ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


Копия.

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

БРАВО, Бориса Львовича

от 19 декабря 1934 г.


ВОПРОС: Следствие располагает данными, что после восстановления Вас в рядах ВКП(б) Вы примкнули к антипартийной контрреволюционной группе бывш<их> зиновьевцев и вели до последнего времени активную борьбу с партией. Что можете Вы показать по этому поводу?

ОТВЕТ: Я признаю, что после восстановления меня в партии, т.е. с 1929 г. я вел антипартийную деятельность, оставаясь двурушником в отношении партии. Вернувшись из ссылки в Москву в середине 1929 г. и остановившись временно на жительство в квартире Дины ГЕРТИК, я через нее восстановил отношения и расширил знакомство в кругу бывших активных деятелей троцкистско-зиновьевской оппозиции, группировавшихся вокруг ЕВДОКИМОВА. В состав этой группы входили БАКАЕВ, ГОРШЕНИН, ШАРОВ, ГЕРТИК, КУКЛИН и я – БРАВО.

Встречаясь на квартире у ЕВДОКИМОВА, остальные деятели бывш<ей> оппозиции ЗИНОВЬЕВА-ТРОЦКОГО, входившие в состав указанной группы, обменивались мнениями по различным фактам политической жизни, решениям ЦК ВКП(б) и ее организационным мероприятиям. Причем высказываемые нами суждения по отдельным вопросам расходились и противоречили решениям партии.

Так, например, после опубликования в печати решения об исключении в 1932 г. ЗИНОВЬЕВА из партии я, ЕВДОКИМОВ и, по его словам, КОСТИНА считали это решение неправильным в части меры воздействия и квалификации преступления ЗИНОВЬЕВА перед партией.

Когда в конце 1932 г. "Правда" отказалась поместить на своих страницах объявление о смерти Дины ГЕРТИК, мы были возмущены этим фактом, считая, что тем самым Центральный партийный орган проявляет незаслуженную и чрезмерную настороженность в отношении быв<ших> деятелей оппозиции.

После исключения КОСТИНОЙ из партии за выступление на одном из собраний в защиту ЗИНОВЬЕВА ЕВДОКИМОВ, информируя меня по этому поводу, указал, что он считает поведение КОСТИНОЙ неосторожным и более чем неблагоразумным и что подобной точки зрения придерживается также и БАКАЕВ. Обсуждая с ЕВДОКИМОВЫМ инцидент с КОСТИНОЙ, мы считали, что хотя выступление ее на собрании является доказательством ее политической прямолинейности, тем не менее она должна была молчать, зная наперед, что за этим выступлением немедленно последует исключение ее – КОСТИНОЙ из рядов партии.

Входивший в состав нашей группы КУКЛИН неоднократно заявлял, что он предпочитает уйти на пенсию, нежели быть, как он выражался, "на положении батрака", считая, что нынешнее партийное руководство "затирает" его как участника бывш<ей> зиновьевской оппозиции, отказывая в предоставлении работы, соответствующей его способностям.

Такую же точку зрения высказывал при встречах со мной в 1932 г. и ЕВДОКИМОВ.

В середине 1933 г. ГОРШЕНИН, работавший тогда в Госплане, как-то при встрече сообщил мне об исключении его из партии комиссией по чистке. При этом он заявил, что, по его мнению, Центральным Комитетом партии дана директива об исключении в ходе чистки из рядов партии всех бывших оппозиционеров.

Встретившись после этого с ЕВДОКИМОВЫМ, я передал ему содержание моего разговора с ГОРШЕНИНЫМ, на что ЕВДОКИМОВ ответил, что пока еще нельзя делать каких-либо выводов на основе факта исключения ГОРШЕНИНА из партии и что только в ходе дальнейшей чистки можно будет определить, насколько верно предположение о существовании директивы ЦК об исключении из партии бывш<их> оппозиционеров.

ВОПРОС: Когда и при каких обстоятельствах Вы в последний раз виделись с ЗИНОВЬЕВЫМ?

ОТВЕТ: Как-то в конце августа 1932 г. ЕВДОКИМОВ предложил мне съездить вместе с ним на выходной день на дачу к ЗИНОВЬЕВУ в Ильинск<о>е. Там мы застали ЗИНОВЬЕВА, КАМЕНЕВА, КУКЛИНА и еще какого-то неизвестного мне человека. ЕВДОКИМОВ о чем-то длительно беседовал с ЗИНОВЬЕВЫМ. Собравшись после этого за общим столом, ЗИНОВЬЕВ, зная о моей работе в комитете по заготовкам при Совете труда и обороны, спросил меня, как обстоит дело с хлебозаготовками. Я указал на намечавшиеся затруднения с заготовками по Северному Кавказу, в частности, по Кубани. 

На основе моей информации ЗИНОВЬЕВ указал, что следует ожидать общего ухудшения продовольственного положения в стране.

ВОПРОС: Что представляла в организационном отношении контрреволюционная антипартийная группа бывших зиновьевцев, свою принадлежность к которой Вы признали?

ОТВЕТ: Группа, объединявшаяся вокруг ЕВДОКИМОВА, ничем организационно связана не была.

Людей, группировавшихся вокруг ЕВДОКИМОВА, объединяла личная дружба и совместная в прошлом борьба против партии, а также недовольство тем, что партия относится к нам с недоверием, не используя нас на работе, отвечающей нашим способностям.


Записано с моих слов верно и мною прочитано.


БРАВО.


ДОПРОСИЛ – ПОМ. НАЧ. ОО ГУГБ НКВД – ГЕНДИН.



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 120, Л. 196-198.

Comments