ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ НАЗАД К ПЕРЕЧНЮСЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

БРАВО, Бориса Львовича, от 10/1-1935 года


ВОПРОС: Какова была роль ГОРШЕНИНА в организации зиновьевского подполья?

ОТВЕТ: В деятельности организации ГОРШЕНИН играл видную роль, входя в состав руководства организации. Мне известно, что на квартире ГОРШЕНИНА на Арбате время от времени происходили собрания актива организации, внешне маскировавшиеся семейными вечеринками "близких друзей".

В частности, лично я присутствовал дважды на таких собраниях. В первый раз это было, насколько помнится, в 1931 г. в связи с приездом в Москву из Смоленска ГЕССЕНА Сергея.

Приглашение на это собрание было получено мною через ГЕРТИКА. Придя к ГОРШЕНИНУ, я застал там: БАКАЕВА, КОСТИНУ, ЕВДОКИМОВА, ГЕССЕНА, ГЕРТИК Дину.

Данное собрание носило характер обсуждения в антипартийном духе текущих мероприятий партии и правительства.

В другом случае я присутствовал на собрании у ГОРШЕНИНА в октябре 1932 г., когда там собрались: ГОРШЕНИН, ЕВДОКИМОВ, БОГДАН и я. Насколько помню, мы обсуждали положение ЗИНОВЬЕВА в связи с рютинским делом и организационные мероприятия по этому поводу.

Как я уже показывал, в 1933 г. я встретился с ГОРШЕНИНЫМ в столовой ГОРТа на Никольской, где он сообщил мне об исключении его из партии комиссией по чистке.

ГОРШЕНИН тоном озлобления передал мне его мнение о том, что, видимо, все комиссии по чистке имеют специальную директиву от партийного руководства об исключении из партии быв<ших> оппозиционеров.

ВОПРОС: При допросе 3 января Вы показали о принадлежности к организации зиновьевцев ПЕРИМОВА Алексея.

Уточните, что Вам известно о деятельности ПЕРИМОВА как участника организации?

ОТВЕТ: Мои отношения с ПЕРИМОВЫМ возобновились в 29 г. после возвращения моего из ссылки в Москву. В течение 30 г. я часто сталкивался с ПЕРИМОВЫМ на квартире у ГЕРТИКА на происходивших там сборищах зиновьевцев. ПЕРИМОВ, будучи по своему характеру молчаливым, обычно выслушивал антипартийные злобно-клеветнические суждения собравшихся, выражая свою личную озлобленность в отношении партийного руководства, и обменивался с другими участниками организации информацией о положении дел в организации.

В последний раз я виделся с ПЕРИМОВЫМ глубокой осенью 1932 г., когда он сообщил мне о том, что после высылки ЗИНОВЬЕВА из Москвы он, ПЕРИМОВ, переселился на квартиру ЗИНОВЬЕВА, откуда его выселили.


Записано с моих слов верно и мною прочитано.


БРАВО.


ДОПРОСИЛ:


ПОМ. НАЧ. ОО ГУГБ НКВД СССР – ГЕНДИН


Верно: Хватов



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 134, Л. 69-70.

Comments