ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ЯКОВЛЕВА, Моисея Наумовича (дополнительно).

от 3 января 1935 года.


ВОПРОС: Следствие располагает данными о том, что Вы являетесь руководителем к.-р. организации в Вас<иле>остр<овском> районе. Расскажите о ее составе и деятельности? 

ОТВЕТ: После 15 партсъезда в василеостровском районе я возглавлял до конца 1928 года контрреволюционную организацию, возникшую при распаде зиновьевской группы.

В состав этой организации входили следующие лица:

1. НОТМАН, быв<ший>   преподаватель ЛИЛИ.

2. ФОКИН А., рабочий з<аво>да "Электроаппарат".

3. СЕМЕНОВ Семен, рабочий з<аво>да "Коминтерн".

4. КОНДРАТЬЕВА Евд<окия>, работница ф<абри>ки им. Урицкого.

5. СЕМЕНОВ (прозвище "Скобарь").

6. ПАНЬКО Адам, рабочий, ныне служащий где-то в издательстве.

7. ШЕЙНБЕРГ [i], б<ывший> секретарь парткома з<аво>да им. Козицкого.

Наша контрреволюционная организация отрицательно относилась как позиции САФАРОВА, так и ЗИНОВЬЕВА. 

Мы считали, что основной причиной, приведшей так далеко на путь к.-р. борьбы с партией, явился беспринципный блок ЗИНОВЬЕВА с ТРОЦКИМ (демонстрация, "смычки" и пр<очее>), поэтому мы являлись принципиальными противниками этого блока. 

Считая решения 15 съезда правильными, мы считали необходимым вернуться в партию для работы на дело пролетариата, однако по вопросу о 14 партсъезде, в особенности, в вопросе о построении социализма в нашей стране, мы стояли на к.-р. троцкистских позициях, в чем мы и обманывали партию.

За этот год организация провела семь-восемь нелегальных собраний на частных квартирах, преимущественно у меня, на которых критиковалась с к.-р. позиций теория построения социализма в нашей стране, критиковалось руководство ЦК ВКП(б), обсуждались позиции ЗИНОВЬЕВА, САФАРОВА и ТРОЦКОГО. 

К концу 1928 г. или началу 1929 г. я пришел к убеждению, что теория ЛЕНИНА–СТАЛИНА о построении социализма является основным звеном генеральной линии  партии, поэтому решил приобщиться к партийной работе, прекратил всякие собрания и организованные встречи и пошел в райком просить работы.

Однако и после 1928 г. до самых последних дней я имел ряд встреч с участниками быв<шей> объединенной оппозиции, ныне являющейся к.-р. организацией. 

Встречался я с КАСПЕРСКИМ И.Ф. раза два в 1930 г. и два раза в 1934 году, с СЕМЕНОВЫМ С. и его женой КОНДРАТЬЕВОЙ Евдокией два раза в 1929-30 г.г. и один раз в 1934 г. на похоронах ШЕЙНБЕРГА, с ФОКИНЫМ А. один – в 1930 или 31 году и один раз в 1934 г., с ШЕЙНБЕРГОМ Д. я встречался один раз в 1931 г., с СЕМЕНОВЫМ ("Скобарь") два-три раза за все время, с ПАНЬКО Адамом встречался несколько раз. Встречи происходили случайно, антипартийных разговоров не велось.

Тем не менее эти встречи, не содержа по форме ничего антисоветского, объективно служили к сохранению старых к.-р. нитей.


Показания мною прочитаны, записано с моих слов правильно –


М. ЯКОВЛЕВ


ДОПРОСИЛ:


ОПЕРУПОЛНОМОЧЕННЫЙ СПО ГУГБ НКВД – ФЕДОРОВ.


Верно: Казакова



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 126, Л. 185-187.


[1] Здесь и далее в тексте ошибочно – "Шемберг".

Comments