партийную контрольную комиссию и партийного взыскания.

До разгрома, оппозиции я был крепко связан с ее активными кадрами. С 1928 года мои связи с оппозицией ослабевают. Я продолжаю встречаться с отдельными оппозиционерами, испытывая на себе их влияние.

С 1931 г. я резко поворачиваю опять в оппозиционный лагерь. Большую роль здесь сыграли мои встречи с работниками "Боевого Комсомольского Землячества", соприкосновение с Истмолом. В то время я встречался со ЗВЕЗДОВЫМ, ПОПОВЫМ, ХАНИКОМШАТСКИМКОТОЛЫНОВЫМ и другими, которые видели во мне по-прежнему своего единомышленника. С первых же разговоров со мной они сразу убеждались в моих антипартийных взглядах; они знали мое резко отрицательное отношение к тому, что руководящие деятели оппозиции были отстранены от руководства партией; они знали, что я не согласен с политикой существующего руководства партии; наконец, они во мне видели человека, способного на решительные действия.

Обнаруженный у меня во время обыска документ оппозиции, был получен от АНТОНОВА в 1932 году. Дал он мне его во время одного из многочисленных разговоров на оппозиционные темы. Передавая, он сказал: "Возьми; документ не потерял своего значения, он пригодится, сохрани его". Документ я все время хранил у себя дома.

В августе 1934 года я вновь вступил в ряды зиновьевцев, как старый, проверенный участник прежней борьбы, способный на ее продолжение в новых условиях.

Вспоминаю факты о моих связях с АНТОНОВЫМ, о которых я не показывал на предыдущих допросах. Я знал от КОТОЛЫНОВА и СОКОЛОВА о том, что АНТОНОВ являлся участником зиновьевско-троцкистской организации. У меня это не вызвало никакого удивления, ибо АНТОНОВА я знал как старого оппозиционера.

В 20-х числах ноября сего года, в 2 часа дня я направлялся на квартиру к АНТОНОВУ для встречи с ним. На Чугунной улице я его встретил, мы разговорились: я рассказал ему о неудаче моей подготовки террористического акта над КИРОВЫМ, имея в виду эпизод от 14 ноября, когда я прибыл на Московский вокзал для встречи с КИРОВЫМ, который в то время уже с вокзала уезжал. Далее я его вкратце информировал о дальнейшей своей работе по подготовке террористического акта. –


Застенографировано с моих слов правильно и мною прочитано –


НИКОЛАЕВ. –


ДОПРОСИЛИ: 


НАЧ. ЭКО ГУГБ НКВД СССР – МИРОНОВ.

ПОМ. НАЧ. ЭКО ГУГБ НКВД СССР – ДМИТРИЕВ.


ВЕРНО: М. Глазков



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 121, Л. 56-60.

Comments