ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ДОПРОСА

произведен<ного> Зам. Нач. СПО УГБ – тов. СТРОМИНЫМ

по обвинению ЗВЕЗДОВА В.И.

от 11 декабря 1934 г.


ВОПРОС: Что Вам известно об организационном оформлении Вашей бывшей зиновьевской группы молодежи выборжцев? 

ОТВЕТ: Процесс оформления нашей группы начался давно. Сперва при взаимной поддержке все быв<шие> участники группы стремились попасть в Ленинград, где, собственно, связь, постепенно восстанавливаясь, продолжала существовать без изменения, как и раньше. Все мы знали, как и где кто работает и каким образом устраиваются его личные и партийные дела.

Нашей тактикой в то время было собрать свои силы, обязательно (восстановиться) войти в партию, но, вместе с тем, по возможности под разными предлогами избежать заметной общественной и партийной работы. Важно было как-то побыть в тени в ожидании лучших времен.

Встречаясь, мы обсуждали создавшееся положение, говорили об окружающей нас атмосфере постоянного недоверия, созданного вокруг нас местными партийными организациями.

Организационное оформление нашей группы происходило постепенно, причем в роли основных организаторов выступили РУМЯНЦЕВ Владимир и КОТОЛЫНОВ Иван, которые, в свою очередь, были связаны с московским центром организации, о составе которого я уже показал на своем предыдущем допросе.

Группа наша строгих организационных форм не придерживалась и применялась к местным условиям, используя для этого все легальные возможности. 

Вместе с тем, однако, для облегчения связи между членами группы существовали отдельные как бы подгруппы в Индустриальном Ин<ститу>те, в Ленинградском комсомольском "Боевом землячестве" и еще где-то.

Встречи наши (членов группы) происходили в разных местах и регулярный характер почти не имели. В квартирных условиях мы встречались редко, и то каждая такая встреча маскировалась семейными предлогами. Я лично присутствовал на двух таких квартирных встречах, имевших место в квартире моей и квартире СЕВЕРОВА Петра. В эти оба раза присутствовали: ВИНОГРАДОВАНТОНОВФАДЕЕВНАДЕЛЬ, я – ЗВЕЗДОВ и СЕВЕРОВ. Собирались еще и у директора Хлебозавода (Московский район) МИРОНОВА, являвшегося, между прочим, одним из наиболее активных руководителей зиновьевской оппозиции в Ленинграде. 

Наша группа так называемой молодежи все время пользовалась известной моральной и материальной поддержкой со стороны других членов партии, примыкавших ранее к оппозиции. Поддержку оказывал нам (между прочим), в частности, БРОДСКИЙ – директор завода "Двигатель", устроивший работать на своем заводе АНТОНОВА и АЛАДЕЙНИКОВАБРОДСКИЙ в свое время был видным зиновьевцем и инструктором Ленинградского Губкома ВКП(б). 

В части практической деятельности нашей группы наиболее значительным моментом была попытка использовать 15-летний юбилей ВЛКСМ, когда был создан ряд комиссий по проведению юбилея. Эти комиссии, как при Обкоме ВЛКСМ, так и при Райкомах, дали членам нашей группы широкую возможность поднять роль и значение б<ывших> комсомольцев – участников оппозиции.

В связи с юбилеем многим из нас удалось проявить значительную активность, а именно – написать и выпустить ряд статей и сборников по истории ВЛКСМ, которые, по существу, смазывали всю деятельность и антипартийную сущность зиновьевской оппозиции. Кроме того, нам удалось подчинить своему влиянию организацию комсомольского "боевого землячества", в правление которого вошли участники нашей группы – ХАНИК ЛевПОПОВ ЕгорЖЕСТЯННИКОВВАСИЛЬЕВА Раиса.  

ВОПРОС: Какой характер носили встречи участников Вашей группы, о чем именно Вы говорили?

ОТВЕТ: Наши встречи носили организационный характер. Мы обменивались мнениями по вопросам текущей политики и информировали друг друга о происходящих событиях, о перемещениях или об изменениях в положении отдельных оппозиционеров, о жизни ЗИНОВЬЕВА и других лидеров нашего движения, которые, по нашим сведениям, терпели всяческие лишения и гонения. Мы обсуждали, кроме того, вопросы общей политики, проводимой ЦК ВКП(б) в области сельского хозяйства и промышленности. Мы были того мнения, что ликвидация коллегиальности и ЦКК противоречит принципам, выдвигавшимся ЛЕНИНЫМ в его тезисах о построении бесклассового общества, и поэтому критиковали эти мероприятия партии.

Мы говорили еще о тех затруднениях, которые переживаются населением Советского Союза, и объясняли их тем, что в руководстве партией нет теперь крупных людей. В общем, все наши высказывания носили характер критики мероприятий и политики партии, а также нынешнего партийного руководства.

ВОПРОС: Что Вам известно о связях Вашей группы с Московским центром организации?

ОТВЕТ: Связь с Московским центром была и осуществлялась руководителями нашей группы РУМЯНЦЕВЫМ Владимиром и КОТОЛЫНОВЫМ Иваном, которые были связаны с ЗИНОВЬЕВЫМ и БАКАЕВЫМ.

Кроме того, из Москвы в Ленинград в разное время приезжали представители центра, которые, в свою очередь, привозили сюда сведения о настроениях нашего руководства и об очередных установках. Все эти сведения я также получил от АНТОНОВА.

ВОПРОС: Кто именно входил в состав Вашей группы?

ОТВЕТ: Членами нашей группы были следующие лица: РУМЯНЦЕВ ВладимирКОТОЛЫНОВ ИванХАНИК Лев, ЦАРЬКОВ Николай, ВИНОГРАДОВ Василий, НАДЕЛЬ Михаил, АНТОНОВ Николай, ПОПОВ Егор, МУРАВЬЕВ Михаил, ПОТАШНИКОВ Григорий, КОЗИН Константин, ПАЙО Федор, ФАДЕЕВ ФЕДОР, ТОЛМАЗОВ Андрей, я – ЗВЕЗДОВ В.И. и другие, фамилии коих не помню.

ВОПРОС: Какое отношение к Вашей группе имел НИКОЛАЕВ Леонид?

ОТВЕТ: Он был связан с нами в течение длительного времени, начиная с 1924 г. Он работал одно время под непосредственным руководством КОТОЛЫНОВА, когда последний был секретарем Выборг<ского> Райкома ВЛКСМ. НИКОЛАЕВ был воспитан нами, питался идейными соками нашей группы и несомненно воспринял весь опыт нашей фракционной борьбы против партии и партийного руководства.

О НИКОЛАЕВЕ следует еще сказать, что он относится к категории замкнутых людей, готовых, однако, к решительным действиям.

В последний раз я видел НИКОЛАЕВА весною 1934 г. Встретились мы, как я уже ранее показал, в Доме Партактива, где он мне рассказал о своих затруднениях в связи с исключением его из Комакадемии, что его лично крайне обидело.

НИКОЛАЕВ был тогда весьма возбужден, и чувствовалось, что он ищет выхода для своих враждебных партии настроений.


Протокол допроса написан с моих слов правильно, мною прочитан, в чем подписываюсь.


ЗВЕЗДОВ.


ДОПРОСИЛ:


ЗАМ. НАЧ. СПО – СТРОМИН.


Верно: 



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 114, Л. 134-138.

Comments