ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ЯКОВЛЕВА Моисея Нахимовича от 4 января 1935 г.


Вопрос: Расскажите следствию, что вам известно о деятельности к.-р. зиновьевской организации.

Ответ: Убийство КИРОВА сделало ясным даже для меня, погрязшем в контрреволюционном болоте, старое ленинское положение, что логика фракционной борьбы ведет к прямой контрреволюции и фашизму.

Убийцы С.М. КИРОВА, вышедшие из контрреволюционного зиновьевского подполья, воспитаны нами в духе вражды и ненависти к партийному руководству и вождю партии т. СТАЛИНУ.

Политическую ответственность за фашистское убийство несет вся зиновьевская контрреволюционная организация и, в частности, я – один из активных участников этой организации. 

После XV Съезда я вернулся в партию с маневренной целью, не изжив своих разногласий с партией, не отказавшись от контрреволюционной борьбы.

С XV Съезда я возглавлял контрреволюционную группу Василеостровского района, которая существовала как активная группа до начала 1929 г., а в свернутом виде – до конца 1934 г.

За последние два года деятельность группы выражалась в поддержании личных связей, распространении контрреволюционных сплетен против руководства партии, в собрании активных членов этой организации на похоронах ШЕ<Й>НБЕРГА.

Состав организации: ФОКИН, СЕМЕНОВ С., КОНДРАТЬЕВА Евд<окия>, СЕМЕНОВ И., ПАНЬКО, ШЕ<Й>НБЕРГ, КАСПЕРСКИЙ.

Состав группы по сравнению с 1929 г. изменился мало, отошел лишь НОТМАН, группа не была связана с ленинградским зиновьевским центром, хотя по основным своим установкам была зиновьевская. Кроме того, я встретился с ГОРБАЧЕВЫМ, старым активным зиновьевцем. 


Написано собственноручно.


М. ЯКОВЛЕВ.


ДОПРОСИЛ: 


ОПЕРУПОЛНОМОЧЕННЫЙ СПО ГУГБ – ФЕДОРОВ.


Верно: Чурбанова



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 127, Л. 49-50.

Comments