ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ НАЗАД К ПЕРЕЧНЮСЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

АНИШЕВА Анатолия Исаевича

от 5 января 1935 года.


ВОПРОС: Что Вам известно о ГЕРТИКЕ А.М.?

ОТВЕТ: Мне известно, что ГЕРТИК А.М. является с начала нашей борьбы против партии и до последнего времени членом московского центра зиновьевской к.-р. оппозиции. Организационные связи сходились, главным образом, к ГЕРТИКУ. Мои фракционные поездки в период между XIV и XV съездами по Волге и в Тифлис производились по указанию ГЕРТИКА, у которого я получал адреса всех оппозиционеров, с которыми я должен был связаться. У него же тогда и я, и другие приезжавшие из провинции оппозиционеры получали нелегальную литературу.

После XV съезда моя связь с центром проходила, главным образом, черев ГЕРТИКА. У ГЕРТИКА на квартире я встречался в разное время почти со всеми членами организации. За 1932 и 1933 годы до первого ареста ГЕРТИКА мне известно, что он был непосредственно связан по делам к.-р. организации с ЗИНОВЬЕВЫМ, а также с остальными членам центра: ЕВДОКИМОВЫМ, БАКАЕВЫМ, КУКЛИНЫМ и также с значительной частью членов организации, в частности, в ЛЕНИНГРАДЕ (ЛЕВИН, БАШКИРОВ, я, НАТАНСОН, ЦВИБАК). У ГЕРТИКА прежде всего можно было всегда узнать о любом почти из б<ывших> оппозиционеров.

ВОПРОС: Сообщите следствию факты, относящиеся к деятельности ГЕРТИКА в зиновьевской организации?

ОТВЕТ: Я уже показал, что ГЕРТИК являлся в зиновьевской организации основной фигурой, к которой сходились все организационные нити, в частности, из провинции. Считалось обязательным для каждого из нас, приехавшего откуда-нибудь, побывать у ГЕРТИКА. Квартира ГЕРТИКА, и на Арбате, и позже у Петровских ворот, являлась местом постоянного сборища оппозиционеров, постоянных встреч на них друг с другом. Оттуда же, через ГЕРТИКА, устраивались свидания и с ЗИНОВЬЕВЫМ.

За последние годы(1932 и 1933) мне известны следующие факты: сборище членов организации под видом "вечеринки" у Гр. ФЕДОРОВА, где присутствовали БАКАЕВ, КОСТИНА, ГЕРТИК, НАТАНСОН и я (в 1932 г.), то же у БАКАЕВА (в 1932 г.); два приезда ГЕРТИКА в Ленинград для связи о членами ленинградской организации.

При всех этих, а также у него на квартире, разговорах политические настроения и позиции ГЕРТИКА выявлялись как позиция непримиримого озлобления против партруководства, против т. СТАЛИНА, как позиция человека, бесконечно преданного ЗИНОВЬЕВУ и расценивающего всю политику партии как небольшевистскую, так как, с точки зрения ГЕРТИКА, не может быть правильной политики, при которой ЗИНОВЬЕВ, КАМЕНЕВ и другие не находятся у руководства. Вопрос о руководстве, о якобы "командовании" в партии, о партийной бюрократии, о выдвижении "послушных и слепых чиновников" и о зажиме и затирании "подлинных большевиков", т.е. ЗИНОВЬЕВА, КАМЕНЕВА и других, эти оценки и установки были основным во всех высказываниях ГЕРТИКА. Контрреволюционное озлобление против партруководства, против СТАЛИНА и всех, кто со СТАЛИНЫМ, всегда выявлялось у ГЕРТИКА, о чем бы он ни говорил.

ВОПРОС: Что вы можете показать о работе ГЕРТИКА как члена центра к.-р. зиновьевской организации в Ленинграде?

ОТВЕТ: Мне известны два приезда ГЕРТИКА в Ленинград. Во время этих приездов ГЕРТИК как член московского центра зиновьевской организации связывался с членами организации, живущими в Ленинграде, информировался о настроениях в Ленинграде и информировал нас о положении в стране, в партии.

Характер этой "информации" ГЕРТИКА я хорошо помню по разговору, который был у ГЕРТИКА со мной и с НАТАНСОН на квартире у НАТАНСОН в 1932 году.

ГЕРТИК рассказывал нам о голоде на Украине и о других затруднениях в деревне (помнится, о Сев<ерном> Кавказе). Об этих затруднениях ГЕРТИК рассказывал в сильно преувеличенной степени, смазывая успехи коллективизации и объясняя их (затруднения) грубыми маневрами партруководства, якобы административными методами проводящего коллективизацию и своими маневрами дезориентирующего весь партийный аппарат. На вопрос о том, можем ли мы противопоставить партийной линии свою политическую программу, ГЕРТИК отвечал, что мы сейчас настолько изолированы в партии, что дать сейчас положительной программы не можем, но что дело сейчас не столько в программе, сколько в том, кто и как осуществляет партийное руководство; что до тех пор, пока не будут привлечены к руководству те старые кадры, которые сейчас отстранены от руководства, в частности, ЗИНОВЬЕВ в Коминтерн, КАМЕНЕВ и другие на руководящую работу в области хозяйственной политики, до тех пор трудности будут увеличиваться и могу привести страну к гибели. ГЕРТИК говорил также о тяжелом положении в Коминтерне, благодаря, по его словам, тому, что и в компартиях Запада партруководство и руководство Коминтерном отстраняет лучшие кадры. Поэтому, по мнению ГЕРТИКА (которое поддерживали и я, и НАТАНСОН), несмотря на подъем революционного движения на Западе, компартии не имеют настоящих большевистских вождей и терпят ряд поражений.

Мне известно, что кроме меня и НАТАНСОН ГЕРТИК во время приездов в Ленинград связывался с членами организации БАШКИРОВЫМ и ЛЕВИНЫМ.

Эти контрреволюционные установки ГЕРТИКА, которого мы знали как человека, близкого ЗИНОВЬЕВУ, как члена московского центра, имели, конечно, определенное значение для всех нас.


Написано мной собственноручно – АНИШЕВ.


ДОПРОСИЛ:


НАЧ. 1 ОТД. СПО УГБ – ЛУЛОВ.


Верно: А. Светлова



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 127, Л. 20-23.

Comments