ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ЕВДОКИМОВА, Григория Еремеевича

19/XII-34 г.


ВОПРОС: С кем из бывших участников зиновьевско-троцкистского блока, проживающих в Ленинграде, Вы поддерживали связь?

ОТВЕТ: Постоянной связи ни с кем из них у меня не было, бывал в Ленинграде, последние годы встречался с КОСТРИЦКИМ, НАЛИВАЙКО, МЯСНИКОВЫМ; в Москве я встречался с приезжавшими из Ленинграда – НАЛИВАЙКО, КОСТРИЦКИМ, ЛЕВИНЫМ и, кажется, встречался с КОТОЛЫНОВЫМ.

КОСТРИЦКИЙ – встречался в 1933-34 г. в Ленинграде и в Москве приблизительно 6-8 раз. Бесед на политические темы с ним не вел.

НАЛИВАЙКО – в Ленинграде был у меня один раз, без моего приглашения, кажется, в 1933 г. Говорили об его учебе, насколько помню, о политике с ним не говорил. После этого видел его в Москве в Наркомснабе раза 3-4, куда он приезжал по делам. Политических бесед у меня с ним не было.

МЯСНИКОВ – на протяжении 1933-1934 г.г. встретился 2 раза и один – в тот же день в Ленинграде – в сентябре 34 г. Заходил к нему на работу с просьбой достать патефонные пластинки. Потом заходил вечером домой к нему за пластинками. На политические темы с ним говорил, но ничего антипартийного в наших разговорах не было.

КОТОЛЫНОВ – кажется, один раз встретил в Москве на улице случайно. Разговоры с ним были сугубо личного характера. Встреча эта была, кажется, в 1933 году.

ЛЕВИН – видел за этот же промежуток времени, 1933-34 г., в Ленинграде один раз. Обстановка встречи исключала возможность каких-либо разговоров с ним. В Москве он был у меня раза два в 1933 г. Разговоров с ним не помню.

ВОПРОС: Что Вам известно о существовании в Ленинграде к.-р. антипартийной организации зиновьевцев?

ОТВЕТ: В 1929 г., точно не помню всех присутствовавших, но помню КОТОЛЫНОВА, ГЕССЕНА, с ними еще был один или несколько человек, которые зашли ко мне на квартиру без моего приглашения. Кто-то из пришедших поднял вопрос о создании в Ленинграде центра зиновьевской организации. У меня тогда создалось впечатление, что разговор о центре у КОТОЛЫНОВА, ГЕССЕНА и других пришедших ко мне возник ранее, до прихода. Я тогда сказал – никаких центров. Присутствовавшие настаивали на своем мнении и считали необходимым, как они выражались, создать "хотя бы центрик" или связи цепочкой. В последующих наших разговорах этот вопрос никем из них больше не затрагивался.

ВОПРОС: Что Вы можете показать по поводу террористического акта над тов. КИРОВЫМ, совершенного НИКОЛАЕВЫ<М> Л., являющимся членом к.-р. организации зиновьевцев?

ОТВЕТ: Я понимаю, что если бы в свое время ЗИНОВЬЕВ, КАМЕНЕВ, я или кто-нибудь другой из нас со всей категоричностью заявили бы молодежи о том, что мы целиком и полностью согласны с линией Центрального Комитета партии, то возникновение в Ленинграде подпольной к.-р. антипартийной организации у членов б<ывшего> зиновьевско-троцкистского блока было бы едва ли возможным.

Поэтому я считаю, что мы должны нести моральную и политическую ответственность за этот террористический акт.

Но я должен сказать, что этот акт противоречит всем моим политическим убеждениям, что, конечно, никогда я не думали не мог в своей деятельности преследовать цели, хоть сколько-нибудь приближающейся к этой.


Г. ЕВДОКИМОВ


ДОПРОСИЛ – РУТКОВСКИЙ.


верно: –



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 120, Л. 200-201.

Comments