ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


Копия. –

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

СОСИЦКОГО, Льва Ильича, от 21 декабря 1934 г.


ВОПРОС: Что Вам известно о существовании организации в Ленинграде из б<ывших> участников зиновьевско-троцкистского блока?

ОТВЕТ: После разгрома партией зиновьевско-троцкистского блока с 1928 г. идет процесс восстановления организационных связей среди бывш<их> участников зиновьевско-троцкистского блока, возвращавшихся в партию (после исключения их из рядов) с двурушническими целями. Восстановление этих связей привело к оформлению их в контрреволюционную организацию из б<ывших> участников зиновьевско-троцкистского блока, существовавшую до последнего времени.

Фактически организационным заседанием явилось сборище активных зиновьевцев, состоявшееся после похорон ЛИЛИНОЙ на квартире у ШАРОВА Якова. Было много людей, не менее 30 человек. Помню, что были ЛЕВИН ВладимирРУМЯНЦЕВ ВладимирМАНДЕЛЬШТАМ С., НАТАНСОН Муся и другие. На этом нелегальном совещании обсуждался вопрос о дальнейшем восстановлении организационных связей среди б<ывших> участников так называемой зиновьевской оппозиции и сохранении этих кадров от разгрома.

ВОПРОС: Кто входил в руководящий центр к.-p. организации из б<ывших> участников зиновьевско-троцкистского блока в г. Ленинграде.

ОТВЕТ: В руководящий центр к.-p. организации, существовавшей до последнего времени, входили: ЛЕВИН ВладимирРУМЯНЦЕВ Вл.МАНДЕЛЬШТАМ СергейМЯСНИКОВ Николай и я – СОСИЦКИЙ. В отношении меня ЛЕВИНЫМ делались расчеты на восстановление мною старых связей на предприятиях среди б<ывших> участников т<ак> назыв<аемой> зиновьевской оппозиции.

ВОПРОС: Входил ли в руководящий центр КОТОЛЫНОВ Иван?

ОТВЕТ: КОТОЛЫНОВА Ивана я знаю как зиновьевца, члена к.-p. организации, но входил ли он в руководящий центр организации – не знаю. Возможно, что он был связан с РУМЯНЦЕВЫМ, который вел работу по молодежной линии.

ВОПРОС: Что Вам известно о существовании московского центра б<ывших> участников зиновьевско-троцкистского блока и кто входил в его состав?

ОТВЕТ: В состав центра к.-p. организации в Москве входят: ЗИНОВЬЕВ, КАМЕНЕВ, ЕВДОКИМОВБАКАЕВГЕРТИКШАРОВ.

ВОПРОС: Откуда Вам известно о существовании этого московского центра?

ОТВЕТ: О существовании московского центра, о его составе мне известно со слов ЛЕВИНА В., т.к. связи с московским центром к.-p. организации сосредотачивались в его руках.

ВОПРОС: Расскажите о том, что Вам известно из практической деятельности к.-p. организации среди б<ывших> участников зиновьевско-троцкистского блока в Ленинграде.

ОТВЕТ: Основная задача заключалась в подборе, сохранении организационных связей среди б<ывших> участников зиновьевско-троцкистского блока, вовлечение их в к.-p. организацию, систематическом осуществлении на них контрреволюционного влияния, воспитании их во враждебном духе руководству ВКП(б) и Сов<етского> правительства. На периодических сборищах небольших групп участников к.-p. организации сообщалась политическая информация из Москвы от центра к.-p. организации и обсуждались отдельные вопросы, чаще всего связанные с текущими политическими вопросами. Все встречи сопровождались к.-p. выпадами против руководства ВКП(б) и Сов<етского> правительства и особенно против тов. СТАЛИНА, с именем которого связывалась ответственность за разгром так наз<ываемой> зиновьевской оппозиции и отстранение от руководства ВКП(б) ЗИНОВЬЕВА и КАМЕНЕВА. Почти всегда затрагивался вопрос о возможном возвращении к руководству ВКП(б) ЗИНОВЬЕВА и КАМЕНЕВА.

