ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


КОПИЯ.

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

НИКОЛАЕВА Л.В. от 14/XII-1934 г.


Вопрос: При каких обстоятельствах Вы вступили в состав зиновьевской организации, когда это произошло, кем были вовлечены?

Ответ: С весны 1934 года у меня начались серьезные колебания политических настроений. Оценивая внутреннее положение страны, трудности строительства, я постепенно скатывался на позиции контрреволюционной зиновьевской критики; это относится к оценке положения в деревне, продовольственного вопроса, хода индустриализации страны и ко всем другим вопросам внутреннего положения, по которым зиновьевцы имели достаточно известные особые взгляды, сформулированные в различных документах бывш<ей> оппозиции.

Этим своим настроениям я искал опору в настроениях своих старых товарищей по комсомольской работе; вскоре я установил, что мои настроения разделяются рядом товарищей, которых я знал как бывших оппозиционеров, частью вернувшихся в партию. Весной 1934 г. у меня была встреча с ШАТСКИМ в помещении "ИСТМОЛА", находящемся на Мойке, дом № 59. У ШАТСКОГО я установил настроения большой озлобленности против руководителей партии; эта беседа явилась немалым толчком в развитии моих настроений.

"ИСТПАРТ", где я работал до апреля 1934 г., находился в одном здании с "ИСТМОЛ" и "Бюро комсомольского боевого землячества". "Бюро комсомольского боевого землячества" возглавлялось ХАНИКОМ Львом, ПОПОВЫМ Георгием, у которых я уже тогда, до вступления в к.-р. организацию зиновьевцев, установил явно-враждебные партии настроения и взгляды. Такие же настроения я наблюдал у руководителей "ИСТМОЛА". Постепенно мне делалось ясным, что вокруг этих обеих организаций происходит группирование антипартийных и контрреволюционных элементов и что сами эти организации находятся под нераздельным влиянием зиновьевцев. 

Наличие такого окружения поддерживало и усиливало во мне контрреволюционные настроения.

Эти настроения создавали готовность к решительным действиям. Я видел, что руководящие деятели бывш<ей> оппозиции – ЗИНОВЬЕВ, КАМЕНЕВ и другие, – оттеснены от руководства, и в этом находил объяснение упадка народного хозяйства. Я постепенно усваивал мысль, что выход может быть найден в уходе из руководства теперешних руководящих деятелей ВКП(б), который должен быть осуществлен всеми доступными средствами, и в возвращении ЗИНОВЬЕВА и его группы к руководству.  

В августе 1934 г. у меня была встреча с ШАТСКИМ, который знал о моих колебаниях. Выяснив, что я достаточно подготовлен к принятию контрреволюционной работы, ШАТСКИЙ открылся передо мною, рассказав, что в Ленинграде существует к.-р. организация, состоящая из зиновьевцев, в которую он сам входит, КОТОЛЫНОВ и ряд других знакомых мне по комсомольской работе лиц. Развивая разговор, ШАТСКИЙ указал, что организация стоит за насильственное устранение СТАЛИНА, КИРОВА как боевого руководителя Ленинградской партийной организации, непосредственно организовавшего отпор б<ывшей> оппозиции в пункте, где бывш<ая> оппозиция считала себя достаточно сильной.

ШАТСКИЙ привлек меня в организацию и для участия в теракте над КИРОВЫМ, указав, что он и КОТОЛЫНОВ уполномочены от лица организации осуществить террористический акт.

Вопрос: Были ли у Вас встречи в этот период с ЮСКИНЫМ, членом к.-р. организации зиновьевцев? 

Ответ: Да, были. Я с ним нахожусь в близких дружественных отношениях, и в одной из бесед он мне рассказал о своей принадлежности к организации. ЮСКИН сказал мне, что наступил уже момент, когда организация должна начать действовать активно и что надо осуществить террористический акт над КИРОВЫМ.

Вопрос: Какие беседы Вы имели в этот же период с СОКОЛОВЫМ Георгием – членом к.-р. организации? 

Ответ: СОКОЛОВ Г. рассказывал, что КОТОЛЫНОВ стоит в руководстве организации в Ленинграде, что в организации давно созревает мысль о необходимости совершения террористического акта над КИРОВЫМ, что этот акт надо совершить этой зимой, которая, по его словам, будет весьма трудным периодом для ВКП(б).

Вопрос: Как Вы установили связь с КОТОЛЫНОВЫМ – членом к.-р. организации?

Ответ: КОТОЛЫНОВ знал от ШАТСКОГОЮСКИНА и СОКОЛОВА, что я фактически уже являюсь членом организации. Посещая его в Институте, я наблюдал, что вокруг КОТОЛЫНОВА группируются бывш<ие> оппозиционеры, которые, как мне подтвердил КОТОЛЫНОВ, состоят в к.-р. организации. КОТОЛЫНОВ рассказал, что в организации имеются две террористические группы, назвал состав их, указал, что одну группу он возглавляет, а другую – ШАТСКИЙ

КОТОЛЫНОВ подтвердил заявление ШАТСКОГО о необходимости моего привлечения к совершению террористического акта над КИРОВЫМ, проработал со мною технику совершения террористического акта, выделил СОКОЛОВА для оказания мне помощи в подготовке акта.


Л. НИКОЛАЕВ.


ДОПРОСИЛИ:


ЗАМ. НАРКОМВНУДЕЛ СССР – АГРАНОВ

НАЧ. ЭКО ГУГБ НКВД СССР – МИРОНОВ

ПОМ. НАЧ. ЭКО ГУГБ НКВД СССР – ДМИТРИЕВ


Верно: – 


[Помета: вверху документа надпись: т. Рутковскому.]



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 114, Л. 211-213.

Comments