Припоминаю отдельные, наиболее характерные сборища, в которых я принимал участие в разное время. Так, в 1928 г. у члена организации НАЛИВАЙКО Фомы, на квартире родственника его, на Тихвинской улице, кроме НАЛИВАЙКО были РУМЯНЦЕВ, я и много рядовых участников организации, фамилий которых не знаю. Тогда ставился вопрос о необходимости завоевания к себе доверия и укрепления своего положения в партии и на работе, чтобы сохранить наши кадры. В 1931 г. у НАЛИВАЙКО, на его квартире на Пушкинской ул., собрались АЛЕКСАНДРОВ А., НАЛИВАЙКО, кажется, МОРОЗОВ А. и я. АЛЕКСАНДРОВ рассказывал о своих встречах с ЗИНОВЬЕВЫМ и КАМЕНЕВЫМ, говорил, что они озлоблены отстранением их от руководства в партии, что их окружили недоверием и не дают ответственной работы. У РЭМА, кажется, в 1928 г., собрались: КОРШУНОВ ЕфимЛЕВИН ВладимирМЯСНИКОВ Николай, ЛЕОНТЬЕВ (жил вместе с РЭМОМ на квартире) и два рабочих с фабрики имени Халтурина. Было это у РЭМА на квартире в большой комнате. ЛЕВИН В. давал нам установки насчет двурушнического возвращения в партию. Помню его фразу в доказательство того, что надо обязательно вернуться в партию, чтобы сохраниться в ней, "надо вползать в партию". Тогда же говорилось о том, что с ЗИНОВЬЕВЫМ и КАМЕНЕВЫМ будет идти дальнейшая расправа, а рабочих б<ывших> оппозиционеров будут отрывать из-под влияния ЗИНОВЬЕВА и КАМЕНЕВА. Наша задача была сохранить их (рабочих) под своим влиянием. После возвращения РУМЯНЦЕВА из Дальнего Востока по восстановлении его в партии не то в 1928 г. или 1929 г. собрались у него на квартире ХАНИККОТОЛЫНОВМАНДЕЛЬШТАМ, я и несколько человек, неизвестных мне. В 1931 г. у РУМЯНЦЕВА на квартире собрались МАНДЕЛЬШТАМ, САФРОНОВ П. и я – СОСИЦКИЙ.

В обоих случаях эти встречи характерны к.-p. разговорами о положении в партии и разговорами о возвращении ЗИНОВЬЕВА и КАМЕНЕВА к руководству в партии. В 1932 г. ЛЕВИН у себя на квартире передавал информацию мне, МЯСНИКОВУ и РУМЯНЦЕВУ, – о результатах своего свидания с ЗИНОВЬЕВЫМ. ЛЕВИН передавал тогда, что ЗИНОВЬЕВ рассказывал о посещении его СТЭНОМ, принесшим какую-то кулацкую платформу.

В 1933 г. после похорон зиновьевца ШУРЫГИНА я, ЛЕВИН В., МАНДЕЛЬШТАМ и РУМЯНЦЕВ собрались у меня на квартире. Здесь ЛЕВИН говорил о том, что СТАЛИН нетерпим у руководства ВКП(б), что он расправился с ЗИНОВЬЕВЫМ и КАМЕНЕВЫМ, что нужно продолжать сохранять кадры для будущей борьбы. В конце 1933 г. у ЛЕВИНА на квартире были я и КОРШУНОВ Е., и мы втроем высказывали недовольства отношением в партии к б<ывшим> участникам зиновьевско-троцкистского блока и снова допускали к.-p. выпады в отношении руководства ВКП(б).

ВОПРОС: По данным следствия, резко враждебное отношение к руководителям партии и Советского Правительства, проявлявшееся членами к.-р. организации повседневно, породило среди членов к.-p. организации в Ленинграде террористические настроения, которые привели к организованному членами этой организации убийству одного из вождей партии и Сов<етского> правительства тов. КИРОВА.

Признаете ли себя ответственным за то, что Ваши враждебные выпады против руководителей партии и Сов<етского> правительства привели к убийству тов. КИРОВА членами возглавлявшейся Вами к-p организации?

ОТВЕТ: О подготовке террористического акта против тов. КИРОВА мне ничего известно не было. Поскольку в нашей к.-p. организации царила атмосфера острой ненависти к руководителям ВКП(б) и Сов<етского> правительства, что не могло не создавать террористических настроений у отдельных членов к.-p. организации, я считаю, что вся к.-p. организация зиновьевцев и каждый ее член в отдельности несут политическую и моральную ответственность за убийство тов. КИРОВА – НИКОЛАЕВЫМ.


СОСИЦКИЙ


ДОПРОСИЛ: 


ЗАМ. НАЧ. СПО ГУГБ НКВД СССР – ЛЮШКОВ


Верно: нрзб



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 121, Л. 24-29.
Опубликовано: Эхо выстрела в Смольном. История расследования убийства С.М. Кирова по документам ЦК КПСС // М. Международный Фонд Демократия, 1917 г., с. 224-226.

Comments